Общество3 ноября 2020 12:42

Подсудимый в деле о пропавшей детской площадке Сергей Карабасов: Мечтаю поиграть в баскетбол и поехать на море

Бывший глава администрации Рязани рассказал «Комсомолке» о жизни в неволе, а его адвокат оценил шансы участников процесса на объективный приговор
Даже в СИЗО Сергей Карабасов не терял бодрости духа и в силу возможности поддерживал свое здоровье. ФОТО: из личного архива Сергея Карабасова

Даже в СИЗО Сергей Карабасов не терял бодрости духа и в силу возможности поддерживал свое здоровье. ФОТО: из личного архива Сергея Карабасова

История с «пропавшей» детской площадкой стала одним из самых громких коррупционных скандалов Рязанской области. Хотя в большей степени его можно назвать политическим, потому что на скамье подсудимых оказались первые лица от городской власти.

Напомним, в растрате бюджетных средств обвиняются экс-глава администрации Рязани Сергей Карабасов, бывший руководитель управления энергетики и ЖКХ Игорь Ковалев и гендиректор ООО «Уютный двор 62» (фирмы-подрядчика) Михаил Пузанов. Из обвинительного заключения СК России следует, что в 2018 году Ковалев по поручению Карабасова подписал акт приемки работ по установке детской площадки в Лесопарке, которые не проводились, а подрядчик при этом незаконно получил все 4,9 млн рублей.

За тот месяц, что длится процесс, в суде выступили уже несколько свидетелей, но ясности картине преступления это пока не прибавило.

Чтобы узнать, как оценивает «среднюю температуру по больнице» сторона защиты и главный подсудимый, мы встретились с Сергеем Карабасовым и одним из адвокатов Виталием Климцовым.

«Я ДАЖЕ НЕ УВЕРЕН, ЧТО ЭТО ДЕЛО ВООБЩЕ КТО-ЛИБО ЧИТАЛ»

– Виталий Дмитриевич, какова позиция защиты на сегодняшний день? Вы не признаете обвинение или признаете его частично?

– Конечно же нет, вину Сергей Юрьевич Карабасов не признает и не признает полностью. В его действиях отсутствует состав преступления, это очевидно любому юристу и уж тем более ему, кандидату юридических наук. Уверен, в ходе нашей беседы я смогу это объяснить вашим читателям, тем более, серьезный разговор давно назрел. Об этом деле ходит слишком много слухов и сплетен, причем, мало кто полностью представляет себе, что же именно произошло в том 2018 году при благоустройстве нашего Рязанского лесопарка. Следственный комитет крайне дозировано делился информацией, а с других участников не поленились взять подписки о неразглашении данных предварительного следствия. Зачем им нужна была подобная секретность – думаю, сейчас, после нашего разговора, будет понятно. Сейчас начался открытый процесс, на котором присутствуют журналисты, прозвучали показания основных свидетелей обвинения, и полагаю, уже можно делать предварительные выводы.

– Погодите. Вину вы не признаете, но при этом защита не оспаривает почти ничего из собранных следствием фактов!

– Такая вот абсурдная, казалось бы, ситуация. Контракт был заключен? Да, защита полностью согласна! Контракт был заключен 15 июня 2018 года. На момент подписания акта выполненных работ 22 июня 2018 года контракт в полном объеме не был исполнен. Да! Защита полностью с этим согласна. Контракт на момент подписания акта выполненных работ действительно полностью не был исполнен. Деньги Пузанову перечислили на момент отсутствия выполненных работ по монтажу площадки. Мы и с этим не спорим. Только на этом следствие ставит жирную точку, считая, что состав преступления окончен. Мы же говорим, что никакого умысла на хищение не было – заказчик и подрядчик согласовали изменение сроков выполнения работ, и работы в предусмотренном контрактом объеме выполнены позднее. Никто ничего не украл и красть не собирался.

– Если все так прозрачно и очевидно, как вы утверждаете, почему обжалование выводов следствия так ни к чему и не привело?

