Победа

1941-1945: От брезентовой обуви для солдат до космических технологий

Рязанский деревообделочной завод дал впоследствии жизнь сразу двум оборонно-промышленным предприятиям Рязанской области
Работники завода в эвакуации.

Работники завода в эвакуации.

Этот проект Министерство промышленности и экономического развития Рязанской области совместно с «Комсомольской правдой» задумали для того, чтобы показать вклад жителей города и области в приближение Великой Победы. В годы войны вся промышленность региона была подчинена единой цели, ради этой цели люди сутками не спали у станков, не доедали и в кратчайшие сроки осваивали новые технологии.

Ярчайшим примером такого отношения к общему делу стал Рязанский деревообделочный завод, давший путевку жизнь в послевоенное время сразу двум промышленным гигантам – заводу «Красное знамя» и Государственному Рязанскому приборному заводу.

Интересно, что своим появлением на Рязанской земле деревообделочный завод обязан Первой мировой войне…

Именно в 1914 году Всероссийский Земский Союз эвакуировал из западных районов империи свое разнообразное имущество: станки, машины, материалы и прочее. Часть всех этих ценностей направлялась в Рязань и складировалась в Рюминой роще. В начале 1918 года после национализации имущества и был образован деревообделочный завод.

С этих бараков в Рюминой роще в 2018 году и началась история деревообделочного завода.

С этих бараков в Рюминой роще в 2018 году и началась история деревообделочного завода.

Первоначально предприятие подчинялось Главлескому, но еще в том же восемнадцатом году было передано Чрезвычайному Уполномоченному Совету снабжения Армии и получило первый оборонный заказ. Предстояло изготовить брезентовую обувь для солдат, фанерные бараки для лазаретов, жестяные коробки под консервы, жестяную посуду и прочее.

Так получилось, что с самого начала существования продукция завода служила военному делу – безопасности страны и торжеству справедливости в мире.

КОГДА НАЧАЛАСЬ ВОЙНА

Перед самой Великой Отечественной войной завод №168 – а теперь именно так назывался бывший деревообделочный завод – изготовил первый планер. Это был безмоторный летательный аппарат тяжелее воздуха. Однако машина в серию так и не пошла – разгоревшийся на западных рубежах страны «пожар» поставил перед руководством предприятия другие задачи. Получив еще в начале сорок первого года специализацию «плоскостной завод», его рабочие самоотверженно трудились над производством винтов, деталей и оперения к самолетам МиГ. Многие труженики добровольцами ушли на фронт, оставив у станков женщин и детей… Женщины и дети успевали не только справляться с работой, но и организовали дружины, помогавшие в госпиталях.

Из воспоминаний Анны Павловны Масленниковой, в девичестве Панфиловой (1923 г. р.):

– В городской больнице на улице Каляева (Семинарской), располагавшейся в старинном доме с колоннами, был оборудован госпиталь. Девчонки из заводской сандружины помогали санитарам выгружать раненых из вагонов и переносить их в палаты госпиталя. Я попала в отделение, где лежали бойцы с оторванными или ампутированными конечностями. Помню, снимаешь окровавленную повязку, а под ней – гной и черви. Не каждая из нас, молоденьких девчонок, психологически выдерживала подобные картины ужасов войны.

Санитарная команда завода.

Санитарная команда завода.

Когда осенью 1941 года враг все ближе и ближе подбирался к границам Рязанской области, «наверху» приняли решение об эвакуации предприятия. Разрывались семьи – кто-то уезжал на восток, другие в силу определенных обстоятельств вынуждены были остаться… Плакали взрослые и дети, людям казалось, что ненавистная война разъединяет их навсегда.

Из воспоминаний Анны Масленниковой:

– Во время пути наш поезд несколько раз попадал под обстрелы немецкой авиации. К счастью, пули и авиабомбы не причинили вреда составу. Эвакуация завода проводилась не только по железной дороге, но и водным путем на баржах, сначала – по Оке, а далее – по Волге. Последняя баржа, не доплыв небольшую часть пути, замерзла во льду. Жуткие ноябрьские морозы до -30 градусов сковали крепким льдом реку. Голод, холод, начавшиеся болезни стали серьезным испытанием для эвакуировавшихся рабочих. Мой папа, плывший на вмерзшей в лед Волги барже, заболел тифом.

По прибытии к месту назначения в поселок Козловка в Чувашии выяснилось, что выделенный рязанскому производству участок уже занят одним из ленинградских оборонных предприятий. Пришлось часть рабочих завода №168 направить в город Шумерля, другую часть переправили на противоположный берег Волги в город Волжск. Впоследствии этот Волжский завод был переведен в Ростов-на-Дону и преобразовался в знаменитый Ростовский вертолетный завод. А вот заводчане из Шумерли получили в 1942 году распоряжение вернуться в Рязань. Предприятию возвратили часть оборудования, пополнили его сотрудниками находившегося в эвакуации в Тюмени московского завода и присвоили новый литерный номер – 463.

ИДЕАЛЬНАЯ МАШИНА ДЛЯ ЗАБРОСКИ В ТЫЛ

Помимо производства кабин для самолетов Р-5 и У-2 перед руководством предприятия поставили задачу освоить серийный выпуск одиннадцатиместных планеров Г-11. Главным конструктором завода № 463 назначили известного к тому времени конструктора планеров Владислава Грибовского. На заводе до сих пор хранится его личное дело. Говорят, что первый рязанский планер конструкции Грибовского поднялся в небо с аэродрома Осоавиахима (сегодня мкр. Горроща) в марте сорок четвертого.

Планерист-испытатель Вячеслав Чубуков отметил хорошую управляемость Г-11:

– При выполнении фигур пилотажа – «штопора», «переворота» и «бочки» – планер быстро выходит без запоздания в нормальное положение. Посадка во всех вариантах загрузки проста и выполняется на малых скоростях.

Чертеж общего вида планера Г-11

Чертеж общего вида планера Г-11

В дни, предшествующие наступлению Красной Армии в Белоруссии, машина положительно зарекомендовала себя при заброске в тыл врага небольших десантных групп, а также вооружения и провизии партизанским отрядам. Основное преимущество планеров перед самолетами – бесшумность. В августе того же сорок четвертого разработчик планера и главный конструктор рязанского завода №463 Владислав Грибовский был награжден медалью «Партизану Отечественной войны» первой степени. Так Владислав Константинович, не покидая города на Оке, внес огромный вклад в разгром и уничтожение немецких войск в белорусских болотах и лесах. Этот случай еще раз наглядно продемонстрировал важность того трудового боя, который вели в тылу советские рабочие, конструкторы и управленцы.

Заводчане внесли достойный вклад в приближение Победы. За время войны завод выпустил 195 планеров Г-11, 64 планера А-7, 238 подвесных кабин для самолета Р-5, 3950 авиалыж для самолета У-2 (По-2) и большое количество запасных частей.

1013 сотрудников завода были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

В 1963 году завод №463 получил название «Красное знамя», а еще через два года – в 1965 году был разделен на два самостоятельных предприятия: завод «Красное знамя» и Рязанский приборный завод.

С того времени оба предприятия успешно прошли через минувшие десятилетия, пережив трудные девяностые годы и не растеряв свой конструкторский и производственный потенциал. Продукция разработанная и выпускаемая ими успешно работала и продолжает работать в космосе и в небе, укрепляя оборонный щит страны, сохраняя равновесие сил в мире.

Сегодня каждое утро несколько тысяч рязанцев устремляются через проходные заводов, продолжая дело героев трудового фронта!