Общество

Староверы или мигранты: кто станет новым хранителем улицы Щедрина

Со смертью Анатолия Ивановича Турбина Рязань потеряла старейшего защитника исторического уголка города
Компания, построившая многоэтажку (на заднем фоне), искренне считает, что их архитектурное детище выгодно выделяется среди остальных домов на улице Щедрина.

Компания, построившая многоэтажку (на заднем фоне), искренне считает, что их архитектурное детище выгодно выделяется среди остальных домов на улице Щедрина.

10 июля в Рязани на 91-м году жизни скончался Анатолий Иванович Турбин, которого называли ни много ни мало хранителем улицы Щедрина. Всю свою жизнь он провел в доме №21, куда его привезли из роддома на улице Полонского.

- Вообще он хранитель усадьбы Попова, в которую входят дома №№ 19, 21 и 23, - рассказывает председатель рязанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Андрей Петруцкий. - Сам Попов, двоюродный брат создателя радио Александра Попова, владел домом №23. У него была дочь, которую он решил выдать за губернского секретаря Григоревского, и при этом выкупил еще дома №№ 19 и 21. Вот как раз в 21-м доме и жил Турбин.

По словам Андрея Петруцкого, каждый из этих домов сам по себе является объектом культурного наследия (ОКН), но в настоящее время они объединены. Теперь это единый объект ОКН с тремя домами и 60 сотками земли - «Городская усадьба П.М. Попова», вторая половина XIX - начало XX веков: ул. Щедрина, дома 19, 21, 23.

- Анатолий Иванович был, конечно, интересный человек, - вспоминает бывший коллега Турбина по работе в РКБ «Глобус» Станислав Кондрашов. - Он был неженатым, бездетным, старовером. Натура достаточно самобытная. В духовном отношении он всегда был предан традициям русской старообрядческой церкви. Моя жена не раз встречала его на кладбище у старообрядческой церкви. Что касается его любви к старой Рязани, то он действительно всю жизнь боролся за сохранение этого маленького уголка нашего города. Он всегда говорил: «Я умру в отцовском доме». Вместе с ребятами из общества охраны памятников он как раз и боролся за сохранение усадьбы.

Когда застройщики хотели на месте его дома построить многоэтажку, он вместе как раз с историками и краеведами оказал им очень активное сопротивление.

Анатолий Иванович Турбин сам по себе был живой достопримечательностью. Он знал об улице Щедрина такие факты, которые не отражались даже в архивах.

Анатолий Иванович Турбин сам по себе был живой достопримечательностью. Он знал об улице Щедрина такие факты, которые не отражались даже в архивах.

КВАРТИРЫ У МИГРАНТОВ, НО ОПТИМИЗМ ЕСТЬ

Кстати, о застройщиках. В 2007 году «Северная компания» выкупила часть земли за домом №19 и воздвигла многоэтажку из кирпича и железобетона. Эстеты и урбанисты могут много спорить об архитектурных особенностях этого «человейника», но сам застройщик называет эту многоэтажку «элитной новостройкой на Щедрина, которая выгодно выделяется на фоне остальных жилых объектов благодаря эффектной архитектуре». Но на этом застройщик решил не останавливаться.

- Дом №19 фактически выкуплен застройщиком, но, думаю, он оформлен не на саму компанию, а на разных юридических и физических лиц, - продолжает Андрей Петруцкий. - Так и в доме №21, где жил Анатолий Турбин, почти все квартиры выкуплены. Я вам больше скажу, и земля усадьбы Попова тоже в частной собственности юридических и физических лиц. То есть они там мечтали многоэтажку построить. Но теперь там строить ничего нельзя.

- Сейчас собственники квартир сдают их мигрантам, дома постепенно придут в упадок. Что тогда?

- Согласно закону, охраняются даже руины и фундаменты. Сейчас на месте памятника можно построить только памятник - ничего другого невозможно.

- То есть застройщик в данном случае проиграл?

- А не только он, в Рязани много людей так пострадали. Покупали за бешеные деньги - сотка за миллион - землю, мечтали построить многоэтажку и разбогатеть. Теперь все они грызут локти, злятся, бесятся, мстят губернатору, всем. Конечно, это трагедия для них большая, но ничего не поделаешь - это бизнес, а бизнес - это риски.

- И все-таки, что думаете по поводу будущего усадьбы?

- Я не думаю, что потомки Турбина какую-то подлость совершат. Он жизнь положил, сохранял все это. К тому же они старообрядцы, люди крепкой веры, их ничем не сломать. Поэтому смотрю с оптимизмом.

«СВОЙ-ТО ДОМ НЕ ЗНАЕШЬ, СОХРАНИТСЯ ИЛИ НЕТ»

Из родственников у Анатолия Ивановича остались двоюродные сестры и племянники. Как стало известно «Комсомолке», они уже принялись налаживать быт в его квартире, начали с дезинфекции. Но что будет дальше, сами станут жить или найдут ответственного человека, неизвестно.

- Мои старики Турбина хорошо знали, и он знал и Стрекаловых, и наследников, - рассказывает соседка Анатолия Ивановича, жительница дома №32 (усадьба Стрекаловых) Лидия Тапильская. - Да, Турбин очень много хлопотал, переживал, что сносят старые дома. Что теперь будет, как наследники отнесутся, как в целом молодые будут хранить этот старинный уголок. Свой-то дом не знаешь, сохранится или нет после нас, а тут… Вот сын мой сейчас занимается кленом, который по соседству растет с нами и грозится упасть. Вот в этом я точно уверена, что он решит эту проблему, а что там дальше будет...

По словам Лидии Владимировны, когда-то известный рязанский архитектор и общественный деятель Николай Истомин очень переживал за судьбу этой улицы и хранил все документы, с ней связанные.

- Николай Николаевич дружил и учился с моим мужем, да и жили мы по соседству одно время на улице Пролетарской возле рынка. Так вот Николай говорил, что у него есть все документы по улице Щедрина, все архивы, рисунки каждого дома, которые стояли там испокон веков. И все это можно было восстановить. Но половина домов уже перестроилась, половина одряхлела, какие-то - уничтожили. Да и Николая Николаевича давно нет в живых. Еще в 2002 пошел выгуливать собаку, а когда возвращался - попал под машину. Вот и с домом Турбина, который остался без хозяина, что теперь будет, не знаю.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Хранитель рязанской улицы Щедрина предсказал свою скорую смерть

Многие десятилетия Анатолий Иванович Турбин являлся негласным хранителем рязанской улицы Щедрина. Почти век он проживал в доме №21, а еще оберегал вековой вяз, который вырос буквально под его окном.

- Когда вяз упадет, тогда я и умру, - говорил Анатолий Иванович.

Его слова оказались пророческими. 27 июня вяз рухнул и повредил часть усадьбы Попова (дом №19), а 10 июля не стало Анатолия Ивановича.

27 июня старинный вяз упал на дом №19 по улице Щедрина, при этом корневой системой повредив также стены и фундамент дома №21. Оба деревянные резные особняка являются объектами культурного наследия.

27 июня старинный вяз упал на дом №19 по улице Щедрина, при этом корневой системой повредив также стены и фундамент дома №21. Оба деревянные резные особняка являются объектами культурного наследия.