Премия Рунета-2020
Рязань
+19°
Boom metrics
Общество7 апреля 2024 7:17

Иван Русаков готовился к сражениям на войне, но свои главные битвы с бесчеловечностью выиграл в суде

В свои 98 лет легендарный рязанский адвокат рассказал о том, как разоружал фашистов и спасал трудовой советский народ от произвола чиновников
Андрей СПИРИН
После окончания Великой Отечественной войны Иван Русаков продолжил службу на Дальнем Востоке (1947 год). Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

После окончания Великой Отечественной войны Иван Русаков продолжил службу на Дальнем Востоке (1947 год). Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

Иван Васильевич Русаков - живой памятник той эпохи, которую мы не застали, но о которой много слышали. Бывший судья и адвокат, который отпраздновал прошлым летом свой 98-й день рождения, рассказал корреспондентам КП-Рязань о своем жизненном пути, вспомнил службу в тылу и на фронтах Великой Отечественной войны, поделился ценностями и настроениями общества послевоенной поры, на которую пришлось его становление как личности и специалиста.

Сын революционного матроса

Наш герой, участник Венского сражения весны 1945 года в составе сотого отдельного дивизиона (ОЗАД) 98-й гвардейской дивизии ВДВ, родился 27 июня 1925 года в селе Екимовка Рязанского района Рязанской области, в крестьянской семье. Мы встретились с ветераном, чтобы бережно записать и передать потомкам историю его жизни, трудов и служения Родине. Иван Васильевич, старательно вспоминая вехи своего долгого и интересного пути, поведал нам следующее:

- Мой отец Русаков Василий Феоктистович был из крестьян, имел образование в объеме двух классов церковной школы, служил при царе матросом на балтийском флоте. Он участвовал в Цусимском сражении с японцами в 1905 году. В первую мировую войну был вновь мобилизован, но группа матросов, в которую попал мой отец, отказалась ехать на фронт в грузовом поезде и потребовала пассажирский. Начальство удовлетворило их требование, но на корабль не пустило, а отправило в город Хельсинки ремонтировать поврежденные в боях корабли. Там мой отец посещал тайные собрания революционно настроенных матросов и рабочих. За это его арестовали, но за неимением доказательств, отпустили. Тогда он продолжил посещать майовки, был снова арестован и посажен в одиночную камеру в Петропавловскую крепость. На этот раз его из заточения освободила февральская революция. Отец принял участие в петроградском восстании. После окончания активных революционных действий в столице он вернулся домой, в село Екимовка Рязанского уезда Рязанской губернии.

Мать, Русакова Мария Тимофеевна, тоже была из крестьян, неграмотная.

В советское время, в связи с созданием колхозов, родители туда вступили и всю жизнь в нем проработали.

Из рязанского техникума в уральские пулеметчики

- Я родился 27 июня 1925 года в селе Екимовка, окончил там четыре класса средней школы. Еще семь классов я отучился в школе села Рожок. В 1940 году поступил в рязанский строительный техникум, который тогда находился в здании губернского суда на улице Ленина. В 1941 году, с началом войны, учебное заведение выселили в село Варские, в здание зооветеринарного техникума. В нашем прежнем здании расположился госпиталь. А в 1943 году, когда мне исполнилось 18 лет, меня призвали в армию. Нас, группу призывников, привезли в город Уфу, откуда мы пешком дошли до города Благовещенска, где располагалось южноуральское пулеметное училище. Таким образом я стал курсантом. Летом 1943 года все училище отправили на фронт.

В 18 лет Иван Русаков ушел в армию, попав на курсы пулеметчиков (1943 год). Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

В 18 лет Иван Русаков ушел в армию, попав на курсы пулеметчиков (1943 год). Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

Мне, в числе других курсантов, присвоили звание младшего сержанта и отправили в запасной полк на станцию Алкино, готовить солдат для фронта. В запасном полку меня назначили командиром отделения и до августа 1944 года мы занимались подготовкой солдат. В августе 1944 к нам приехал генерал для набора пополнения в свои части, я попал в группу отобранных им солдат и сержантов. Нас повезли в лес, неподалеку от города Могилева, куда прибыла с Карельского фронта 98-я гвардейская дивизия ВДВ. Наша группа пополнила личный состав 100-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона (ОЗАД), в котором меня назначили старшим писарем хозчасти. В декабре 1944 года дивизия готовилась к отправке на фронт. Наконец нас всех погрузили в эшелоны и повезли на запад.

