2019-10-03T10:32:18+03:00

Убить нельзя травмировать

«Комсомолка» разбиралась, зачем рязанцы покупают оружие и откуда на улицах нашего города берутся «психи» с пистолетами
Лилия МИШИНА
Поделиться:
Комментарии: comments1
Россиянам травматическое оружие разрешено к ношению и использованию для самообороны.Россиянам травматическое оружие разрешено к ношению и использованию для самообороны.Фото: Иван ВИСЛОВ
Изменить размер текста:

Обычным сентябрьским днем в палатке уличного фастфуда повар привычно заворачивал в лаваш очередную порцию жареной курицы. Внезапно в палатку вбежал незнакомец и потребовал деньги. Услышав отказ, достал пистолет и начал палить. Спасаясь, молодой человек получил два огнестрельных ранения: в ногу и грудь. Стрелявший же, подобрав с пола рассыпанные купюры, сел в машину и уехал. Позже на допросе в полиции он промямлит, что был пьян и не помнит, что творил.

А спустя всего несколько дней зоозащитники сообщили о собаке, найденной на одной из улиц Дашково-Песочни. Животное было сильно травмировано, но особенно пугало другое: две небольшие кровоточащие раны – на голове и задней лапе. Волонтеры предположили, что в собаку стреляли. Несчастную передали в руки ветеринаров…

ВОПРОС НЕ В ТОМ, ЧТО У ТЕБЯ В РУКАХ, А В ТОМ – ЧТО В ГОЛОВЕ

Вспоминая эти события, действительно начинаешь задумываться, неужели и правда белым днем по улицам нашего города ходят вооруженные люди? Так же, как и ты, они едут утром на работу, опаздывают в поликлинику, стоят в очереди на кассе с банкой йогурта в руке… И все это с пистолетом под полой пиджака?

– Да, – отвечает мне офицер запаса, инструктор по практической стрельбе Виталий Побута. – Так и есть. Но большинство из нас об этом не задумываются, потому что просто не видят.

В ответ на мои округлившиеся глаза Виталий Александрович встает и выходит из-за стола.

– Как думаешь, я сейчас с оружием?

– Не знаю… Вроде нет.

Тогда он снимает свой широкий свитер и остается в футболке. Справа на ремне – кобура с пистолетом, а слева – несколько креплений для магазинов…

Ручка сама выводит в блокноте кружочки, петли… Прямо сейчас передо мной сидит человек, который при определенных обстоятельствах сможет выстрелить в другого.

– Вот про собаку комментировать даже не буду, – говорит Виталий Побута. – Я не знаю, что там произошло на самом деле. Видел только, что писали в новостях: мол, ранили из травматического пистолета. А кто это установил? Экспертиза проводилась? В этом случае мы точно не знаем даже, что это были за раны. Так как мы можем судить о ситуации?

Травматическое оружие разрешено к ношению и использованию гражданами нашей страны в целях самообороны. Пистолет на поясе – это не украшение и не понты. Это порой единственный шанс защитить себя и своих близких от реально угрожающей опасности. Представьте себе, что на вас бежит стая разъяренных псов. Что будет, если они смогут сбить вас с ног? Понимаете?

– Да уж… ситуация с собакой действительно теперь не кажется такой однозначной. Ну а как же тот «стрелок» из палатки с шаурмой?

– Знаете, если бы на месте повара оказался человек с оружием и соответствующими навыками, ситуация развивалась бы совсем по другому сценарию… Суть в том, что в тот момент человек себя не контролировал. Если бы у него не было пистолета, он схватил бы нож. Не окажись под рукой ножа – взял бы биту. Да он мог элементарно на своей легковушке протаранить эту палатку вместе с поварами, покупателями и жареной курицей – было бы желание! А желание беспредельничать у него, как мы понимаем, в тот момент было. Не в наличии пистолета дело.

НЕ КАЖДЫЙ «ПСИХ» ПСИХИЧЕСКИ НЕЗДОРОВ

Стать владельцем «травматики» может любой россиянин, которому исполнился 21 год (можно и раньше, если отслужил). Только для этого придется пройти определенную процедуру.Сперва медкомиссия, затем – обучение безопасному обращению с оружием и экзамен по его итогам. Теперь надо купить сейф и можно подавать заявку в отдел ЛРР. Если все в порядке, человек получает заветную лицензию. Теперь в течение полугода он может приобрести пистолет и поставить его на учет.

На первый взгляд, процедура получения разрешения на ношение травматического пистолета вполне преодолима. Если задаться целью и подкопить денег на госпошлину, обучение и саму покупку, ее вполне себе можно реализовать. Так возможно ли заранее распознать того, кто способен воспользоваться средством самозащиты в иных целях?

– Не всегда бывает так, что человек, который, внезапно разозлившись, начинает палить из пистолета, страдает психическим расстройством. Это может быть проявлением его личностных особенностей, – говорит член медицинской комиссии, которую проходят претенденты на приобретение оружия, врач-психиатр Вадим Комаров. – Наше государство не запрещает вспыльчивым, агрессивным людям, при этом не страдающим психическим заболеванием, владеть оружием. Они его получают и несут полную ответственность за его применение не по делу.

Что касается лиц с психическими расстройствами, то тут нужно определить, что это за расстройство. К примеру, заикание и невротический энурез – тоже относятся к психическим заболеваниям. Но не лишать же таких людей права на самозащиту. Если же у человека серьезное расстройство, при котором он часто не владеет собой и заведомо не может нести ответственность за свои поступки, то к владению оружием он не годен. Все остальные лицензию получают.

