Премия Рунета-2020
Рязань
+9°
Boom metrics
Общество21 февраля 2024 9:22

Пока городская свалка переполняется мусором, оборудованному полигону в Турлатове отказывают в приеме отходов

В попытке найти иногородних инвесторов для мусорной отрасли региональные власти столкнулись с тем же противодействием, которое ранее выдавило с рынка готовый объект, уже укомплектованный мусоросортировочным заводом
Сергей НИКОЛАЕВ
Так рязанская городская свалка выглядит с высоты птичьего полета.

Так рязанская городская свалка выглядит с высоты птичьего полета.

15 февраля губернатор Рязанской области Павел Малков, выступая в облдуме с ежегодным отчетом, резко высказался о текущей деятельности единственного в регионе мусорного оператора:

- Если серьезно не заниматься мусоропереработкой, только сидеть на действующих свалках, стричь прибыль, как сейчас это происходит, регион просто утонет в мусоре. И мы на самом деле во многом это сейчас наблюдаем, судя по количеству жалоб на мусор и на регоператора.

Глава региона подтвердил также, что в Рязани власти всерьез рассматривают вариант альтернативы городской свалке - строительство мусороперерабатывающего завода в районе деревни Агарково (Рязанский район) для приемки и переработки твердых бытовых отходов. Однако решение о строительстве еще не принято. Тем не менее уже отмечаются попытки манипуляции общественным мнением по данному вопросу.

- Очень хорошо видно, кто, как и зачем нагнетает обстановку, - подчеркнул губернатор. - Делается это искусственно, делается достаточно умело, вполне понятными силами, средствами и теми людьми, которые имеют вполне понятный интерес на мусорном рынке. И это точно не интерес на благо людей, на благо области.

И здесь уместно будет вспомнить, что в Рязани уже есть и готовый полигон для безопасного складирования твердых бытовых отходов, и мусороперерабатывающий завод при нем. Однако этот объект не так давно был выдавлен с рынка теми же людьми, которые сейчас препятствуют строительству мусороперерабатывающего завода в Агаркове.

Чтобы понять перспективы готовой альтернативы мусорному оператору-монополисту, перенесемся на полгода назад.

Полигон готовился под отходы наивысшего класса опасности

В конце августа прошлого года разразился скандал регионального масштаба: правоохранительными органами был задержан собственник мусорного полигона в районе Турлатова предприниматель Валерий Деев. Ему и еще троим его сотрудникам было предъявлено обвинение в нарушении правил обращения с промышленными отходами и незаконной приемке на своем полигоне твердых бытовых отходов. Деева поместили под домашний арест, но в итоге эта мера пресечения была отменена, остался лишь запрет на определенные действия.

Эта нашумевшая история в очередной раз привлекла внимание к мусорному бизнесу в регионе.

Городская свалка в районе Южного пром-узла (45 гектаров) у Окружной дороги переполнена мусором, и даже невооруженным взглядом видна необходимость ее закрытия и рекультивации. Тем временем в непосредственной близости от Рязани (на территории Рязани по закону мусорные полигоны располагаться не могут, поэтому, например, действующая городская свалка официально выведена с территории города) в районе Турлатова расположен подготовленный к приему мусора полигон (43 гектара), известный в народе как Деевский - по фамилии владельца. Вместо того чтобы как можно скорее задействовать объект и разгрузить городскую свалку (не являющуюся, кстати, полигоном), Деева в последние годы в корыстных целях пытаются всячески дискредитировать. И эта информационная работа не проходит даром - порожденные недоброжелателями слухи достигают кабинетов самых высоких региональных чиновников.

Даже областное правительство тогда выступило со своим заявлением по данному вопросу: «Особенно сложная ситуация вокруг полигона опасных отходов в Турлатове. Регион борется уже давно: проводятся проверки, выигрываются суды. Однако есть сообщения, что объект по-прежнему продолжает принимать высокотоксичные отходы. По этому поводу направлено обращение в профильные федеральные ведомства. Регион должен занять более принципиальную позицию. Будем жестко заниматься этой ситуацией».

В чем же проблема турлатовской свалки? Кто и зачем с ней борется? Варианта видится два: либо свалка эта действительно настолько токсична, что, кроме закрытия и вывоза с нее отходов, никаких вариантов не остается. Либо она банально кому-то мешает - такое тоже часто случается в условиях отечественного капитализма.

