Победа

Последний рязанец-фронтовик, Герой Советского Союза Павел Галкин: Я бы сказал, после войны нашу армию начали громить…

Продолжаем публиковать материалы большого интервью, записанного в июле этого года. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - МАНЕВРЫ
Павел Андреевич Галкин. Июль 2020 года.

Павел Андреевич Галкин. Июль 2020 года.

Фото: Евгений БАРАНЦЕВ

Азовское море, встающее из вод лимана багровое солнце и добротная черешня… Но, конечно, июльская поездка в небольшой южный город Ейск, в первую очередь, останется в памяти по другой причине – встрече с последнем рязанцем Героем Советского Союза, получившим Золотую Звезду за подвиги в Великой Отечественной войне, Павлом Андреевичем Галкиным.

Мы разговаривали долго, разговаривали в течение двух дней. В первой публикации мы привели рассказ Героя о детских и юношеских годах, во второй – о войне… А вот настал черед поведать читателям о том, что было после войны, когда бывшие союзники вдруг стали врагами.

В ЦИЛИНДРЕ И ФРАКЕ ПО НЕВСКОМУ

В сентябре 1944 года штурмана 9-го гвардейского минно-торпедного авиаполка Павла Галкина положили на операцию, а его летчик Евгений Францев, временно заменив Галкина в штурманском кресле начальником минно-торпедной службы Легкодымовым, отправился на свободную охоту в Баренцевом море.

К тому моменту и Галкину, и Францеву уже были присвоены звания Героев Советского Союза, вручены медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина. Свободную охоту в Порсангер-фьорде (Северная Норвегия) они прорабатывали вместе, но по каким-то причинам Францев не стал дожидаться возвращения в строй Галкина. Самолет Boston потопил немецкое транспортное судно, но и сам на аэродром не вернулся.

Павел Андреевич до сих пор считает, не полети тогда Францев без него – остался бы жив. Впрочем, все это только предположения…

Оставшегося без экипажа Павла Галкина определили на Высшие офицерские курсы.

– Когда закончилась война– 9 мая 1945 года – я находился неподалеку от Моздока (Северный Кавказ – Ред.), где базировались Высшие офицерские курсы авиации Военно-морского флота. В конце мая – начале июня сорок пятого меня направили на Балтику в 51-й минно-торпедный полк, летавший также, как и мы в Мурманске, на самолетах Boston. Нужно сказать, сильный полк был – 15 Героев Советского Союза, правда, многие к тому моменту уже лежали на морском дне…

Когда я приехал в часть, она располагалась на аэродроме в Паланге (Литва). Мне определили роль штурмана эскадрильи полка. Командовал эскадрильей Герой Советского Союза Александр Богачев (1922-1978).

У личного состава тыловых подразделений, поддерживающих авиацию, в то время было много трофейного барахла. У летчиков – напротив – большей частью – только памятные безделушки. Иногда набор рюмок или хрустальная посуда. Так вот у Богачева в качестве таких трофеев имелся цилиндр, фрак, трость и шпага. Я спрашивал его: «Зачем все это?». А он отвечал: «Вот уйду на гражданку и буду по Невскому проспекту в таком виде ходить». Романтичная натура, но тянуло его к спиртному. Зато как летчик он был безукоризненный! На его счету, наверное, самое большое количество потопленных на Балтике немецких кораблей, по-моему, порядка пятнадцати.

У НИХ УЧЕНИЯ, А У НАС УЧЕНИЯ НА НИХ

– В сорок пятом ситуация на фоне высказываний различных политиков в мире накалилась. Эскадры американских кораблей вошли в Балтийское море через датские проливы и начали курсировать вдоль наших морских границ. Обстановка складывалась почти критическая.

Бывшие союзники курсируют, а мы получаем задание доставить им неприятности и заодно провести собственные учения.

В то время я летал в основном с командиром полка. Мы приводили группу самолетов – восемь-десять единиц в точку, где находились и «разбойничали» американо-английские эскадры. И производили имитацию атаки… Конечно, вылетали без торпед (Павел Андреевич улыбается – Ред.). Но понимаю, что морякам все равно неприятно было, когда боевым курсом на них шел торпедоносец.

