Общество

1941-1945: Рязанец организовал в плену Группу уничтожения фашизма, хотя подозревался в измене Родине

Продолжаем знакомить читателей с рассекреченной частью документов бывшего архива НКВД
Дело Филимонова.

Дело Филимонова.

Ранее в одном из майских номеров мы рассказывали, как по инициативе газеты «Комсомольская правда», активно восстанавливающей события 1941-1945 годов в Рязанской области, в канун 75-летия Великой Победы были рассекречены некоторые документы о спецлагере НКВД №178.

В первой публикации мы разобрали несколько уголовных дел интернированных поляков, убедившись, что советская уголовно-судебная система в отношении иностранных граждан действовала взвешенно, не скатываясь в крайности. На этот раз мы познакомим читателей с материалами о рязанце Сергее Николаевиче Филимонове (1910 г. р.), проживавшем до войны в Скопине.

ВЗЯТЫЙ В БРЯНСКИХ ЛЕСАХ

Сергея Филимонова мобилизовали 30 июня 1941 года.

Из материалов допроса:

«2-й стрелковый полк 255-й стрелковой дивизии, в котором я служил командиром взвода до 25 сентября 1941 года, занимал оборону в районе города Почеп (Брянская область – Ред.). Далее мы снялись с обороны и отошли к селу Святое, здесь нам стало известно, что мы находимся в окружении. До 13 октября группировкой войск предпринимались бои на прорыв окружения, но успеха они не имели. Части несли потери в личном составе и в технике…12 октября я получил ранение в руку, а 13 октября при выходе из леса мы наскочили на немецкую засаду, в этот момент я был взят в плен».

После пленения Филимонова доставили в город Карачев (Брянская область – Ред.) и поместили в лагерь для военнопленных. Правда уже 15 ноября нашему герою и нескольким его товарищам удалось сбежать. Какое-то время красноармеец проживал на территории Сосковского района Орловской области, работал у местных колхозников, но 15 марта 1942 года при очередной облаве полицаев был пленен повторно. Эшелоном его отправили в Германию, в пути он подхватил тиф… Опасный недуг Филимонов переборол в немецком лазарете.

Из материалов допроса:

«С мая 1942 года по май 1945 года я находился в лагере деревни Кляйн-Белиц близ города Бютцов. В течение всего времени работал у бауэра (фермера – Ред.) Адольфа Руйского в хозяйстве, а 1 мая 1945 года был освобожден советскими войсками».

Как и другие военнопленные, после освобождения Филимонов попал на допрос к сотрудникам Смерша. Вот что пишут советские контрразведчики 30 мая 1945 года:

«Филимонов за период нахождения в плену у немцев неоднократно допрашивался карательными органами врага.С 1942 года проживал в Германии и работал у разных хозяев в качестве работника. Перед приходом частей Красной армии создал подпольную организацию – так называемую ГУФ (Группа уничтожения фашизма).

На основании изложенного постановляю Филимонова Сергея Николаевича для дальнейшей проверки заключить в лагерь военнопленных».

ОРГАНИЗОВАЛИ КРУШЕНИЕ ПОЕЗДА

В архивных документах имеется запись о деятельности этой самой подпольной организации, именуемой ее членами – ГУФ.

Группу уничтожения фашизма Филимонов организовал вместе с 4-5 товарищами из числа военнопленных и насильственно угнанных в Германию русских и украинцев. Основными ее задачами были агитация против немецкого режима, саботирование работы и организация диверсий. По словам Филимонова, к концу 1943 года в группе состояло порядка 30-40 человек. Все они имели специальные удостоверения с печатью.

На вопрос «Что конкретно за это время сделала ваша группа?» Филимонов на допросе ответил следующее:

«По заданию нашей группы русская девушка Рая (фамилии не помню) вместе с другими товарищами устроила поджог дома; член нашей группы убил немецкого офицера и взял у него пистолет; а в начале 1944 года члены нашей группы организовали крушение поезда неподалеку от города Шван.

Больше ничего сделать не удалось, поскольку у нас не было оружия и мы не имели связи с партизанами. После прихода Красной армии мы установили контроль за зерновым складом. А я лично пришел к военному коменданту города Шван и предложил ему помощь, рассказав о нашей группе. Мне выдали удостоверение и право на ношение оружия, поручили следить за порядком в деревнях Кляйн-Белиц и Зелов, а также в прилегающих населенных пунктах. Мне предписывалось выявлять членов СС и полицаев».

К марту 1946 года никаких компрометирующих данных на Филимонова Смерш не раздобыл, а потому предписал передать его командованию дивизии для использования по нарядам. Все это время он трудился на благо Родины, а в конце 1945 года за успешное выполнение работ по демонтажу электростанции, высокое качество и достигнутые производственные результаты даже получил премию в 200 рублей с объявлением благодарности.

Документы из архива НКВД.

Документы из архива НКВД.

ДРУГОЙ ФИЛИМОНОВ ИЛИ ТОТ ЖЕ?

Однако примерно в это же время в Смерш приходит информация о том, что германской разведке во время войны удалось завербовать некоего агента по фамилии Филимонов. В 1943 году того в составе группы из 12 агентов перебросили в расположение частей Красной Армии.

По другой информации, этот второй Филимонов в 1944 году в Эберсвальдском лагере работал токарем и одновременно являлся старостой барака. В его подчинении находились около 70 военнопленных.

Сотрудники Смерш констатируют:

«Проверяемый Филимонов Сергей Николаевич имеет сходство с разыскиваемым агентом германской разведки Филимоновым по фамилии и возрасту».

Спецслужбы вновь берутся за разработку уже оставленного было в покое рязанца. Его дело поднимается из архива.

Из документов архива НКВД:

«Есть основания полагать, что Филимонов при допросе с целью сокрытия своей преступной деятельности в период пребывания в немецком плену дал неполные или ложные показания. В связи с этим направляем вам фотокарточку Филимонова С. Н. для предъявления на опознание».

К счастью для нашего героя, никто из знавших предателя Филимонова не опознал его в рязанском однофамильце.

К чести советских спецслужб, они быстро установили истину, и фронтовик вернулся домой победителем и с незапятнанной репутацией!

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Последний рязанец-фронтовик, Герой Советского Союза Павел Галкин: Война – узаконенное убийство

Сегодня мы завершаем цикл материалов большого интервью, записанного в июле этого года в краснодарском городе Ейске (подробности).