– Как достучаться до людей, которые не хотят ничего слышать и видеть?! Все жалобы, обращения – словно лбом в гранитную стену. Понимаете, НИКТО из надзирающих за следствием инстанций не попытался ни разу проверить наши доводы, ограничиваясь формальными отписками. Казалось бы, самое элементарное: допустим на секунду, что деньги по этому злополучному контракту растратили-присвоили. Но тогда вопрос – почему вменяется вся сумма контракта? Само следствие установило, что оборудование было изготовлено, на момент подписания акта выполненных работ имелось в наличии, было готово к установке и позднее установлено. Где логика? Почему вменена в вину вся сумма контракта, а не вычленена из него сумма работ по монтажу, действительно не состоявшемуся 22 июня 2018 года? Вы знаете, я даже не уверен, что это дело вообще кто-либо читал. В Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указано – «Карабасов, действуя из корыстных побуждений, реализуя Карабасовым совместный умысел». Да, это явно техническая ошибка, такое случается. НО! Это ошибка в том документе, где никаких ошибок быть не может! Это тот документ, где скрупулезно выверяется каждая буква, каждая цифра и даже знаки препинания. Это итоговый, кульминационный документ по делу. И никто не удосужился его проверить, да хоть бы просто прочитать. Увы. Органы следствия не ставили перед собой цель установить истину.

«АСФАЛЬТ ВОВРЕМЯ НЕ ПОЛОЖИЛИ, А УПРАВЛЕНИЕ ЖКХ ОБ ЭТОМ НЕ ЗНАЛО»

- Я так понимаю, вы готовы нам эту истину открыть? Разъясните, как опытные менеджеры могли не справиться с элементарным мероприятием – установкой детской площадки?

- В январе 2018 года и.о. главы администрации Рязани Сергей Карабасов представляет проект благоустройства территории Лесопарка. По его задумке, под пролетами путепровода Северного обхода (моста над центральной аллеей парка) оборудуются спортивные и детские игровые объекты, проводится освещение, асфальтирование. Эта идея очень актуальная для нашего города, ибо более запущенного места, чем Лесопарк, найти в Рязани было сложно. Причем обидно – парк сажался вручную всеми жителями города и в результате оказался никому не нужным. Я работал в 90-х годах следователем прокуратуры Советского района и прекрасно помню, как часто там совершались преступления. Это было глухое, дикое и плохое место. Именно поэтому, думаю, проект благоустройства этого парка победил при опросе рязанцев. В марте 2018 года областное правительство выделяет дополнительные средства для его реализации. Прекрасно! – говорят в администрации города и дополняют проект. С учетом выделенных областью средств появляется возможность увеличить площадь благоустройства. Не ограничиться спортивными объектами под мостом, но построить и досуговый центр за мостом, на территории парка. По эскизам там должна была появиться асфальтированная площадка размером с пл. Победы, с кафе, сценой и… детской площадкой.

- Той самой?

- Да-да!

- Но изначально ее планировали установить под пролетом моста. Почему в итоге решили вынести оттуда?

- С увеличением финансирования было решено все пространство под мостом занять спортивными площадками, детскую же игровую зону переместить в сам парк. Началась работа по подготовке конкурсов на выполнение подрядов. Причем, в силу специфики работ асфальтированием занимается одно управление, строительством площадок – второе, собственником же всего вновь построенного объекта станет еще одна организация. Ну, таковы наши реалии. Организовать строительство детских площадок и.о. главы администрации города поручил Ковалеву, руководителю управлению ЖКХ. Сотрудники управления составили список того, что им нужно, промониторили цены, собрали коммерческие предложения и провели конкурс, в котором победило ООО «Уютный двор», директор - Пузанов. Срок выполнения работ Пузанову муниципальным контрактом определялся до 22-го июня, и к этому сроку оборудование им было изготовлено - а что-то недостающее – куплено, - и готово к установке, но тут вмешалось огромное НО. Асфальтированная площадка за мостом готова не была! Влажная земля не позволила вовремя положить асфальт! А сообщить об этом управлению ЖКХ никто не посчитал нужным.

