Премия Рунета-2020
Рязань
-2°
Boom metrics
Здоровье9 ноября 2021 14:00

Рязанский психиатр: Мой пациент поверил в COVID-19 только после смерти жены

Примерно половина людей намеренно старается избегать мыслей, связанных с неприятными для них ситуациями. Это касается и коронавируса
Антиваксеры вели свою пропаганду и в начале XX века. Фото: архив "КП".

Антиваксеры вели свою пропаганду и в начале XX века. Фото: архив "КП".

Социология ковида

К 8 ноября, по данным регионального оперштаба, первый компонент вакцины получили 411 тысяч рязанцев, ревакцинацию прошли более 52 тысяч человек. При этом за неделю с 1 по 7 ноября первым компонентом привились 27 тысяч жителей региона, второй компонент получили 10 тысяч. Еще около 4 тысяч наших земляков прошли ревакцинацию. Но резкое отрицание необходимости сделать заветный укол по-прежнему сохраняется.

Так, по данным опроса ВЦИОМ (опубликован 27 октября - Ред.), 12% россиян уверены, что ни они, ни их близкие никогда не заболеют коронавирусом. Еще 7% сограждан признались, что об этом не задумывались. 12% опрошенных сказали, что уже переболели.

По данным другого исследования (опубликовано 1 ноября), проведенного аналитическим центром Юрия Левады (признан Минюстом иностранным агентом), не боятся заразиться СOVID-19 уже 50% жителей России.

А вот опрос, который мы провели среди читателей «КП»-Рязань», показал, что коронавируса не боятся 20% респондентов, столько же (20%) об этом не задумывалось, а почти 29% утверждают, что уже переболели.

Согласитесь, что во всех трех опросах доля тех, кто не боится заболеть или об этом не задумывается, довольно велика.

Откуда же берется такое «бесстрашие» при высокой смертности от болезни, мы поинтересовались у специалистов:

- Это вполне распространенная защитная реакция психики, называемая отрицанием, - объясняет врач-психиатр Сергей Андреев. - Примерно половина людей старается избегать мыслей, связанных с неприятными для них ситуациями. И это касается не только коронавируса. Многие верят, что никогда не заболеют раком, или уверены, что у них не наступит гипертония, хотя каждый день выпивают водку. Причем в наркологии считается, что отрицание является одним из основных симптомов зависимости. Зависимый применяет отрицание для того, чтобы не сталкиваться с разрушительными последствиями своего употребления, чтобы «оставить все как есть». С ковидом происходит точно также - многие люди просто не верят, что он есть. Не так давно у меня был пациент, который поверил в COVID-19 только после того, как умерла его жена. Причем подобная реакция характерна не только для России и стран бывшего СССР, но и для Европы в целом.

Когда испанка ходила по планете, одним из средств защиты были маски. Фото: архив "КП".

Когда испанка ходила по планете, одним из средств защиты были маски. Фото: архив "КП".

Между за и против

Говоря же о сторонниках и противниках вакцинации, необходимо понимать, что и в этом вопросе тоже не все так однозначно. Между крайними полосами «ваксеров» и «антиваксеров» или тех, у кого есть прививка, и тех, у кого ее нет, лежат промежуточные пункты. И среди тех, кто может пройти в торговый центр, есть недовольные и нежелающие показывать свой паспорт. И среди тех, кто прививаться не хочет, есть готовые принять последствия своего решения в виде ограничений.

- Сейчас в большинстве своем люди испытывают растерянность и страх из-за неопределенности, ограничений, лишения привычных реалий и мощного информационного потока, - рассказала психолог, гештальт-терапевт Валентина Конкина. - В таких ситуациях психика ищет способ избавиться от тревоги и создает опоры в виде игнорирования, убеждений, опыта, веры или знаний. И люди объединяются в группы по общности своих представлений. Попытка поколебать эти опоры может спровоцировать защитную реакцию с сильными эмоциями, которые быстро распространяются путем механизма, называемого эмоциональным заражением. Группа людей, объединенная одним эмоциональным состоянием и объектом внимания, может образовываться стихийно, а может создаваться и направляться с помощью специальных технологий.

Говоря же об эффективности дискриминации в отношении тех, кто не хочет прививаться, Валентина Конкина считает, что эта мера действенная, но далеко не для всех.

- Все зависит от ситуации, в которую попал человек. От того, что человек считает благом, насколько сильна та потребность, которая перестала удовлетворяться из-за введенных ограничений, можно ли удовлетворить эту потребность по-другому. Психологи считают, что человек может регулировать свои потребности или отказаться от некоторых из них. На эту способность влияют его моральные принципы, уровень образования, опыт и многое другое. И чем сильнее убеждения и принципы человека, тем труднее заставить его удовлетворять свои потребности неприемлемым для него способом.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

До введения ограничительных мер в регионе в сутки прививалось около 1 тысячи 800 человек (по данным оперштаба - Ред.), то сейчас это число возросло до 6 тысяч.