Последний день войны мог стать последним в жизни

- Мы проехали всю Украину и через Румынию прибыли в Венгрию, где разгружались уже не помню. В Венгрии, в районе озера Балатон, была сильная группировка немецких войск, которая имела несколько танковых дивизий. Девятая гвардейская армия, в которую входила 98-я гвардейская дивизия ВДВ вступила в бой 16 марта 1945 года. 98-я дивизия наступала на города Мадьяральмаш и Секешфехервар, бои были жаркие и жестокие. К тому же у меня случился приступ малярии. Но несмотря на недомогание, я принял активное участие в снабжении батарей на передовой провиантом и боеприпасами. Вскоре меня перевели непосредственно к зенитчикам, заниматься орудийным расчетом. Наша батарея располагалась недалеко от линии фронта и своим огнем обороняла пехоту от нападений врага с воздуха.

После взятия этих двух венгерских городов сплошной линии фронта уже не было. Пехота шла от одного опорного пункта немцев до другого, долго не задерживаясь. Помню, как проезжали населенные пункты, еще объятые пламенем, среди множества мертвых немцев, которые лежали на дороге. Таким образом мы прошли Венгрию и вступили на территорию Австрии.

Вена была освобождена советскими войсками 13 апреля, но в окрестностях еще шли бои. Однажды наша батарея получила приказ – выехать на место боя и помочь нашим солдатам, которые попали в трудное положение. Мы выдвинулись и к вечеру добрались до большого села Витцендорф, расположенного вблизи гор. Нас обстреляли, две мины разорвались на месте, которое мы уже проехали мгновением раньше, но осколками от взрыва нас не достало. Мы быстро укрылись в селе, где и встретили ночь.

Обстрел прекратился, но за селом, около гор, шел бой. Был виден большой пожар и слышна учащенная автоматная стрельба. Отъехав от села мы стали готовить позицию, чтобы встретить врага в случае если он попытается прорваться через село. К утру все было готово, но бой у гор прекратился, наши солдаты справились сами. Днем мы поднялись в горы, но стоило нам выехать на плато, как начался новый обстрел. Мины разорвались перед нами и нам пришлось укрыться от бомбежки в лесу. Здесь все для нас закончилось благополучно, а на следующий день сообщили, что дивизия перебрасывается на другой участок фронта.

Из Австрии мы проехали в Чехословакию. Здесь 8 мая дивизия должна была вступить в бой, но утром пришла весть о том, что война окончилась. Мы сели на машины и поехали догонять убегающих немцев. 10 мая мы настигли большую колонну противника. Немцы остановились около речки, на другом берегу которой уже были американцы. Как решался вопрос я не знаю, но видел, как в объезд колонны авто проехали две единицы техники с 76-мм пушками. Вскоре немцы вышли из своих машин и сложили оружие. После этого солдаты рассказывали, что американцы немцев не приняли и они были вынуждены сдаться в плен.

Служба с отличием помогла выбиться в передовики производства

- После Победы, наша дивизия перевелась в Венгрию, где мы и пробыли до конца 1945 года. В январе 1946-го нас передислоцировали в город Муром во Владимирской области, а летом того же года - перебросили на Дальний Восток в село Покровка, где я оказался в зенитной батарее 296 полка, в ранге командира орудия (орудийного расчета). К нам прибыли солдаты из нового призыва, которых мы стали обучать военной науке. По службе я имел поощрения, получил значок «Отличный артиллерист», удостоился отпуска с выездом к родителям. Но правда имел и взыскание: однажды, в выходной день, командир взвода пригласил меня и еще одного солдата к себе домой. Жил он в соседней деревне. Мы помогли ему по хозяйству и он угостил нас обедом, за которым употребили и спиртное. Когда вернулись в часть нетрезвые, встретились с командиром полка, который определил нам 20 суток ареста на гауптвахте.

За рекородное перевыполнение плана имя Ивана Русакова занесли в Книгу почету завода САМ (1951 год). Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

За рекородное перевыполнение плана имя Ивана Русакова занесли в Книгу почету завода САМ (1951 год). Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

В сентябре меня, группу сержантов и одного офицера направили на станцию Манзовка, формировать зенитно-артиллерийский дивизион новой дивизии ВДВ. В новом подразделении меня назначили заведующим складом вещевого и продовольственного довольствия. В этой должности я пробыл до конца службы. А в апреле 1950 года я демобилизовался и вернулся к родителям в рязанское село Екимовка.