Доходило до международных скандалов. Когда мы возвращались, порой на аэродроме нас встречала целая группа штабных работников и представители СМЕРШ. По заявлениям западной стороны, советская авиация (то есть мы) нарушила международные правила. Я в ответ предоставлял все необходимые документы, в которых было сказано, что мы выполняли запланированные ранее учения. Получалось, что факт схождения в море американских кораблей и нашей авиации – случайность…

Отметим, что еще в апреле 1945 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль приказал объединенному штабу Британской империи и США разработать план войны с СССР. 22 мая план был утвержден – операция получила название «Немыслимое». Военные действия планировалось начать 1 июля 1945 года. Лишь своевременное получение агентурных сведений и перегруппировка Красной армии, обозначившая готовность к новой войне, остудили пыл англо-американцев.

Наградной лист на Павла Галкина.

Наградной лист на Павла Галкина.

СЛИШКОМ МНОГО АГРЕССИИ

– После войны командование Военно-морского флота стало менять командиров авиачастей, поскольку в наступательном порыве последних месяцев войны и первых послевоенных лет портились нравы людей. Люди становились слишком агрессивными. Боевых командиров стали заменять на «школьных», тех, кто до этого работал преимущественно в классах. Боевых – направляли в Монино в Военно-воздушную академию, а после ее окончания – в Генеральный штаб или какие-то другие структуры.

В 1952 году в академию направили и меня – на штурманский факультет. После чего я оказался на Волге в Камышине, где с нуля создавалось Камышинское авиационное училище летчиков морской авиации. В перспективе наши выпускники должны были решать стратегические задачи, не на море, а в мировом океане на самолетах нового типа.

Я работал начальником цикла штурманской минно-торпедной подготовки. По мне, так неплохую учебную базу нам удалось создать. Мы выпустили первый набор и именно тогда, с появлением в правительстве некоторых «кукурузников», армию начали…

– Сокращать, – перебиваем мы Павла Андреевича.

– Громить… – уверенно произносит он.

15 января 1960 года Верховный Совет СССР принял закон «О новом значительном сокращении Вооруженных сил СССР». Согласно его положениям, армию и флот покинули порядка 1 миллиона 300 тысяч солдат и офицеров.

– Весь выпуск отправили в запас. Туда направили и большую часть преподавательского состава. Отдельных – тех, которые, вероятно, были наиболее необходимы – разбросали по разным частям. Меня, например, перевели в Качинское училище, которое базировалось в Волгограде. Правда, жить я остался в Камышине, где на аэродроме разместился филиал Качинского училища. Я числился старшим преподавателем, а начальником кафедры был у меня специалист по воздушной стрельбе Соркин – автор учебника «Боевое применение артиллерийского вооружения самолетов-истребителей».

В Ейском авиационном училище тогда шла пертурбация, и Соркину очень захотелось сменить Волгоград на приморский Ейск, о чем он доложил в отделе кадров в Ростове-на-Дону (там размещался штаб округа). Его спросили: «Кого вы планируете оставить вместо себя? Есть такой человек?» – «Да, конечно, старший преподаватель Галкин», – ответил тот.

Через пару недель пришел приказ по округу – назначить Павла Галкина начальником кафедры боевого применения в Ейск. Соркин возмущался потом ростовским кадровикам: «Вот, сукины сыны, сумели меня перехитрить…» Таким образом я и оказался здесь.

Продолжение следует.

В ТЕМУ

Павел Андреевич Галкин, согласно официальным данным, родился 15 декабря 1922 года в селе Нижняя Ищередь (ныне Кораблинский район). В 1940 году окончил педагогический техникум в Сапожке по специальности «учитель русского языка и литературы». В том же сороковом призван в армию. В 1943 году окончил Военно-морское авиационное училище имени Леваневского. На фронте – с июля 1943 года. К апрелю 1944 года на Северном флоте в качестве штурмана совершил 22 боевых вылета на самолетах Пе-2 и Boston A-20G. Экипаж Францева, Галкина, Антипычева потопил две подводные лодки, танкер водоизмещением 10 000 тонн, транспортное судно водоизмещением 1500 тонны, мотобот, а также два транспортных судна водоизмещением 8000 тонн в составе группы самолетов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Последний рязанец-фронтовик Герой Советского Союза Павел Галкин: Я утонул и видел, как мама плакала, склонившись над моим телом

Материалы большого интервью, привезенного нами из Краснодарского края, мы решили разбить на несколько публикаций. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - ДЕТСТВО (подробности).

Последний рязанец-фронтовик, Герой Советского Союза Павел Галкин: Я уводил самолет за черту невозврата, куда другие не летали

Продолжаем публиковать материалы большого интервью, записанного нами в июле этого года. ЧАСТЬ ВТОРАЯ - ВОЙНА (подробности).