Турлатовский полигон расположен между автомобильной дорогой в сторону поселка Строитель и деревней Турлатово. Строился он на рубеже 1950-60-х годов для утилизации производственных отходов нового тогда завода химического волокна. Изначально комплекс представлял собой бетонную коробку площадью около 20 гектаров и глубиной 12 метров (вторая такая же коробка была построена в 80-е годы), отстойники-нейтрализаторы, каскад прудов и систему трубопроводов и колодцев. Все строилось с расчетом захоронения здесь высокотоксичных химических отходов наивысших классов опасности: основа из кислотоупорного бетона, снизу - пласты из глины глубиной до 90 метров.

Деев приглашает, интригует, показывает

Завод «Химволокно» обанкротился гораздо раньше, чем все эти громадные площади оказались заполненны отходами производства. После реализации имущества собственником полигона стал предприниматель Валерий Деев. Тот самый, который «травит весь город» и которым пугает обывателей молва.

Еще летом, за несколько дней до задержания Деева, редакция обратилась к нему с просьбой пропустить корреспондента на полигон, чтобы составить собственное представление о степени загрязненности объекта. На предложение редакции «хозяин свалки» ответил согласием.

- Можете, конечно, взять противогаз, если он у вас есть, - засмеялся Валерий Юрьевич в ответ на «каверзный» журналистский вопрос, - но он не понадобится. Для вас это будет своеобразная поездка на природу.

Что называется, заинтриговал. Ладно, поехали на «природу». То есть на захоронение высокотоксичных отходов. Это был наш первый, летний, визит на свалку.

При въезде на полигон встретила чужая охрана.

- ЧОПовцы, не знаю чьи, - пояснил Деев, - не пропускают грузовые машины, чтобы мусор не провезли. Да никто и не ездит сюда уже давно. Мне на протяжении 8 лет всеми правдами и неправдами не дают лицензию на захоронение отходов. Все это время туда ничего не завозилось, кроме отходов 5-го, самого низкого, класса опасности. Они практически не опасны, их захоронение не лицензируется - это гнилые овощи, фрукты. Там даже свежие овощи растут из семян выброшенных отходов.

Совсем скоро нашему взору действительно предстали растущие в поле огурцы и помидоры. А вот сам полигон угадывается не сразу. В конечном итоге на недоуменный вопрос, а где же свалка, Валерий показывает направо:

- Да вот это поле - и есть свалка. Здесь по документам лежат 680 тысяч тонн отходов химволокна. Никто не знает, что и как там складировано. Глубина захоронения 12 метров, все в бетонной коробке. И досыпав их отходами именно 5-го класса опасности, мы изолировали высокотоксичные вещества, снизив возможные риски. Неоднократно специалисты проводили здесь экспертизу, но ничего опасного не нашли. Пробы воздуха - чистые.

Обычный пейзаж - самое грязное место на полигоне не напоминает свалку.

Обычный пейзаж - самое грязное место на полигоне не напоминает свалку.

Как оказалось по закону, при банкротстве (а «Химволокно» банкротилось) все деньги от реализации имущества должны были пойти на обезвреживание захороненных отходов. Но этого не было сделано. Предприниматель, став владельцем полигона, как мог, самостоятельно изолировал токсичное захоронение.

По словам Деева, поверхность полигона расположена на двадцать метров ниже уровня дороги, по которой мы сюда приехали. Это означает, что на этой площадке можно еще размещать мусор. Конечно, не до такой высоты, как на городской свалке, но запас объема есть.

- Плюс не задействован еще такой же совсем пустой второй бетонный «контейнер», построенный в 1980-е годы. Так что места для складирования городского мусора лет на тридцать, как минимум, хватит, - уверяет собеседник. - Кстати, запах ощущаете?

- Нет! - на удивление, это было действительно так.

- Правильно, запаха у нас на свалке нет! - с удовлетворением констатирует Валерий Деев, - поскольку нет свежего мусора, а токсичный -

законсервирован и закрыт. Запах у нас появляется только чужой, когда ветер дует с соседних промышленных предприятий или со станции очистки городской канализации.

Слом сознания

Эта информация завершила шокирующее впечатление от полигона промышленных и бытовых отходов: без вида свалки, без запаха свалки. Вместо выжженной токсинами земли - разнотравье и множество луговых птиц. Природа берет свое. Только в дальней части «поля» виднеется нечто, похожее на мусор.

