Премия Рунета-2020
Рязань
+15°
Boom metrics
Общество20 марта 2024 13:46

Экс-следователь рассказала, как обвиняла одного мэра Рязани, защищала другого. Но жалела обоих. Признание Марины Вилковой

Ветеран прокуратуры и следственных органов в 90-е расследовала преступления «слоновской группировки», а сейчас выступает адвокатом чиновников
Источник:kp.ru
Экс-следователь Марина Вилкова о том, как обвиняла одного мэра Рязани и оправдывала другого

Экс-следователь Марина Вилкова о том, как обвиняла одного мэра Рязани и оправдывала другого

Около 30 лет посвятила расследованию экономических преступлений, убийств, бандитизма ветеран регионального управления СК РФ Марина Вилкова. На заслуженной пенсии экс-следователь по особо важным делам, заслуженный юрист России, почетный работник органов прокуратуры начала вести адвокатскую практику, сменив обвинение на защиту. Мы встретились с Мариной Николаевной и поговорили о фигурантах ее дел - Федоре Провоторове, Сергее Карабасове, «слоновцах» и других не менее громких персонах.

День Марины Вилковой расписан по минутам – судебные заседания, следственные действия, командировки, сбор доказательств и экспертизы, встречи с подзащитными… В этом бесконечном списке экс-следователь выкроила час и для нас, журналистов.

- У меня свой дом, участок есть, и я люблю заниматься огородом, но в этом году даже рассаду посадить некогда – график слишком плотный. В последнее время пчеловоды стали обращаться ко мне за помощью по поводу участившихся отравлений пчел хозяйствами. И в сборе доказательств по данным делам помогает опыт в следствии. Хотелось бы сократить количество дел, но не могу я отказать, когда понимаю, что нужна моя помощь, - признается Марина Николаевна.

«Шла с оружием через площадь Ленина»

- А как же получилось, что следователь по особо важным делам стала адвокатом. По сути, вы теперь по другую сторону баррикад…

- Когда пришло время уходить на пенсию по выслуге лет, мне сложно было остановиться. Оставаться в органах я не могла по личным причинам (у Марины Николаевны произошла трагедия в семье – Прим. Ред.), но усидеть на месте тоже не могла. Я привыкла жить в постоянном движении еще со школы. С детства сплавлялась по горным рекам, и так до самой пенсии. В 2012 году мне предложили попробовать себя в роли адвоката. И хотя я привыкла обвинять, а не защищать, задумалась о предложении. Сдала необходимые экзамены и получила статус адвоката. Люди всегда интересовались – не страшно ли было обвинять людей? Если поступаешь по закону, что на следствии, что теперь в роли адвоката, то боятся нечего. Всегда считала, что мое оружие – это авторучка.

- Конечно вас сложно чем-то испугать, учитывая ваш опыт работы с бандитами. Вы же входили в оперативно-следственную бригаду по расследованию деяний банды Слона?

- Мне как-то недавно в гражданском процессе сказали: «Зря вы с тем предпринимателем связываетесь». А я подумала: «Кто бы мне в 90-е сказал, что зря я со слоновским делом связалась». Мы со следователем по особо важным делам Дмитрием Плоткиным и другими коллегами работали по раскрытию «слоновских» преступлений. В моем производстве находилось четыре эпизода, включая убийство Княжского, похищение человека. Кстати, похищение было тем самым первым преступлением «слоновской» группировки, с которого и началось задержание ее членов. В то время это вообще была редкость, когда кого-похищали. Помню, как жена похищенного сидела у меня в кабинете и боялась, что бандиты с ней расправятся за то, что она заявила в полицию. Пыталась упокоить, как могла. Затем дверь открылась, сначала заглянул улыбающийся опер, а за ним появился пропавший муж. Радости жены не было предела. Ради таких моментов стоило работать, не спать ночами.

- Как вам удавалось раскрывать тогда еще новые для Рязани преступления бандитов?

- Нам помогал в работе один специалист-психиатр. Он вводил свидетелей в гипноз и они вспоминали важные для следствия моменты. Был такой случай. Так в декабре 2001 года мы расследовали двойное убийство в пятиэтажке на улице Чкалова. Тогда в подвале, устроенном под балконом квартиры, обнаружили трупы женщины и ее несовершеннолетнего сына. Нашлась девушка, которая мельком видела паспорт подозреваемых, но вспомнить их фамилии конечно не могла. А под гипнозом вспомнила. Дальше была длительная история расследования и задержания, в итоге убийцы понесли заслуженное наказание.

- Понимаю, что приходилось импровизировать и разные методы применять, лишь бы поймать преступников…

- В нашей работе разное бывало. Однажды с Дмитрием Плоткиным мы несли из здания морга с экспертизы старый грязный матрац. Прямо в центре города, от улицы Маяковского до здания прокуратуры на Введенской. Люди оглядывались недоуменно - а что делать? Один раз я в гражданской одежде несла ружье к экспертам через центр города. Шла с оружием через площадь Ленина, и никто даже слова не сказал, не остановил. Навсегда запомнила, как пришлось рыться в мусорном контейнере возле морга, чтобы достать одежду с убитого, поскольку забыла распорядиться оставить вещи после вскрытия… Словом, чего только не было в моей практике.

- Если видите, что подзащитный явно виновен, беретесь за защиту?

