2016-08-24T02:12:15+03:00

Почему в Рязани провалы под домами находят только после строительства

Инженеры-­геологи рассказали «КП», что мешает им работать и экономят ли на исследованиях грунта строительные компании
Новые правила снова обязывают изучать грунт не только в лаборатории, но и на месте будущей стройки.Новые правила снова обязывают изучать грунт не только в лаборатории, но и на месте будущей стройки.Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ
Изменить размер текста:

Рязанцы, покупающие квартиры в новых домах, морально готовы ко всякому. Тут строители сэкономили на трубах отопления, там - на утеплителе. Но есть ситуации, к которым просто нельзя подготовиться.

Лет десять назад в новом доме на нынешней улице Быстрецкой треснула стена. С первого по пятый этаж. Люди, говорят, очень удивились: не в столетнем бараке ведь жилье купили. Причина, естественно, в том, что при строительстве не учли всех особенностей грунта, и дом стал неравномерно оседать. Трещину заделали, но, как говорится, «осадок остался».

При современном развитии науки и технологий даже высотный дом можно построить на любом грунте. Но чтобы точно знать, что грунт выдержит, его нужно проверить. Поэтому задолго до первых рабочих на выбранный застройщиком участок приходят геологи. Инженерная геология – наука серьезная и пренебрежения собой не прощает. А потому у специалистов в этой области – особый уровень ответственности.

В Канищево строить - хорошо

Грунты в Рязани разные, а значит, в каждом районе – свои особенности строительства. Проще всего обстоят дела в Канищево.

- Там есть верхний слой просадочных грунтов, который не очень подходит для устройства фундаментов многоэтажных домов, - говорит Ольга Кирьянова, директор ООО «Институт «Рязаньагроводпроект», одной из организаций, проводящих для строителей инженерно­геологические изыскания. – Но если фундаменты заглубить до следующего слоя – условия прекраснейшие. Да, будет чуть глубже подвал и фундамент, то есть чуть дороже строительство, но результат того стоит.

Самые сложные условия – в поймах рек - Трубежа и Оки, например, в микрорайоне Кальное и нижней части Дашково-Песочни. А эти районы как раз сейчас активно застраиваются.

- В поймах всегда сложные напластования грунтов, которые находятся в состоянии повышенной влажности, - говорит Ольга Борисовна. - Здесь встречаются торфы, которые характеризуются очень низкой несущей способностью, и подземные воды залегают близко к поверхности. В пойме всегда велик риск затопляемости. Поэтому требования к строительным работам на пойменных территориях повышенные.

А в Кальном – опасно?

С Кальным вообще история сложная. С одной стороны, если строить в этом районе дома на сваях, то сваи будут стоять крепко – на известняках. С другой стороны, этот район преподнес неприятный сюрприз.

Рязанские геологи, исследуя площадку для строительства физкультурного комплекса РГУ, пришли к выводу, что этот район – карстоопасный. То есть в известняках могут проявляться карстовые полости разных размеров, которые образуются путем растворения известняка подземными и поверхностными водами. А уже специалисты территориального центра «Рязань-Геомониторинг», которым доверил экспертизу региональный минстрой, подтвердили: карст в Кальном действительно есть.

Само по себе это не ставит крест на возможности строительства: есть технологии, позволяющие избежать неприятностей. Хотя наличие карстовых провалов здорово ужесточает требования к технологиям строительства. Например, порой в таких случаях сваи ставят «пучком» - одна, может, попадет в полость, зато остальные будут стоять на твердом.

Да вот неприятность: при возведении уже построенных в Кальном домов о карстах не знали и даже не задавались этим вопросом! Ведь генеральный план города, наверняка, был утвержден без информации по карстам. И это, кстати, результат того, что в области не ведется мониторинг опасных экзогенных процессов (выветривание, эрозия и прочее), в том числе и карстовых.

Не мешай воде течь!

Потенциальных угроз от коварного грунта много. Во многом именно поэтому Ольга Кирьянова так рада ужесточению требований к проведению инженерно­геологических изысканий под строительство, а именно, в них вернули советскую норму: при строительстве дома от двух этажей и выше необходимы изыскания не только в лабораторных, но и в полевых условиях. Проще говоря, геологам нужно изучать не только состав грунта, но и его поведение на конкретной площадке. А оно может зависеть и от домов, уже построенных по соседству (поэтому в таких случаях фундамент нового дома должен быть глубже, чем у уже стоящего рядом), и от наличия на участке горизонта подземных вод.

При, опять же, грамотном подходе подземный водоем опасностей не сулит. Скрытые от посторонних глаз подземные течения проверяют в основном на состав воды: она может быть агрессивной для бетона или других материалов, что нужно учитывать при строительстве. А вот русло подземного ручья угрозы не несет, если не препятствовать течению.

Кстати, именно такую ошибку совершили строители одного из рязанских супермаркетов. Если по-дилетантски, то произошло следующее. Перегородили русло подземного ручья сваей – и вода, конечно, начала искать другой выход. Нашла. И подмыла грунт. Итог безалаберности – оползень. Сэкономили на изысканиях или на претворении в жизнь рекомендаций геологов – потратились на строительные работы.

- Вообще же хочу сказать, что в последнее время строительные компании стали гораздо чаще прислушиваться к нашим рекомендациям, - говорит Ольга Кирьянова. – И если раньше мы часто видели, что на геологии застройщик хочет сэкономить, то сейчас все чаще нас просят «сделать как надо», даже если это сулит лишние издержки. Надеюсь, эта тенденция сохранится.

КСТАТИ

Трудно сказать, как проводили геологические изыскания при строительстве несколько веков назад. Может, и на глаз (как отливал колокол персонаж «Андрея Рублева» Тарковского). Но некоторые здания построили на века, а другим повезло меньше.

Проблемы с просадкой Успенского собора Рязанского кремля начались еще в XIX веке. Тогда его даже хотели снести, но рязанские меценаты собрали деньги на проведение дорогущих работ.

Но в конце 40-х по стене собора снова пошла трещина шириной до 20 сантиметров. Тогда главную рязанскую достопримечательность спасали московские архитекторы. Фундамент собора меняли чуть ли не полностью и в итоге спасли. Кстати, с тех работ берут начало реставрационные мастерские кремля.

Теперь же в центре внимания может оказаться колокольня кремля. По некоторым данным, грунт из-под нее «уползает» в сторону Трубежа, и его нужно укреплять.

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Церковь в Исадах чуть не сгубили огурцы

Шедевр архитектуры первой половины 17 века в начале 21-го века оказался под угрозой обрушения из-за оползня.

Шедевр архитектуры первой половины 17 века в начале 21-го века оказался под угрозой обрушения из-за оползня.

О том, что могут «натворить» коварные грунты при неправильном с ними обращении, говорит случай с церковью в спасском селе Исады. Шедевр архитектуры первой половины 17 века в начале века 21¬го оказался под угрозой обрушения из-¬за оползня.

Оказывается, виной всему… знаменитые спасские огурцы. Грядки с ними располагаются по всему обрывистому берегу, на котором стоит и церковь. А грунт – непростой. Вверху – четвертичные отложения, внизу – коренная глина, а между ними – песок. В нем и накапливалась вода для полива. Трудно сказать, сколько бы она еще накапливалась, но помогли сами жители, сделав рядом с церковью дорожку: без всяких изысканий, «на глазок». Это, по мнению геологов, и вызвало оползень, чуть не погубивший церковь. Работы по укреплению грунта обошлись в десятки миллионов рублей.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также