Общество19 ноября 2021 15:44

Коллеги об Анатолии Турбине: Известный инженер и радиолюбитель, преданный родному городу и его истории

Выпускник МАИ посвятил жизнь укреплению оборонного комплекса страны и защите истории родного города
Анатолий Турбин всю жизнь прожил в отчем доме.

Анатолий Турбин всю жизнь прожил в отчем доме.

Анатолий Иванович Турбин посвятил активные годы жизни укреплению военной мощи нашей Родины, более 30 лет проработав в РКБ «Глобус». Его коллеги знают Анатолия Ивановича по его делам - инженерным разработкам, а неравнодушные к истории города рязанцы - по защите памятников деревянного зодчества. Он ушел из жизни в 2020 году вскоре после своего 90-летнего юбилея. Отдавая дань его памяти, мы хотим рассказать о достойной примера судьбе этого удивительного человека, преданного своим идеалам до последнего вздоха.

Опасное военное детство

Анатолий Турбин родился в Рязани 8 мая 1930 года в деревянном доме №21 по улице Щедрина, и прожил в котором всю свою долгую и интересную жизнь. Рязанцам хорошо знаком этот памятник деревянного зодчества.

Семья была самой обычной: отец, Иван Илларионович, участник Великой Отечественной войны, был киномехаником и возглавлял киноремонтную мастерскую, мама, Мария Александровна, работала портнихой в швейной мастерской военторга.

Анатолий Турбин родился в Рязани 8 мая 1930 года в деревянном доме №21 по улице Щедрина, и прожил в котором всю свою долгую и интересную жизнь

Анатолий Турбин родился в Рязани 8 мая 1930 года в деревянном доме №21 по улице Щедрина, и прожил в котором всю свою долгую и интересную жизнь

С раннего детства Анатолий трепетно относился к родителям, особенно к матери, а заглядывая в будущее - поддерживал и помогал ей вплоть до ее последних дней. Благодаря прекрасному воспитанию Анатолий Турбин вырос честным, преданным, благородным человеком.

В 1938 году Анатолий пошел учиться в рязанскую школу №7, но с началом Великой Отечественной войны в здании учебного заведения расположили госпиталь. Ребят пересадили сначала за парты в церковь Спаса на Яру, затем - в художественный музей при Рязанском кремле, после чего перевели в школу №14. На всю жизнь он запомнил тяготы военного времени - и продукты по карточкам, и авианалеты на город, и первую бомбежку Рязани.

- Находясь дома в своей комнате, я увидел светящуюся точку, и через несколько секунд в соседнем саду грянул взрыв. При этом из оконной рамы вылетело стекло и ударило в грудь, не причинив мне вреда, а затем упало на пол. После этого все побежали в бомбоубежище, - публиковал он свои воспоминания в книге РКБ «Глобус» «Дети войны».

Анатолий Турбин часто вспоминал о встречах с детьми-сиротами из Ленинграда, которых во время войны встречал в школьной столовой:

- Хорошо известно, что в Рязани нашли вторую родину многие из жителей Северной столицы, в том числе дети-сироты. Они жили в детприемнике. Детей из Ленинграда водили на обед в ту же столовую, куда ходили и мы, только в отдельный зал. По двое за ручку их приводили взрослые - они были слишком истощены, чтобы ходить самостоятельно. Кормили нас одним и тем же, но вместо чая им давали какао, чему мы очень завидовали.

Детство и юность Анатолия Турбина прошло в крайне опасных условиях. Вместе с дворовыми товарищами они искали неразорвавшиеся снаряды и мины. Мальчишки доставали из боеприпасов взрывчатое вещество, чтобы сделать из него гранаты.

- Один наш знакомый, Гера, живший на противоположной стороне улицы, притащил со свалки немецкую мину. Спрятал ее у себя в сарае, а потом, как-то сильно повздорив о чем-то с матерью, взял и подорвал себя. После этого наши игры со смертью закончились, мы как-то в одночасье поняли, до чего все это может довести, - вспоминал Анатолий Иванович.

В тяжелые времена, при наступлении немцев к Москве и Рязани, вместе с матерью он эвакуировался в деревню Кулики Шацкого района. Отец же сначала был в рязанском добровольческом полку, а потом вступил в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Они выжили благодаря самоотверженной работе матери - не поднимая головы, она шила полушубки из овчины, за это платили молоком, а еще в деревне выдавали по буханке черного хлеба на семью. Также мать сдавала кровь на донорском пункте, за что получала кусок сливочного масла. В Рязань семья вернулась сразу после битвы под Москвой.