Конечно, все мы против того, чтобы вспыльчивые люди носили оружие. Но как это регулировать на уровне законодательства? Грубо запретить оружие вообще всем? Это необоснованное нарушение прав граждан. Исключить из списка тех, у кого есть любые расстройства психики? Так мы лишим права на самозащиту множество нормальных, абсолютно адекватных законопослушных людей.

Установить запрет для вспыльчивых людей? А кто будет определять уровень их вспыльчивости? И как это вообще реализовать технически? Мы же не можем написать в законе об оружии: не давать плохим людям.

КАША ИЗ БУКВ, ЦИФР И ПАТРОНОВ

Начиная знакомство с темой, я задалась вопросом, как регламентируется ношение оружия населением в других странах. Оказалось, что абсолютно по-разному. Где-то совсем лояльное – хоть с дробовиком по улице ходи, а где-то довольно жесткое – гражданские не имеют права носить какое-либо оружие. Просматривая статистику, я надеялась выявить хоть какую-нибудь тенденцию вроде: строгий запрет – меньше преступлений, связанных с огнестрелом, и наоборот. Но не тут-то было – никакой закономерности. Всю эту кашу я и вывалила инструктору…

– Так и есть, – кивает Виталий Побута. – Дело не в букве закона. Дело в культуре. И если углубляться, то скорее в отсутствии у современного общества оружейной культуры. Давайте вспомним Советский Союз. Тогда в школах были тиры. Октябрята стреляли из пневматики, пионеры – из мелкашки, комсомольцы – из автомата или винтовки. Это давало понимание и учило ответственности, подготавливало к выполнению общегосударственных задач – службе в армии, защите Родины. Люди с детства знали, что такое оружие и какие последствия могут быть при его использовании. Сейчас всего этого нет: ни тиров, ни соответствующего воспитания. Сейчас люди приходят в оружейный магазин и просят продавца подсказать – словно духи выбирают! И потом эта неосознанность, неумение и незнание нормативно-правовых актов приводит к беде.

В современных реалиях нам просто необходимо развивать оружейную культуру. Необходима масштабная и целостная деятельность в этом направлении на уровне государства. Организация стрелковых мероприятий, соревнований, взаимодействие с прессой – чтобы люди слышали про оружие не только негатив, как сейчас. Представь: огромная спортплощадка, полтысячи стрелков – и каждый вооружен! Но ни единой нотки агрессии – никто никому не желает зла! Круто же? А пока картина такова: я не могу пройти по улице с пистолетом на виду – люди шарахаются. Хотя я не собираюсь ни в кого стрелять – я просто хочу быть уверен в том, что смогу защитить себя, если такая необходимость возникнет.

КАКОВА ЦЕНА?

Есть такое понятие «пределы допустимой самообороны». Однако, несмотря на то, что оно есть, законодательно эти самые пределы никак не прописаны – нет какого-то конкретного алгоритма действий. А это значит, что соображать, как поступить, придется самостоятельно. Причем быстро и в условиях стресса.

Работая над статьей, который день не могу перестать думать вот о чем: не окажется ли, что цена самообороны будет слишком высока? Известны случаи, когда человек, отстреливаясь, смертельно ранил нападавшего. И выбора у него не было, и суд признал, что превышения пределов самообороны не присутствовало… Но как жить дальше, когда из жертвы в одну секунду ты превратился в убийцу? Да, ты жив. Но как с этим жить?

– Трудно. Как и после совершения любого другого греха, – говорит руководитель молодежного отдела Рязанской епархии, священник Павел Коньков.

– Как вообще церковь относится к оружию в руках мирного населения?

– Непростой вопрос. Дело не в оружии как таковом, дело в цели его применения. Церковь была и будет противницей насилия и агрессии, но никогда она не станет порицать самооборону. С одной стороны, у нас есть заповедь: если тебя ударили в левую щеку, подставь правую. С другой – это касается ситуаций, когда обижают тебя лично. Ты можешь стерпеть, пропустить это мимо себя. Но когда речь идет о защите семьи, Родины, тут уже совсем иные законы вступают в силу. Поэтому нельзя сказать, что церковь против оружия как такового. Важно, с какой целью оно используется. Для церкви главное – обезопасить человека от вспышек гнева. Как показывает практика, в таких случаях дело не в наличии оружия. И табуреткой убить можно, если задаться целью.

– А если рассматривать огнестрельное оружие как спорт?

– Почему нет? Существует много видов спорта, которые, по сути, являются отработкой военных действий (различные виды единоборств, к примеру). Опять же: главное – каковы мотивы? Если человек тренируется просто для себя или на случай гипотетической войны – в этом нет ничего страшного. А если он палит по мишени, представляя вместо нее своего обидчика – это уже грех.

Из всех бесед, которые я провела, работая над этой непростой темой, поняла одно: каждый человек имеет право на самозащиту и только он может решить для себя, как этим правом воспользоваться.

КСТАТИ

На сегодняшний день в Рязанской области зарегистрировано порядка 6 тысяч владельцев оружия, имеющих в собственности более 6 тысяч 800 единиц огнестрельного оружия ограниченного поражения. Если сравнивать со статистикой прошлого года, то показатели выросли на 7 %.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также