«НЕ БЫЛО ЗАКОННОГО СПОСОБА ПРОДОЛЖИТЬ СТРОЙКУ БЕЗ ПОТЕРЬ И СРЫВОВ СРОКОВ»

- Итак, есть подписанный контракт с Пузановым, который он выполнить не может по вине заказчика. Какие варианты развития событий могут быть?

- Вариант первый. Пузанов втыкает в грязь эти злополучные качели-карусели и как бы тем самым выполняет свои обязательства, получает муниципальные деньги. Такая площадка, несомненно, представляла бы угрозу детям, и пользоваться ей было бы запрещено. Город тем временем ищет дополнительные средства, чтобы демонтировать эти объекты перед асфальтированием, перевезти их куда-нибудь на хранение, а после асфальтирования опять установить.

Вариант второй. Пузанов растрогает контракт с управлением ЖКХ в связи с невозможностью его исполнить по вине заказчика. Ему компенсируют затраченные на изготовление оборудования средства, плюс предусмотренные контрактом пени, неустойки, опять же за счет города. Плюс к этому провести повторный конкурс невозможно, так как на него в текущем финансовом году средств не предусмотрено, и что будет в следующем, тоже неясно. То есть город теряет деньги и не получает вообще ничего.

С учетом всего этого находится третий вариант: Ковалев подписывает акт выполненных работ, заручившись обещанием Пузанова установить площадку, как только основание под нее будет готово. Несомненно, это риск. Пузанов, получив деньги, мог в ответ на звонок из администрации «все готово, можете устанавливать» пожать плечами и показать подписанные документы о приемке площадки. Но у Пузанова безукоризненная репутация, которой он очень дорожит. Пузанов много лет занимается изготовлением и монтажом детского оборудования, в том числе по муниципальным контрактам и ни разу не подвел. Городские власти сознательно пошли на этот риск, рассчитывая на добросовестность подрядчика, так как действовали в общественных интересах.

- Хотите сказать, что это был единственно возможный приемлемый вариант, что не выйти за смету и сделать все в срок?

- Дальнейшие события показали, что этот риск оказался оправданным. Забегая вперед сразу скажу: все свои обязательства Пузанов выполнил.

Ну а пока июль 2018 года, под мостом ударными темпами строятся спортивные площадки, и тут становится ясно, что запланированной ширины в 7 метров для дороги до моста к спортивным объектам явно недостаточно. Велосипедная дорожка, мамы с колясками, детишки на роликах и самокатах – слишком тесно получается.

- И планы опять меняют?

- Ну а почему бы и нет? Когда запланировал сделать хорошо, но видишь, что есть возможность сделать лучше – почему бы и не сделать? Принимается решение расширить асфальтированную зону до ширины в 15 метров, увеличить парковку перед воротами. Где взять объемы? Да вот же, из запланированного асфальтирования за мостом! Все равно еще пока там асфальт класть не начали. Решили в 2018 году остановить работы за мостом, перенести их на следующий год, а сейчас благоустроить аллею до моста и ориентировать это место под зимние виды отдыха. Тогда и появляется идея деревни Деда Мороза, горок, домиков-кафе. И ведь получилось же? Получилось! Рязань приобрела красивейшее место зимнего семейного отдыха. Кто сомневается, попробуйте найти в выходные дни место для парковки машины рядом с парком… Мой пятилетний ребенок каждый вечер зимой меня туда тянул, это его излюбленное место для прогулок. Я, как житель Рязани, очень признателен Сергею Юрьевичу Карабасову и всем, кто имел отношение к строительству, что в Рязани появился такой центр.

- Если вернуться к детской площадке, то, как я понимаю, в своем запланированном виде она уже не вписывалась в концепцию деревни Деда Мороза. А деньги уплачены и оборудование готово.

