Происшествия5 октября 2020 23:56

Жертва скопинского маньяка о Викторе Мохове: Не знаю, есть ли в нем что-то человечное, для меня он точно не человек

Екатерина Мартынова рассказала в эфире федерального телеканала, как попала с подругой в сексуальное рабство на 3 года и 7 месяцев
Екатерина Мартынова: Изо дня в день тебя насилуют, изо дня в день одно и тоже, изо дня в день ты понимаешь, что не можешь выйти на улицу... Фото: стоп-кадр «Новые русские сенсации» на телеканале НТВ.

Екатерина Мартынова: Изо дня в день тебя насилуют, изо дня в день одно и тоже, изо дня в день ты понимаешь, что не можешь выйти на улицу... Фото: стоп-кадр «Новые русские сенсации» на телеканале НТВ.

Одна из жертв скопинского маньяка Екатерина Мартынова выступила с исповедью-потрясением в программе «Новые русские сенсации» на телеканале НТВ. Девушка рассказала, как она с подругой Леной Самохиной попала в бункер к Виктору Мохову, каким был их быт в подземелье и через что им пришлось пройти.

Напомним, слесарь автоагрегатного завода Виктор Мохов прямо с улицы похитил 17-летнюю Лену и 14-летнюю Катю и превратил в сексуальных рабынь на долгие четыре года. Своих пленниц «дядя Витя» называл кроликами и то обещал отпустить, то грозился убить и закопать под яблоней (читать подробнее).

Как попали в бункер

«Мы возвращались с дискотеки, но транспорт был забит, и мы решили пройти немного пешком, — рассказывает Екатерина. — Остановилась машина, предложили подвести, сначала отказались, но они [Мохов и его сообщница Елена Бадукина («Леша»)] уговорили. Мы сели на заднее сиденье. «Леша» сказал, что у него день рождения, остановился возле магазина. Мохов принес шоколадки и алкоголь. Мы выпили немного, и очнулись, когда уже приехали к дому.

Когда он просил выйти из машины, меня стало бросать в дрожь. Я оглядывалась, не понимала, но все равно шла».

О первом изнасиловании

«Мохов зашел и спросил, почему я еще не разделась. И ушел. Потом пришел «Леша», ударил по щеке, пообещал, если не буду слушаться, то спустит на меня собак. Вернулся Мохов… Он просто меня изнасиловал и ушел. Он очень крупный, у меня не было шансов с ним справиться, мне 14 лет всего было. Плюс психологически я не была готова к борьбе. Думала, что сейчас все закончится и я как-то доберусь до дома.

На следующий день он принес еды: макароны на развес, яйца, банку тушенки, чайник и тупой-тупой маленький нож. Настолько тупой, что мы не могли им открыть банку.

Он приносил еду, а мы должны были поочередно выходить за ним [для интима]. Угрожал, что не даст воды, отключит вентиляцию и мы задохнемся – если не будем слушаться. После первого раза я отказалась, мне было плохо, Лена вызвалась сходить вместо меня, объясняя, что у меня идет кровь, все болит. Но он оттолкнул ее, залез в люк и силой меня вытащил».

В этой комнатушке Лена и Катя провели около четырех лет.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

О рождении детей

«Роды у Лены принимала я, листая книжку по акушерству. Ее Мохов нам бросил в подвал. Нагрела кипятильником банку с водой, продезинфицировала нож и перерезала пуповину. У Лены было мало молока, она не могла докармливать ребенка. Было очень много грязных пеленок, которые приходилось стирать. В бункере была всегда влажность, ничего не проветривалось. И без того жуткий быт стал хуже с появлением ребенка. Стало невыносимо дышать, спать. Эти месяцы, когда с нами жили дети, были самыми ужасными. Мальчика Лена назвала Владиславом. Через четыре месяца Мохов забрал ребенка и подбросил в подъезд жилого дома в картонной коробке из-под обуви».

О суициде

«Изо дня в день тебя насилуют, изо дня в день одно и тоже, изо дня в день ты понимаешь, что не можешь выйти на улицу. Ты понимаешь, что ты не хозяйка своей жизни, что хозяин твоей жизни посторонний человек, который в любой момент ее может просто отобрать. Думала наложить на себя руки, но я была в таких обстоятельствах, что даже этого не могла себе позволить. Мне просто не дали бы этого сделать».

О Мохове

«Я думала, что вот он выйдет на свободу… Мне бы этого очень не хотелось, он не достоин свободы. Этот приговор вообще какой-то абсурд. За такое человек должен сидеть пожизненно.

Когда я была в бункере, я его люто ненавидела. Мне хотелось, чтобы ему было плохо, больно, а сейчас не так. Тогда я была слабой, а он сильным, сейчас наоборот: я сильная, а он слабый. Но я не могу судить объективно, есть ли в нем что-то человечное, для меня он точно не человек».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Мать скопинского маньяка опровергла слухи о его убийстве

87-летняя женщина показала нам последнее письмо Виктора Мохова и рассказала, кто затопил подвал, в котором он четыре года держал двух девушек (читать подробнее).

Елена, жертва скопинского маньяка: Федеральный канал предлагал соседям 30 тысяч за мой номер телефона

После 10 лет молчания старшая из двух девушек, находившихся в плену у Виктора Мохова, рассказала «Комсомолке» о преследованиях со стороны журналистов и том, как намерена их наказать (читать подробнее).

К ЧИТАТЕЛЯМ

Вы стали свидетелем интересного события?

Сообщите об этом нашим журналистам:

- WhatsApp / Viber / Telegram: +7-900-910-82-12;

- по телефону: (4912) 95-78-87;

- в соцсетях: ВКонтакте, ОК, Facebook, Instagram;

- по электронной почте: kp-62@list.ru с пометкой «Редакции».

И не забудьте подписаться на наш канал в «Яндекс Дзен». Все самое лучшее и актуальное для вас!

КриминалТелевизор: Проекты