Общество

Есть ли будущее у детей-инвалидов в Рязани?

Желая помочь своим малышам, родители находят поддержку в Москве и Германии, но не в родном городе.

Сталкивались ли вы когда-нибудь с детьми, у которых тяжелые расстройства умственного развития? Пытались ли вы с ними общаться? Это очень нелегко. Собеседнику потребуется огромный запас самообладания и человеколюбия, чтобы установить контакт с такими детьми. Именно поэтому рядом с ними остаются, зачастую, лишь самые терпеливые: родные и педагоги. А ребенку-инвалиду необходимо быть в обществе людей, иначе он на всю жизнь останется изгоем. Печально, что в Рязани это мало кого заботит.

«Здесь что-то нечисто»

- У нас в доме живет странная семья: молодая мама с сыном и бабушка, - жалуются в «Комсомолку» жители одной из пятиэтажек по улице Вокзальной. - Мальчик у них с психическими отклонениями. Ему 12 лет, и он не разговаривает, только издает звуки. Часто жутко кричит и как будто колотит чем-то тяжелым об пол. Это слышно почти на весь подъезд!

- Но странность не в этом, - продолжают соседи. - Его редко выводят на прогулки, не показывают участковому врачу, орут на него и, кажется, даже бьют. Здесь что-то не так. И, знаете, судя по звукам, мальчика держат на привязи или в клетке...Нам кажется, что ребенок у них только для того, чтобы получать на него соцвыплаты, вот поэтому и не отдают его на лечение, да еще издеваются. Вы уж разберитесь, пожалуйста, в этой ситуации.

Невольно вспоминаются сюжеты из теленовостей, в которых одна бабуля держала свою внучку на цепи в будке, или про семью алкоголиков, которая запирала ребенка в подвале. Не верится, что подобное может твориться в центре Рязани.

Мы приехали по указанному адресу. Ожидали, что если в квартире действительно происходит что-то нехорошее, нам даже не откроют дверь. Однако на пороге появилась очень милая молодая женщина. Узнав причину нашего визита, она с улыбкой пригласила нас в квартиру - прибранную, аккуратную, уютную. Ничего похожего на клетку или привязь мы здесь не обнаружили. Вместе с мамой нас вышел встречать тот самый мальчик. Да, для 12-летнего он выглядел необычайно крупно, почти, как взрослый мужчина. Но никаких следов побоев, забитости. Мальчик чистый и опрятный. Было видно, что в семье о нем заботятся. Ребенок резко потянулся к нам, видимо, желая познакомиться, и достаточно ощутимо стал хвататься за руки и одежду.

- Андрюша, не надо трогать людей, - прикрикнула на него Марина Олейникова (имена и фамилия матери и сына изменены - Прим. ред.). – Пойдем в зал.

Ребенок не сразу, но послушался. Мы за ним. Честно признаемся, находиться совсем рядом с этаким силачем, который с трудом контролирует свои действия, было страшновато. Остается догадываться, сколько душевных сил и терпения приходится тратить матери для воспитания такого ребенка. В медицинской карточке Андрея сказано, что у него умеренная умственная отсталость с гиперкинетическим расстройством поведения, плюс задержка речевого развития на фоне тугоухости. «Букет», с которым Андрею закрыта дорога даже в существующие в Рязани коррекционные школы.

- Отклонения у нас пошли после полутора лет, когда нас активно "залечивали" доктора, - рассказывает Марина. - Один раз от пневмонии, второй - от бронхита. Сначала Андрей оглох, потом стало притормаживаться его развитие, и вот, к чему мы пришли.

Он может кричать, стучать об пол, проявлять некоторую агрессию. Врачи выписали нам лекарства, которые еще больше затормаживали развитие сына. Когда он перестал их пить, Андрей хотя бы прекратил бросаться на меня и бить. Пробовала надеть ему слуховой аппарат, но ребенок его сбивает, поэтому приходится иногда кричать на него, чтобы он меня услышал. Сожалею, что не могу оградить соседей от шума. Позволить себе частный изолированный дом я пока не могу.

В школу не берут — что делать?

- Доктора никогда не признают свою вину, - продолжает Марина Олейникова. - Но меня заботит больше другое – как теперь помочь своему ребенку адаптироваться в обществе.

Андрей почти целый день находится дома по той простой причине, что его не берут в школу.

Марина пыталась определить своего сына в ГУ «Комплексный центр социального обслуживания населения «Семья», но там сказали, что у Андрея девиантное поведение, то есть он доставит массу хлопот, и с такими детьми специалисты «Семьи» не имеют права работать. Они только могут заниматься с ними в определенные дни и часы. Вот и приходится воспитывать его на дому. Пока мама на работе, с ним сидит бабушка, либо сиделка. За неделю — всего четыре часа занятий с учителями специальной коррекционной школы-интерната № 3 «Вера». Но на этих занятиях ребенка учат лишь читать, писать, считать, говорить. В общем, самому основному, чтобы не позволить ребенку остаться совсем диким. А навыков социализации не дают: не учат его чувствовать себя частью общества, жить полноценной жизнью, заниматься любимым делом. И ребенок остается изолированным.

Вот так за бытовым разбирательством соседей вырастает другая, более глобальная и требующая внимания общества проблема. В Рязани много детей, подобных Андрею Олейникову. Их родители уверены, что помочь малышам освоиться в этой жизни могут лишь педагогические методы, а не медицинские. Но в Рязани нет ни центров, ни специалистов, которые помогали бы полноценно развиваться детям с множественными нарушениями в развитии.