Радиолюбитель навсегда

Через всю жизнь Анатолий Турбин пронес свое серьезное увлечение радиолюбительством, которое зародилось в юношестве, перед окончанием войны. В то время в стране выпускались несколько типов ламповых приемников (СИ-235, БИ-234, ЭЧС-2) и приемники с коротковолновыми диапазонами (6Н1, СВД-1, СВД-9). С началом войны всю эту аппаратуру приказали сдать на склад, чтобы люди не слушали вражескую пропаганду. Из книг по радиотехнике удалили схемы ламповых приемников. Но увлеченный юноша имел доступ к использованным радиодеталям в мастерской по ремонту киноаппаратуры и упорно занимался любимым делом.

Главным увлечением инженера была радиотехника. Анатолий Иванович посвятил РКБ «Глобус» самые активные годы своей жизни.

Главным увлечением инженера была радиотехника. Анатолий Иванович посвятил РКБ «Глобус» самые активные годы своей жизни.

С окончанием войны жизнь постепенно возвращалась в прежнее русло, и для молодежи вновь открылся радиоклуб, чему Анатолий Турбин был несказанно рад. Занятия проходили в подвальном помещении дома №11 по ул. Революции (ныне - ул. Соборная). Жизнь в радиоклубе кипела: ребята выполняли задания по журналам «Радиолюбитель», проводили увлекательные соревнования, встречи. Здесь искра увлечением радиотехникой разгорелась в настоящее пламя, которое освещало впредь весь его жизненный путь. И в институтские годы, и во время работы на оборонном предприятии, и на пенсии он оставался предан своему хобби. Уже во взрослые годы он стал членом Центрального радиоклуба в Москве. В основном увлекался работой в эфире на коротковолновой радиостанции, и в совершенстве владел азбукой Морзе. За работу с радиолюбителями разных континентов Анатолий Турбин получил международный диплом Р-6-К.

«Он был лучший в нашей группе»

В 1949 году Анатолий Иванович окончил 1-ю мужскую гимназию (ныне гимназия №2) и поступил в Рязанский педагогический институт на физико-математический факультет. На 3-м курсе, согласно постановлению правительства за подписью Сталина его, как и многих советских студентов физмата, перевели в Московский авиационный институт. Его однокурсник, а в будущем коллега в РКБ «Глобус» Алексей Васильевич Чумаков с теплотой вспоминает те прекрасные студенческие годы в столице:

- Нас разместили в учебной аудитории такого большого размера, что койки стояли по стенам, а в середине можно было играть в футбол. Весной 1952 года нас перевели в общежитие. Наша троица рязанцев

(с ними перевели в МАИ еще одного рязанца Виктора Михайловича Кузнецова - Ред.) жила в одной комнате на пятом этаже. Самодельный проигрыватель ставили на открытое окно и слушали голоса Лещенко, Сокольского. Пластинки и пленки мы покупали на Коптевском рынке.

Студенты подрабатывали в Химкинском порту на разгрузке барж. Помогали разгружать рыбу в бочках и ящиках, арбузы… Зарабатывали буквально гроши, но зато воспоминания остались на всю жизнь.

- Очень выгодно было разгружать бочки - большой вес и сравнительно легко катить. В ящиках была мороженая рыба линь. Иногда ящики разбивались, а лини каким-то образом оказывались на кухне в общежитии, - с улыбкой рассказывает Алексей Васильевич.

По его воспоминаниям, Анатолий Турбин на радиофакультете ощущал себя в родной стихии. Как радиолюбитель он с интересом изучал теорию по приемникам, передатчикам, антенно-фидерным устройствам.

- Он был лучший в нашей группе, все сдавал на «отлично», - с гордостью вспоминает о товарище Алексей Васильевич Чумаков.

Через два года столичной учебы, в 1954 году, пути студенческих друзей разошлись, но только на время. Алексея Чумакова распределили под Киев, а Анатолия Турбина направили в Ленинград. В 1957 году они вновь встретились, в Рязанском конструкторском бюро «Глобус», работая над системой противовоздушной обороны С-200. С 1966 года по 1973 год Чумаков и Турбин работали в одной бригаде Г. Д. Васильева.