- Оказалось, что не нужна. И решили так: в Лесопарке поставить то, что не будет мешать горкам (часть площадки установили, справа, после горок), а основную часть площадки переместить туда, где она нужнее! Вон, в сквере у Кремля никаких детских объектов нет. Жилых домов много вокруг, а дворы маленькие, места мало для игр. Согласовали с церковными властями, и 5 сентября 2018 года Карабасов дает поручение установить эту площадку в сквере на Соборной площади, где она и стоит до сих пор.

Всем подсудимым вменяется ч. 4 ст. 160 УК РФ. Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере. А в чем здесь хищение? Что они украли, растратили, присвоили? По логике следствия, раз на момент подписания акта выполненных работ и перечисления денег Пузанову площадка еще не была установлена, то значит, произошло хищение. Мол, состав преступления окончен с момента подписания этого акта. А кто похитил? Шел рабочий процесс, в ходе которого спешно приходилось вносить коррективы в планы. Да, из-за несогласованности в действиях разных управлений города случилась накладка со сроками контракта. Это вполне рабочий момент, и он был разрешен в рабочем порядке. Разве эта ситуация тянет на что-то больше, чем дисциплинарная ответственность за отсутствие координации деятельности нескольких управлений администрации?

Случилось, что здравый смысл вошел в противоречие с законом. Не было законного способа продолжить стройку без существенных потерь для бюджета города и срыва всех сроков. Люди, которые искренне переживают за свое дело - смело берут на себя ответственность, ибо думают не о себе, а о результате. Если бы думали, как не потерять свое место, обложились бы кучей оправдывающих их бумажек - не придраться! Но Лесопарка бы в нынешнем виде Рязань бы не дождалась….

Теперь задайтесь вопросом: а что такого секретного было во всем этом деле, что потребовалось со всех защитников брать подписку о неразглашении? Больше года Сергей Карабасов провел под стражей. За что? - еще один вопрос. Никто никогда не скрывал обстоятельств произошедшего, да и по документам все было очевидно…

«СУДУ БУДЕТ СЛОЖНО ПРИНЯТЬ БЕСПРИСТРАСТНОЕ РЕШЕНИЕ»

– Вся история с детской площадкой началась, после того как журналистка из Рязани рассказала Путину о том, что деньги украли, а детей лишили площадки. Как вы думаете, это был преднамеренный выпад против вашего клиента?

– Спрашиваете, увязано ли это как-то с выборами главы администрации города… Я не знаю. Это все за рамками уголовного дела, и оперировать предположениями не считаю для себя возможным. Но есть неопровержимый факт – журналисты не сделали ни единой попытки разобраться в сути ситуации. Как все это было подано, в каком ключе: «Вот, смотрите! – есть схема размещения объектов за мостом от весны 2018 года, в том числе детской площадки. Вот выигранный Пузановым и оплаченный муниципальный контракт, а теперь внимание: вот так выглядит сейчас это место – ни площадки, ни асфальта, НИ-ЧЕ-ГО!» Держите вора, что называется.

Впервые сюжет о том, что отсутствует предусмотренная контрактом площадка за мостом вышел в эфир 5 октября 2018 года. Никто из журналистов при подготовке сюжета не просил директора МУП «Лесопарк» Исаева прокомментировать отсутствие площадки. Чепелева на допросе в суде пояснила: в сюжете было упомянуто, что, возможно, эту площадку поставили в другом месте. Но, мол, после выхода сюжета никто из должностных лиц не обратился к ней с разъяснениями ситуации. Позднее, получив возможность огласить сюжет на медиафоруме в Сочи в мае 2019 года, попросив накануне коллег убедиться в отсутствии площадки за мостом, она довела до президента РФ информацию, что контракт подписан, но не исполнен.

Представьте себе логику журналиста, без персоналий, ладно? В сюжете, не зная и не желая знать всей подоплеки событий, он говорит: возможно, этот человек – вор. И, поскольку за несколько месяцев никто не удосужился прийти к журналисту и опровергнуть, то на всю страну можно заявить: да, этот человек – вор!