- Здесь последние отходы, что высыпали на полигон. Там самое низкое место, - говорит Деев. - Поэтому там скапливается дождевая вода и, кстати, никуда не уходит. Это лучшее доказательство герметичности бетонной коробки. Самое главное во всех мусорных полигонах - гидроизоляция, которая не пропускает фильтрат, когда погодные осадки проходят через мусор и все ядовитые вещества вода впитывает в себя. Этот фильтрат - 3-го класса опасности. Он может засорять подземные воды. Отвод фильтратов с этих полигонов осуществляется по подземным трубам, которые проложены внутри и выходят на смотровые колодцы, в которых всегда можно отобрать пробы для анализа.

Кроме полей-отстойников, на полигоне есть современный мусоросортировочный завод глубокой переработки мусора - до 50%, аналогов которому в городе не существует. Он несколько лет простаивает, каркас и оборудование ржавеет. Год назад, когда здание не отапливалось, накопилась толща льда и рухнула часть крыши. Предприниматель не отчаивается и собирается в скором времени ее восстановить. При полигоне есть также собственная лаборатория, которая может проводить анализ воздуха, почвы, воды и т. д.

Мусоросортировочный завод в процессе восстановления после обрушения крыши.

Мусоросортировочный завод в процессе восстановления после обрушения крыши.

- Эти земли нельзя использовать по другому назначению, - говорит Валерий Деев. - Сейчас это природоохранный комплекс сооружений, который позволяет хранить как промышленные, так и бытовые отходы. Однако и по прямому назначению сегодня этот комплекс использовать нельзя: земля эта была включена в административные границы города, потому лицензии не выдаются, суды запрещают сюда свозить мусор: получается тройной запрет. Но я думаю, если я перестану быть владельцем, земли будут выведены за пределы городской черты и станут использоваться как полигон для захоронения отходов. Главная проблема - не в токсичности полигона, которой нет, главное - в том, что собственник неудобный.

Валерий поясняет, что недоброжелателям мало и тройного запрета. С полигона, на котором любая деятельность запрещена, суд требует вывезти высокотоксичные отходы. Но ведь вывоз по решению суда, получается, тоже запрещен. Да и куда вывозить отходы с полигона, который как раз и предназначен для захоронения именно таких отходов? Во всей стране таких хранилищ можно по пальцам пересчитать. Еще парадокс: не выполняя противоречивые решения судов (один запрещает любую деятельность, другой требует срочно разворошить советское захоронение отходов), собственник попадает на штрафы и пени. В результате делаются попытки имущественный комплекс полигона выставить на торги по бросовым ценам (см. «Тем временем»), в сотни раз меньше оценочной стоимости, для покрытия задолженности по ежедневным штрафам, которая составляет на данный момент около 2 миллионов рублей.

Второй, уже зимний, визит на свалку мы с Деевым нанесли в начале февраля. Результат оказался ожидаемым - признаков предпринимательской деятельности мы там не увидели. Дороги прочищены от снега только до административного здания и завода, дальше - чистые заснеженные поля. Никаких следов завоза мусора, никакого запаха.

Да, для полной оценки состояния полигона требуются дополнительные исследования. Но обычные визиты, которые, кстати, может совершить каждый желающий, показали, что при должном контроле ничего страшного в этом подготовленном советскими инженерами полигоне нет. Поэтому, вслед за ее собственником, остается предположить, что из двух рассмотренных в начале статьи вариантов наиболее вероятным представляется второй: присутствие объекта на мусорном рынке действительно кому-то мешает.

Перспективный полигон - в «нужные» руки?

Сейчас, когда региональные власти поняли, что дело совсем не в личности инвестора и не в мнимой опасности проектов по мусоропереработке, а в упорном нежелании кого-то делить прибыльный рынок, когда воочию столкнулись с манипуляцией общественным мнением в Агаркове теми же самыми способами, которыми разгонялся миф о неэкологичности объекта в Турлатове, пора задаться вопросом: нужно ли (и кому нужно) продолжать игнорировать полигон, который уже существует и в который рязанский предприниматель уже вложил средства? Ведь готовый объект может, хотя бы временно (до строительства крупного мусороперерабатывающего завода), закрыть существующую проблему с приемкой городского мусора, разгрузить переполненную городскую свалку демонополизировать рынок. Вместо этого работа полигона заблокирована и запущен механизм принудительной продажи имущества.

Кстати, а почему именно продажа имущества по бросовой цене выбрана в качестве меры борьбы с неугодным полигоном? Не иначе уже имеется потенциальный покупатель, «нужный человек», который станет не только владеть перспективным имуществом, но и использовать его по прямому назначению как в своих интересах, так и в интересах своих покровителей, прикрывающих сомнительные манипуляции с полигоном под девизом борьбы за экологию.