- Анатолий возглавлял группу разработки аппаратных средств, а я - группу программного обеспечения и взаимодействия со смежниками, то есть согласование техзадания на разработку проведения испытаний. Работа была выполнена, проведены испытания, составлен протокол о соответствии требованиям ТЗ, а дальше известные события - приезд американского президента Ричарда Никсона в Москву и подписание соглашения об ограничении ПРО. Работу закрыли, нашу бригаду расформировали, мы с Анатолием оказались на разных направлениях разработок. А в 1990 году Анатолий Иванович вышел на пенсию, и наши пути разошлись.

В дальнейшем они встречались от случая к случаю, к сожалению, чаще всего по печальному поводу - на проводах в последний путь товарищей по работе.

В последние годы осталось лишь редкое телефонное общение.

- С Анатолием я разговаривал по телефону в день его 90-летия, поздравил и спросил, как его здоровье. Он сказал, что передвигается только с ходунками. Через два месяца его не стало. Говорят, когда ему сказали, что огромный вяз, стоящий рядом с его домом во время грозы упал, он сказал: «Вот теперь и мне пора».

И на другой день умер. Когда его хоронили, остатки вяза были еще не убраны, - вспоминает Алексей Васильевич Чумаков.

От молодого специалиста до ведущего инженера

После окончания МАИ Анатолия Турбина распределили на Ленинградский завод Полиграфмаш в отдел, который занимался разработкой радиостанций. Затем его пригласили на работу в ведущее предприятие страны Конструкторское бюро №1 (нынешний концерн ВКО «Алмаз-Антей»), где он участвовал в создании средств противовоздушной обороны. Когда в 1956 году закончилась временная московская прописка, он переводом поступил на работу в Рязанское конструкторское бюро «Глобус» на должность старшего инженера.

Весь свой трудовой путь Анатолий Иванович Турбин прошел на предприятиях оборонного комплекса страны, но в основном его карьера развивалась в РКБ «Глобус». За более чем три десятка лет он прошел на этом предприятии все ступени инженерного роста - от старшего инженера до ведущего. Участвовал в создании аппаратуры контроля для проверки ракет ПВО системы С-200, возглавлял работы по аппаратной части и занимался разработкой программы испытаний других АКИПС (автоматизированных контрольно-испытательных подвижных станций) для проверки ракет системы ПРО. Вышел он на пенсию ведущим инженером и в отчем доме продолжил свое увлечение радиолюбительством.

За свои успехи в труде ветеран труда РКБ «Глобус» Анатолий Иванович Турбин награжден медалями «Ветеран труда» и «За доблестный труд». Эти награды - лишь малое свидетельство того, что жизнь не прошла зря. О себе Анатолий Иванович оставил только добрые воспоминания, благие дела и показал пример истинной верности выбранному делу. Похоронен Анатолий Иванович рядом с родителями на старообрядческом кладбище Рязани.

За свои успехи в работе Анатолий Иванович награжден медалями «Ветеран труда» и «За доблестный труд».

За свои успехи в работе Анатолий Иванович награжден медалями «Ветеран труда» и «За доблестный труд».

ВАЖНО

Одна из жемчужин деревянного центра Рязани - старинная усадьба на улице Щедрина. Дом №21 вместе с соседними домами № 19, 23, а также садом и надворными постройками входит в исторический усадебный комплекс строителя-железнодорожника Петра Попова. До последних дней своей жизни ее защищал и поддерживал Анатолий Иванович Турбин, инженер и радиолюбитель, преданный родному городу и его истории. Более 30 лет он добивался признания этого старинного дома историческим наследием. И в канун своего 90-летия Анатолий Иванович получил от рязанской инспекции по охране объектов культурного наследия паспорт усадьбы, который предполагает ее сохранение для потомков. Буквально через несколько недель хранитель усадьбы ушел из жизни. Теперь в его родовом гнезде открылось арт-пространство для творческой молодежи «Есенин Центр».

Активная творческая молодежь в память о защитнике исторической Рязани Анатолии Турбине создала креативный трек (послушать можно по ссылке). В композиции на азбуке Морзе звучит позывной нашего героя - UA-3 Сергей Леонидович, а женский вокал рассказывает о его удивительной биографии.

Интересное