23 октября в суде допрашивался Исаев, директор Лесопарка в 2018 году. Он вспомнил, что перед выступлением Чепелевой в Сочи приезжали какие-то люди с камерой, снимали за мостом. Он к ним подходил, спрашивал, мол, чем интересуетесь, надо ли что-нибудь подсказать. Ничего они спрашивать не стали, не задав ни одного вопроса, уехали. Понимаете? Никому не было интересно, что случилось. Им надо было заснять пустырь, там, где должна якобы быть оплаченная детская площадка. А ведь он, Исаев, мог бы им все рассказать, ведь никто не делал секретов из того, что искомую площадку установили в другом месте и почему ее там установили. Правду было бы очень легко узнать – единственным разговором, но она была им неинтересна. Им нужен был негатив. А по каким причинам – в преддверии ли выборов главы Рязани, или просто кто-то хотел получить свою минуту славы – я не знаю и гадать не буду.

– В этом деле все с самого начала складывалось не в пользу вашего клиента. Сейчас, когда вы находитесь внутри судебного процесса, как оцениваете перспективы вынесения справедливого в вашем понимании решения?

– Я очень рассчитываю на объективность суда. Но понимаю, что суду будет крайне сложно принять беспристрастное, законное решение. Следственный комитет арестами, подписками о неразглашении заставил молчать тех немногих, кто мог бы рассказать, как было на самом деле. Общественное мнение сформировано недобросовестными журналистскими сюжетами, скупыми строчками отчетов пресс-службы Следственного комитета, сотнями комментариев в социальных сетях, так как, увы, для основной массы людей сейчас слово «чиновник» является синонимом слова «вор». Это далеко не так, впрочем, это отдельная тема для разговора. Но тем не менее реальность такова в настоящее время: если спросить первого же встречного на улице: «За что судят Карабасова?», – то подавляющее большинство вам ответит, что он украл деньги на детскую площадку. Это общественное мнение давит на суд, и я суду не завидую в этой ситуации…

В течение всего процесса экс-глава администрации Рязани ведет журнал, куда вносит все важные пометки по делу. ФОТО: из личного архива Сергея Карабасова

«ЖЕНА ВЕРИЛА МНЕ И В МЕНЯ»

После освобождения из СИЗО Сергея Карабасова отправили под домашний арест. Покидать пределы жилища, находящегося в Солотче, он имеет право только для участия в процессе. Все его передвижения отслеживаются с помощью электронного спецбраслета, укрепленного на ноге. Разрешение на встречу в домашних условиях судья нам не дал, поэтому беседовали мы с Сергеем Юрьевичем прямо в зале после очередного заседания по делу. Костюм, сосредоточенный взгляд, уверенный голос – кажется, что вот-вот зайдет за трибуну и начнет рассказывать о состоянии дел в городе. Сбивает только обстановка, надзирающие за всем приставы и адвокат, который всегда где-то рядом.

– Сергей Юрьевич, как настроение, чем занимаетесь дома?

– Сейчас для меня главное – семья. Когда работал на разных должностях в Рязани и Рязанской области, время на общение с сыном и женой приходилось выкраивать. Когда выходишь из дома рано утром, а возвращаешься поздно вечером, это непросто. Только в выходные, и то не всегда. За год, который мне пришлось провести в СИЗО, сын вырос, пошел в первый класс. Теперь мы с ним проводим гораздо больше времени. Читаем книги, смотрим семьей фильмы. Должен заметить, что в СИЗО очень много читал. Эта привычка сохранилась.

– Без какого атрибута свободы больше всего скучаете – путешествия, прогулки, походы в ресторан?

– Скорее всего, не хватает дела. Такого, чтобы погрузиться в него с головой, чтобы почувствовать отдачу. Очень люблю ездить с семейством на велосипедах по лесам и Солотчинской пойме. Этого, конечно, не хватает. Мечтаю поиграть в баскетбол. Честно говоря, и от путешествия куда-нибудь на море не отказался бы.

– Правда ли, что вы бросили курить?

– Курить стал меньше, но бросить совсем пока не удалось.

– Как сегодня обстоят дела с вашим здоровьем?