Специалисты отмечают, что после революции начала ХХ века некогда единое направление «лечебная педагогика» распалось на детскую психиатрию, дефектологию и другие дисциплины. Они успешно развивались, но при этом утратили целостный подход к ребенку. Сегодня в некоторых городах, в частности, в Москве есть центры, которые работают со сложными детьми-инвалидами по принципам единой лечебной педагогики. Только не в Рязани. К сожалению, не у всех рязанских родителей есть возможность и желание переехать в столицу, чтобы регулярно водить своих детей в такие центры. Поэтому стали искать выходы в родном городе.

- Одно время я нанимала частных учителей, которые хоть чуть-чуть развивали Андрея творчески, занимались с ним физкультурой (ведь мальчик он крепкий и активный, ему необходимо движение), учили общаться со сверстниками, - говорит Марина Олеговна. – Но на это все уходит много денег. А где их достать? Представьте, ребенок-инвалид, за которым нужен постоянный присмотр. Еще нужно умудряться работать. О пособии по уходу за ребенком-инвалидом, которое составляет тысячу рублей с копейками, даже упоминать смешно! В итоге, пришлось отказаться от помощи частных врачей. Обращалась в госучреждения, работающие с детьми-инвалидами, просила о дополнительных занятиях с моим сыном, о его участии в групповых мероприятиях. Ответом было «не положено, согласно правилам».

Они выбирают «Свой путь»

А потом… Потом Марина познакомилась с родителями, у которых похожие проблемы с детьми, и узнала о существовании общественной организации помощи детям-инвалидам «Свой путь».

- Марина была такая радостная, когда пришла к нам, - вспоминает директор организации и инициатор ее создания Лариса Николаенко, которая тоже воспитывает ребенка-инвалида. – Организация создана в 2006 году родителями, которые в свое время также, как и она, не смогли найти в коррекционных школах благоприятную среду для своих детей. Четыре года мы не имели своего угла, постоянно переезжали...Тогда мы проводили лишь досуговые мероприятия, устраивали праздники, чтобы поддержать друг друга и детей.

После многочисленных обращений членов организации администрация Рязани выделила им часть первого этажа в жилом пятиэтажном доме в районе Торгового городка. При помощи друзей и спонсоров, в частности, российско-германского фонда «Перспектива» (грантовой поддержки), отремонтировали две комнаты и стали заниматься с детьми уже более полноценно. При этом, что самое интересное и обидное, популярный в Рязани фонд «Василия Рязанского» остался в стороне. Во время групповых занятий дети-инвалиды получают бесценный навык общения. Кроме того, занимаются рисованием, различными ремеслами, учатся разводить цветы и многое, чего они больше не получат нигде в Рязани. Образовательный процесс также строится на подготовке к праздникам. Например, празднику урожая, фонариков, Новому году, Рождеству, Пасхе и многим другим торжествам. В «Своем пути» развитие детей сдвигается с мертвой точки. Они делают значительные успехи в борьбе со своей оторванностью от мира и получают шанс на достойную жизнь.

В «Своем пути» ребята осваивают то, чему их якобы «не имеют права» обучать в рязанских коррекционных учреждениях.

В «Своем пути» ребята осваивают то, чему их якобы «не имеют права» обучать в рязанских коррекционных учреждениях.

Но не все так радужно, как может показаться на первый взгляд. Спонсорские средства не вечны, так же, как и средства самих родителей, поэтому организация испытывает определенные трудности. Необходима поддержка общества и государства. А ее как раз нет. Кто-то из чиновников даже сочувственно покачал головой, увидев рвение родителей добиться поддержки от местных властей в создании хорошего специализированного центра: «Тут для здоровых детей не могут построить детские сады и школы, кто же найдет деньги для инвалидов?».

- Мы не собираемся отказываться от организации, у нас еще много планов, которые хотелось бы осуществить, - говорит Марина Олейникова. – Беспокоит лишь то, что уходит время. Мы развиваемся, но не так быстро, как хотелось бы. А, как известно, потенциал ребенка-инвалида можно сформировать максимум до 18 лет. Иначе он может остаться изгоем общества на всю жизнь.

КОМПЕТЕНТНО

- На территории области проживает более 3500 детей-инвалидов, - рассказывает и. о. министра социальной защиты населения Рязанской области Вера Глонти. - Основным звеном службы реабилитации инвалидов являются специальные учреждения, которые работают с детьми-инвалидами по индивидуальным программам. К сожалению, специализированных центров по социальной реабилитации инвалидов, в том числе детей, в регионе нет.

На базе комплексного центра социального обслуживания «Семья» и «Службы сопровождения семьи» проводится комплекс мероприятий по восстановлению статуса рязанских детей-инвалидов в обществе. Отметим, что с 1 января 2012 года Лечебно-производственный центр реабилитации лиц, страдающими психическими расстройствами будет переделан в Центр социальной реабилитации инвалидо. Здесь появятся отделение дневного пребывания инвалидов, комната социально-бытовой адаптации, пункт проката технических средств реабилитации и другое.

Кроме того, сейчас Министерством разрабатывается проект долгосрочной программы Рязанской области «Доступная среда» (на базе федеральной программы на 2011-2015 годы). Планируется, что в ее рамках будет рассмотрен вопрос о создании на территории региона государственного стационарного учреждения социального обслуживания «Реабилитационный центр для инвалидов молодого возраста».