- Для начала прошу, чтобы подзащитный рассказал мне всю правду, ну как врачу. Если врет, я это чувствую. Большой опыт работы в следствии дает мне право предупредить, что высказанную им версию защиты легко разбить доказательствами. Удивляюсь, но не все еще знают, что, например, месторасположение и перемещение человека можно определить по его смартфону. Пытаюсь заранее описать возможные последствия при избрании той или иной позиции защиты. Человек сам выбирает – признаться ему или нет. Но если вижу, что человек меня не слышит и настаивает на неверном по моему мнению способе защиты, то предлагаю ему обратиться к другому защитнику. Поэтому моя совесть перед подзащитным всегда чиста. Ну а если я уверена, что человек не виновен, то буду отстаивать его интересы до конца.

После фильма - в следователи

- У вас непростая работа для женщины. Как вы выбрали эту профессию?

- Еще в школе, после просмотра фильма «Следствие ведут знатоки», я захотела стать следователем. Да, раньше женщины-следователи были огромной редкостью. Когда я только пришла в органы прокуратуры, во всей Рязанской области было всего три женщины-следователя. И каких-либо поблажек мне никто не делал, работали все наравне. Раньше не хотели брать женщин на эту должность – семья, дети болеют и т.д… А сейчас в составе следственных отделов работают по несколько женщин.

- Вы известны как специалист по раскрытию экономических преступлений. Вам нравится это направление или просто доверяли такие дела чаще?

- Действительно, мои любимые дела – это дела экономической направленности, хозяйственные и должностные преступления, в том числе коррупционные - взятки, хищения. Работать по должностным преступлениям мне нравится тем, что имеешь дело с умными и грамотными людьми, даже если они «не чисты на руку». Участвовала в проведении операций по задержанию взяточников с поличным. Была руководителем группы по расследованию дела о взяточничестве в отношении руководства Рязанской таможни и ее начальника Лукашевича. В состав следственной группы были включены и следователи УФСБ. Помнится один случай. Задерживали с поличным руководителя одного из подразделений администрации города, который требовал взятку за перевод жилого помещения в статус нежилого. Несмотря на то, что в служебном кабинете все доказательства были найдены – документы на перевод, деньги, порванная записка с суммой взятки, ручка и прочее, мне вдруг задержанный стал хвалиться: «Я недавно окончил юридический факультет и сдал уголовное право на «пятерку». Поэтому мне интересно будет поспорить с вами по вопросу квалификации и доказательств моей вины». Не удержалась от такой наглости и только ответила, что против вашей «пятерки» у меня красный диплом и 15 лет следственного стажа. В итоге суд присяжных пришел к единогласному мнению о его виновности, и он получил в качестве наказания свою «пятерку» в виде лишения свободы.

«Таких дел, как с Карабасовым, у меня еще не было»

- Одно из последних громких дел, за которым следила вся Рязань, - арест мэра Сергея Карабасова. Сейчас осужденные уже отбыли срок и вышли на свободу. Вы выстраивали защиту одного из фигурантов. Почему не удалось убедить суд в его невиновности?

- Таких дел, как с Карабасовым, у меня до этого не было. Мы с другими защитниками столько сил и времени потратили, чтобы убедить суд в несостоятельности обвинения. Я представляла интересы подрядчика, руководителя ООО «Уютный двор 62» Михаила Пузанова. Мой подзащитный имел надежную репутацию, и в регионе работал на многих муниципальных площадках. По контракту он закупил все оборудование для детской игровой площадки, и мы предъявили все необходимые доказательства, но суд все же вынес известное решение. Вообще работа с бюджетными средствами – это большая ответственность, когда нельзя действовать вольготно, допускать отступление в сроке исполнения договора. В нашем случае исполнявший обязанности главы администрации Рязани Сергей Карабасов вместе с другими должностными лицами пришли к выводу, что в интересах города следует поставить детскую площадку в другом месте, и ничего страшного в этом не будет. Оборудование было закуплено и лежало на складе. А на месте пока проводили расчистку территории. Хищения фактически никакого не было. Но суд посчитал по-другому… Мы встречались в суде с Сергеем Карабасовым, Игорем Ковалевым (бывший начальник управления ЖКХ Рязани) – очень интеллигентные, порядочные, бескорыстные люди. Мне обидно за это дело. Чисто по-человечески жалко было осужденных. Мой подзащитный – Сергей Пузанов – с пониманием отнесся ко всей ситуации. Не стал утверждать, что мы неправильно выбрали стратегию защиты. Сейчас мы часто видимся. Его супруга – настоящий боец! Взяла управление бизнесом в свои руки, ей удалось сохранить фирму. А ведь у нее на руках было трое детей, кстати, один родился во время следствия!

- В суде над другим мэром Рязани - Федором Провоторовым вы были на стороне обвинения. Но тому удалось избежать наказания из-за срока давности…

- Дело Федора Провоторова далось мне очень сложно с моральной точки зрения. Я Федора Ивановича прекрасно понимала. Могла себе представить, что пережил человек, который насмерть сбил двух мальчишек. И пусть приговор не состоялся, но этого воспоминания ему хватит на всю жизнь. В ходе следствия он постоянно привлекал к делу новых адвокатов. Следует признать – очень грамотные специалисты были. Но я и сейчас считаю, не надо опасаться умных защитников – чем грамотней адвокат, тем следователь становится умнее. Кстати, с Федором Ивановичем мы уже встречались ранее по другому делу. До этого мною расследовалось уголовное дело по факту незаконного ношения им огнестрельного оружия. Но тогда осудили лишь сотрудников правоохранительных органов, выдавших незаконные разрешения на ношение оружия. Доказать суду вину Провоторова в том, что он осознавал незаконность своих действий, мне не удалось.

- Работа следователем помогла вам в жизни?

- Конечно. Иногда я сама себя боюсь, поскольку предвижу наперед, что и как будет. И иногда думаю, что лучше бы этого не знала. Но другой работы я бы не хотела.