2020-06-04T01:06:45+03:00

Пока работают инструкции Роспотребнадзора, бизнес в Рязани не откроется никогда

Эксперты и гости нового ток-шоу обсудили меры поддержки предпринимателей, которые оказывают областные и федеральные власти
Даже если ограничительные меры снимут, никто не сможет сказать, когда бизнес полностью восстановится. Некоторые эксперты предполагают, не раньше, чем через полтора года.Даже если ограничительные меры снимут, никто не сможет сказать, когда бизнес полностью восстановится. Некоторые эксперты предполагают, не раньше, чем через полтора года.Фото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

28 мая прошла премьера первого рязанского телевизионного общественного ток-шоу «Наша Рязань», организаторами которого стали Кабельное телевидение Рязани (КТВР) и рязанский выпуск газеты «Комсомольская правда». Тема первого выпуска: «Коронавирус и бизнес». Как повлияла ситуация с самоизоляцией на жизнь рязанцев, насколько сильно пострадали предприниматели, какая поддержка им оказывается и достаточна ли она, и чего ожидать в будущем. Все это обсудили приглашенные гости и эксперты:

- Михаил Пронин, бизнес-омбудсмен Рязанской области;

- Владимир Моторжин, директор «Центра маркетинга»;

- Георгий Шерозия, директор НИТИ, доктор физико-математических наук;

- Мила Халяпина, социальный предприниматель.

«ПЕРЕГИБОВ БЫЛО ПРЕДОСТАТОЧНО»

По словам бизнес-защитника Михаила Пронина, пандемия затронула большинство сфер предпринимательской среды. В первое время, когда начался карантин, пострадали даже крупные предприятия, в том числе оборонно-промышленного комплекса.

Телеведущий Глеб Галушкин (крайний справа) задал все важные вопросы по теме, а эксперты — бизнес-омбудсмен Михаил Пронин (крайний слева) и директор НИТИ Георгий Шерозия постарались дать свою оценку.

Телеведущий Глеб Галушкин (крайний справа) задал все важные вопросы по теме, а эксперты — бизнес-омбудсмен Михаил Пронин (крайний слева) и директор НИТИ Георгий Шерозия постарались дать свою оценку.

— Нельзя сказать, что хоть кого-то это не затронуло, — уверен Пронин. — Конечно, обращений был шквал. За почти два месяца их количество дошло до полугодового графика. Кому можно работать, кому нельзя - было не совсем понятно. Поэтому наша первая задача была - максимально разъяснить людям. Со временем, когда пришло понимание, стали появляться первые меры поддержки, многих это тоже не устраивало. На сегодняшний день бизнес вообще считает, что меры не совсем эффективны, и сама логика подхода к мерам поддержки - не совсем правильная. Отраслевой признак поддержки - это совсем неэффективно. Практически все бизнес-сообщество это понимает и признает.

Мы выходили к властям, и нас поддерживали в том, что, наверное, поддержку нужно оказывать по падению выручки. На тот момент это активно обсуждалось. Тут еще дело с ОКВЭДами... Два абсолютно одинаковых предпринимателя, которые по-соседству работают, одним и тем же товаром занимаются, но один получает поддержку, а другой нет, только потому, что у них разные ОКВЭДы. Ну так получилось, никто никогда не думал, что это будет важным моментом. Да, перекосов, перегибов, неэффективных моментов было предостаточно.

ВЛАСТИ ОКАЗАЛИСЬ НЕ ГОТОВЫ?

Как отметил омбудсмен, сейчас максимальному количеству предпринимателей нужно дать возможность работать, а если они будут работать, то и не нужна никакая поддержка, все можно пережить.

Владимир Моторжин так и не получил ответ, какая поддержка предпринимателям, кроме кредитов и выплат в 12 тысяч рублей.

Владимир Моторжин так и не получил ответ, какая поддержка предпринимателям, кроме кредитов и выплат в 12 тысяч рублей.