Эта псевдоборьба якобы за решение экологических проблем становится основным рычагом в решении «нужных» вопросов. Истинная же цель нагнетания страстей вокруг полигона - передача объекта другому собственнику. Вырисовывается любопытная схема:

1. Земля, на которой расположен полигон, включается в городскую черту, что тут же исключает возможность ведения здесь деятельности по захоронению отходов;

2. Параллельно территория городской свалки выводится за пределы города. Тем самым создается монополия для нее на захоронение отходов;

3. Уполномоченные ведомства отказывают полигону в выдаче лицензий и санзаключения;

4. Раскручивается информационная кампания с целью сформировать негативное общественное мнение по отношению к «токсичной» свалке;

5. Решением суда запрещается любая деятельность по захоронению отходов на территории полигона;

6. Решением суда собственник полигона должен вывезти с полигона уже захороненные там заводом «Химволокно» высокотоксичные отходы;

7. За неисполнение решений суда (одно из которых противоречит другому и его невозможно исполнить) начисляются штрафы и пени;

8. Для погашения накопленных штрафов и пеней выставляется на торги имущество полигона. В результате проведенной оценки «рыночная» стоимость имущества занижается в сотни раз;

9. В случае несговорчивости «непонятливого» собственника включаются рычаги воздействия: уголовное дело, задержание, следствие, суд, наказание.

Можно спрогнозировать следующие ходы в этой цепочке событий. Например, реализация имущества по заниженной стоимости «нужному» лицу. Возвращение земель полигона из городской черты в административные границы области. Выдача новому собственнику всей разрешительной документации. Положительные результаты экологической экспертизы свалки. Начало работы полигона по прямому назначению во благо города и области, а также нового собственника и аффилированных с ним лиц. Дальнейшая монополизация деятельности по захоронению и переработке отходов.

В результате этой «многоходовки» мусорные финансовые потоки не только не уходят в нежелательную сторону, но и усиливают свою привязку к уже существующей рабочей схеме.

Очевидно, что ситуация со строительством мусороперерабатывающего завода в Агаркове и заблокированным полигоном (с таким же заводом) в Турлатове - звенья одной цепи. Обе проблемы созданы нежеланием мусорной монополии делить с кем-либо прибыльный рынок. И если в случае с Турлатовом чиновники умелыми манипуляциями оказались втянуты в конфликт с собственником альтернативного полигона, то в случае с Агарковом сами стали одной из сторон противостояния с монополистом. Выходом может стать комплексное решение: справедливо вернуть на рынок готовый полигон в Турлатове и уже на демонополизированном рынке отстоять права сторонних инвесторов на новый мусороперерабатывающий завод. У рязанцев должен быть выбор, кому они оплачивают услуги по сбору и утилизации своих твердых бытовых отходов. Это и качество работы мусорщиков повысит, и цены снизит.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Принудительная продажа: полигон по цене гаража

Очевидно, желая забрать у собственника мусорный полигон в уплату его двухмиллионного долга по штрафам, весь комплекс недавно оценен в сопоставимую сумму. Из справки об оценке имущества турлатовского полигона (ЗАО «Экоресурс»):

«Согласно отчету №624/16 ООО «Аксерли» об оценке Объекта оценки, была определена рыночная стоимость принадлежащего ЗАО «Экоресурс» сооружения коммунального хозяйства (шламонакопитель №2, расположенный по адресу: Рязанская область, г. Рязань, р-н Турлатово, 1 сооружение 2, кадастровый номер 62:29:0120005:187) в размере 362 610 100 рублей.

После принятия решения о возврате отчета 624/16 без принятия его судебным приставом-исполнителем сотрудниками управления ФССП по Рязанской области была поручена новая оценка компании ООО «АварКом Плюс». В результате повторной оценки рыночная стоимость указанного имущества составила 478 000 рублей, т. е. в 758 раз дешевле».

После столь нелепой оценки ЗАО «Экоресурс» обратился с заявлением в Следственное управление СК РФ по Рязанской области с просьбой провести проверку по факту незаконных действий, связанных с занижением оценочной стоимости объектов.

БУДЬ В КУРСЕ

Почему полигон лучше свалки

Гидроизоляция - главное различие между полигоном и обычной свалкой. Именно бетонная ванна и глиняная подложка под ней, как в случае с турлатовским полигоном, блокируют переход токсичных веществ из мусора в почву, защищая от заражения грунтовые воды. К сожалению, городская свалка на Окружной, эксплуатируемая уже несколько десятилетий, такой гидроизоляции не имеет.