– Стараюсь много времени заниматься дома спортом – подтягиваюсь на турнике, отжимаюсь и т. п. Надеюсь, это поможет справиться с гиподинамией.

– Говорят, от сумы и тюрьмы не зарекайтесь. Как ваша семья восприняла обвинения? Поддерживали вас?

– Моя жена – моя главная опора. Все время, пока мы были лишены возможности общаться, я чувствовал ее поддержку. Через письма, через передачи. Ей было очень непросто выдержать и разлуку, и косые взгляды. Но она – молодчина. Верила мне и в меня. Сыну тоже было непросто. Он очень скучал. И очень был рад, когда я вернулся домой. Это дорогого стоит – увидеть сияющие глаза жены и сына после годовой разлуки.

– Многие ли друзья на всякий случай отошли в сторону от вас до окончательного решения суда?

– Известна пословица «друзья познаются в беде». Настоящие друзья никуда не делись. Поддерживали жену, помогали ей, чем могли. А некоторые знакомые, особенно поначалу, стали сторониться жены. Позже, когда подробности о ситуации стали понемногу становиться известными, отношение многих изменилось.

«ВСЕГДА ЕСТЬ ЛЮДИ, ГОТОВЫЕ ЛЮБУЮ ТВОЮ ОШИБКУ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПРОТИВ ТЕБЯ»

– Когда вас назначили сначала на должность министра, а затем вы стали и. о. главы администрации, осознавали, что это, по сути, расстрельные должности и такое развитие событий было вполне возможно?

– Вы знаете, должности эти сложные и, в известном смысле опасные – ты постоянно на виду, всегда есть люди, которые готовы любую твою ошибку использовать против тебя. Но есть надежда сделать что-то крупное, нужное. Меня с детства воспитывали в том духе, что надо стараться делать дело, полезное людям и государству.

– Как вы думаете, за то время, что вы были главой администрации, вам удалось как-то улучшить жизнь города? Есть какое-то дело на благо Рязани, которым вы особенно гордитесь?

– Мне довелось работать исполняющим обязанности главы администрации города полтора года. Приходилось заниматься массой вопросов, решать много текущих проблем. К сожалению, по разным причинам многое не удалось завершить. Наверное, самое большое удовлетворение вызывает благоустройство Лесопарка и создание комплекса «Под мостом». Комплекс работает, люди в этом месте бывают. В этом комплексе в 2018 году было проведено первенство России по стритболу. Более 20 тысяч рязанцев регулярно посещают центр спорта. Моя жизнь на всем ее протяжении была связана с Рязанью и Рязанской областью. У моей бабушки дом в Ласково появился более пятидесяти лет назад. А меня туда впервые привезли, когда мне был всего месяц. И впоследствии мы регулярно приезжали туда на лето. Ездили на автобусе от Торгового городка, поэтому помню это место с детства. Уже в более взрослом состоянии стало обидно от того, что посаженный рязанцами парк пришел в запустение, стал не просто неухоженным, но и опасным для посещения.

– Как вы прогнозируете развитие событий по вашему делу?

– Прогнозировать мне сложно. Очень надеюсь на беспристрастность суда.

– Как вы считаете, дело по детской площадке имеет под собой какую-то реальную подоплеку?

– Не думаю, что сейчас стоит давать комментарии на эту тему.

– Когда суд закончится, чем вы собираетесь заниматься дальше? Останетесь в Рязани или уедете в Москву?

– Все зависит от решения суда. Конечно, хотелось бы остаться в Рязани.

Напомним, 17 сентября в Советском районном суде Рязани началось разбирательство по громкому уголовном делу против и.о. главы администрации Рязани Сергея Карабасова. Вместе с ним в растрате бюджетных средств обвиняются экс-начальник городского управления энергетики и ЖКХ Игорь Ковалев и гендиректор ООО «Уютный двор 62» (фирмы-подрядчика) Михаил Пузанов. В процессе уже выступила глава администрации города, бывший директор «Лесопарка» и журналистка Чепелева, с выступления которой на медиафоруме перед президентом Владимиром Путиным история и начала раскручиваться.