— Тех, кого принудительно закрыли, вся эта ситуация коснулась в первую очередь, — отметил в своем слове директор Центра маркетинга Владимир Моторжин и привел в пример конкретный случай. — Вот у нас в холдинге есть бар. Мы все законопослушные, и его закрыли сразу. Дальше что? На прошлой неделе собирались работники - их немного, 11 человек. Да, в рамках программы господдержки им выдали по минималке. Хочу сказать спасибо, выдали буквально на следующий день. Там как-то налоговая подключилась, сделали все быстро. А когда собрались, ко мне были вопросы: «Нам есть нечего, сидим дома, у всех семьи, дохода нет. Чего делать?» Эта пандемия, на мой взгляд, оголила экономическую несостоятельность в стране. А еще показала несостоятельность органов управления всех уровней: Рязань смотрела на Москву, Москва смотрела на президента, а президент, в свою очередь, передал свободу действий губернаторам.

Мое мнение, губернаторы к этому оказались не готовы, и вся система управления настолько забюрократизировалась, что и появилась эта разница в ОКВЭДах.

КТО МЕНЬШЕ ПОСТРАДАЛ – БОЛЬШЕ ПОЛУЧИЛ

Один из гостей ток-шоу, социальный предприниматель Мила Халяпина, владеет двумя видами бизнеса - центром оздоровительного массажа, где работают незрячие специалисты, а также кафе в одном из торговых центров. Она сравнила, как разным предприятиям оказывалась поддержка властей.

— По ОКВЭДам социальное предприятие не подошло под выплаты и отмену налогов, — говорит Халяпина. — Так как я арендую муниципальное помещение, обратилась в комитет по земельным ресурсам, и там мне тоже отказали. Потому что есть общий приказ, что все предприятия, занимающие муниципальную площадь, имеют право на отсрочку, но не на арендные каникулы. И есть кафе, бизнес, который, пусть на удаленке, но продолжает работать. А торговые центры - это не указы, не приказы, а живые люди, которые согласны на диалог. Да, торговые центры пошли на уступки, снизили аренду. Конечно, что-то оставили, так как у них тоже идут эксплуатационные расходы. Кроме того, предприятие получило каникулы по налогам по ОКВЭДу за весь второй квартал, компенсацию на каждого сохраненного сотрудника.

Мила Халяпина на собственном опыте смогла прочувствовать, какому бизнесу в Рязани помогают, а какому нет.

Мила Халяпина на собственном опыте смогла прочувствовать, какому бизнесу в Рязани помогают, а какому нет.

— В итоге, что произошло, — продолжает социальный предприниматель. — На моих глазах бизнес, который меньше пострадал, больше получил, в то же время социально ответственный бизнес пострадал катастрофически, потому что до сих пор открыться не можем. Даже, если я не была бы законопослушной, и все равно открылась, но люди-то не шли бы. Все боялись выходить из дома, первую неделю нас всех тормозили на улице. Складывается ощущение, что меры поддержки оказывают по жребию: кому-то повезло, а кому-то нет. Это приводит в некоторую растерянность.

12 ТЫСЯЧ И КРЕДИТ – ВСЕ МЕРЫ ПОДДЕРЖКИ?

В пять раз упали доходы и ООО «НИТИ», руководителем которого является Георгий Шерозия. Фактически в торговом доме работают несколько тысяч человек, это сотни больших и малых предприятий. Компания потеряла за два месяца несколько десятков миллионов рублей. По словам руководителя, соответствующих этой сумме налогов не получит бюджет области, потому что их не с чего платить.

— Вот прозвучала мысль, что президент передал губернаторам полномочия самим принимать решения в регионах, — говорит Георгий Аркадьевич. — Но на самом деле есть инструкция от 8 мая 2020 года, подписанная главным санитарным врачом России Анной Поповой, и пункт №5 указывает, что решение о поэтапном снятии ограничений принимают высшие должностные лица региона на основании предложений и предписаний главных санитарных врачей субъекта. Поясняю русским языком, это означает, что губернатор не вправе что-то открывать. Мы написали кучу писем на губернатора, других лиц, и смотрим - а что-то ничего не происходит, а потом стало понятно - у них просто полномочий нет.

— В самом начале ситуация, конечно, была не очень хорошая. Но это так во многих регионах было, — вновь взял слово бизнес-омбудсмен Михаил Пронин. — Но на сегодняшний момент, те, кто обратились за поддержкой, кто мог ей соответствовать, те ее практически все получают - нет никаких неправомерных отказов. Но вопрос в том, кто вообще на нее может рассчитывать? Насколько вообще справедлив подход к тем критериям, по которым она оказывается? На сегодняшний день, в этом большая беда, а не в том - эффективны меры или неэффективны.

— А какая вообще поддержка есть? — не согласился Владимир Моторжин. — По 12 тысяч рублей выдали, и то только небольшому количеству по ОКВЭДам, а все остальное, заметьте, это кредит. Да, под нулевой процент на полгода. Но обратите внимание, что предприниматель должен дать личное поручение под этот кредит, а все говорят, что государство гарантирует.

«В ПРИРОДЕ ТАКОГО БЫТЬ НЕ МОЖЕТ»

Озвучивая свою позицию, Георгий Шерозия сказал, что сейчас властям нужно отстать со своими мерами поддержки, и просто дать бизнесу полноценно работать.

— Проблема в том, что у нас заболеваемость в Рязанской области ежедневно по 70-80 человек, — посетовал Георгий Шерозия. — Эта цифра медленно сползает, но держится на одном уровне. А по инструкции Роспотребнадзора, переход от первого этапа снятия ограничений ко второму и третьему этапам, рассчитывается по определенным коэффициентам заболеваемости. Суть этой формулы в следующем: берется заболеваемость за последние четыре дня - суммируется, берется заболеваемость за предпоследние четыре дня - и тоже суммируется. Потом берется отношение одного к другому и получается некий коэффициент. Вот на сегодня этот коэффициент на уровне 0,9 примерно. Это первый этап по этой инструкции - можно на улице погулять. Чтобы перейти на второй этап, коэффициент должен быть 0,8, а на третий этап - когда меня и мой бизнес откроют, коэффициент должен быть 0,5.

Что это такое? Это значит, что в течение четырех дней заболеваемость должна упасть в два раза, а в следующие четыре дня еще в два раза. Это называется экспонента в математике. То есть, буквально за несколько дней все должно буквально - бум! - и завершиться. Я, как физик, утверждаю, что в природе такого быть не может. По этой инструкции мы никогда не перейдем на второй этап, и уж вообще никогда на третий. Мы будем болтаться на уровне первого этапа до тех пор, пока эта инструкция действует.

— Хочу добавить, — взял слово Михаил Пронин. — Эту инструкцию приняли 8 мая, а карантин ввели в конце марта. В то время, пока решение принимал губернатор и оперативный штаб, я вас уверяю, у нас это достаточно эффективно делалось в сторону бизнеса. Я вижу, что происходит в других регионах. Потом нужно четко очень сказать, что наш бизнес в этот момент не кошмарили, ни проверяющие, ни правоохранительные органы с точки зрения - правомерно вы работаете или нет. По крайней мере, ко мне не было ни одного такого обращения. Даже к тем, кто не имел права работать, но продолжал это делать, даже в таких случаях мы не видели никаких конфликтов. Поэтому от бизнеса нужно все-таки сказать спасибо нашей региональной власти, потому что отнеслись максимально лояльно. Что происходит сейчас? После 8 мая мы просто зарегламентированы.

ДОСЛОВНО

Директор Центра маркетинга Владимир Моторжин, который уже 25 лет является арбитражным управляющим, отметил тревожную тенденцию:

— Обращений по банкротству стало в разы больше, каждый день несколько звонков. Много предприятий готовится к банкротству, это проблема. Какая-нибудь маленькая фирма, которая делает условный элемент для радиоэлектроники, исчезнет, и что? Трактор не поедет, машина не пойдет - все это очень взаимосвязано и отработано. Последствия будут очень серьезные. Сейчас как-то нужно все быстро запускать, восстанавливать.

"Наша Рязань" /// Рязанский бизнес в карантине.Ток-шоу телеканала КТВР и рязанской "Комсомолки".

В ближайшее время Кабельное телевидение Рязани и рязанский выпуск «Комсомольской правды» подготовят второй выпуск программы. Какую тему рассмотрят гости и эксперты, мы сообщим дополнительно.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Вы стали свидетелем интересного события?

Сообщите об этом нашим журналистам:

- WhatsApp / Viber / Telegram: +7-900-910-82-12

- по телефону: (4912) 95-78-87;

- в соцсетях: ВКонтакте, ОК, Facebook, Instagram;

- по электронной почте: kp-62@list.ru с пометкой «Редакции».

И не забудьте подписаться на наш канал в «Яндекс Дзен». Все самое лучшее и актуальное для вас!

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Коронавирус в Рязани»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также