Лето 1950-го года я отработал в колхозе на уборке урожая, а осенью приехал в Рязань и устроился работать на завод САМ. В начале учеником слесаря, а затем и слесарем. Однажды пришел в цех и увидел перед собой большой плакат на котором было написано, что Русаков выполнил норму на 500%. За это мою фамилию занесли в почетную книгу завода.

Каково быть независимым судьей

- В 1951 поступил учиться с аттестатом зрелости в саратовскую юридическую школу. Во время выпускных экзаменов получил телеграмму о том, что был избран народным судьей Пителинского района. По окончанию школы сразу поступил в воронежский филиал всесоюзного юридического заочного института, после чего летом 1953 года вернулся домой к родителям и не отгуляв даже месяц отпуска, сразу уехал в Пителино, где приступил к работе судьи. В мае 1954 года я женился, получил квартиру и все стало хорошо. Кроме одного - у меня сложились ненормальные отношения с первым секретарем райкома партии в Пителино. Он регулярно вмешивался в мою судебную деятельность.

В 2024 году Ивану Васильевичу Русакову исполняется 99 лет. Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

В 2024 году Ивану Васильевичу Русакову исполняется 99 лет. Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

Так, например, в одном колхозе две доярки украли по два литра молока и их привлекли к уголовной ответственности. Первый секретарь советовал повнимательнее рассмотреть это дело и строго наказать тружениц. Кража молока в колхозе конечно преступление, но надо учитывать при каких обстоятельствах оно было совершено. В хозяйствах подсудимых не было коров, а детям требовалось молоко. Если колхоз выделил бы детям хотя бы по стакану молока, то кражи бы не было. Народный суд ограничился условным наказанием, за что получил упрек от главы райкома. Второе случай: в суд поступило дело о привлечении к уголовной ответственности одного местного жителя за захват колхозной земли.

Этот мужчина имел семерых детей и трудился на речной пристани. Будучи исключенным из колхоза, чтобы выжить, он посадил на выделенном сельхозпредприятием участке картофель, а осенью собрал урожай, что дозволялось только колхозникам. Я выехал на место для рассмотрения дела в судебном заседании. На требование суда предоставить протокол общего собрания колхозников, на котором мужчина якобы был исключен из колхоза, председатель колхоза ответил, что они протокол не составляли. Я решил, что нет протокола, то не было и собрания, а также не было предусмотренного законного исключения из колхоза. К тому же в колхозе, хотя и не постоянно, работали жена и старшие дети подсудимого.

Кстати, по данному делу писатель Борис Можаев написал рассказ и по его произведению был поставлен двухсерийный кинофильм под названием «Из жизни Федора Кузькина».

Райком попытался отомстить, уволив с работы жену

- Имелись и другие дела, о которых я говорить не буду. Расскажу лишь о последнем деле в моей практике, которое переполнило чашу терпения.

В селе Нестерова была уволена с работы заведующая сельской библиотекой. Эта женщина обратилась в суд с иском о восстановлении на работе. В судебном заседании было установлено, что ее уволили без согласия местного комитета профсоюза, что в то время было основным условием. Пителинский суд вынес решение о восстановлении женщины на работе. На второй день меня вызвали в бюро райкома партии, где первый секретарь заявил, что он работой судьи недоволен и предложил создать комиссию, которой будет поручено проверить мою работу и сделать выводы.

Комиссию поручили возглавить юристу – моему бывшему товарищу, работнику райкома. В тот же день я написал жалобу председателю Президиума Верховного совета РСФСР, а через пять дней в Пителино приехала комиссия в составе представителя министерства юстиции РСФСР, члена обкома партии, заведующей одного из отделов и заместителя председателя областного суда. Члены комиссии посмотрели дела, на которые я указывал в жалобе и сказали, что все правильно, законно и справедливо. На второй день меня пригласили на заседание бюро райкома и сказали, что председатель комиссии доложил о результатах проверки и сказал, что ничего предпринимать они не будут, так как секретарь признал себя виновным, извинился и обещал в дальнейшем не вмешиваться в работу суда. Мне же было сказано работать по-прежнему.

Прошло время, примерно с месяц, жена приходит с работы и рассказывает о том, что местный комитет профсоюза рассматривал вопрос о ее увольнении. Она в то время была беременна и работала бухгалтером на Пителинской лугомелиоративной станции. Профсоюз согласие не дал, а на следующий день я случайно зашел в райком партии и услышал неприятный разговор. Дверь кабинета второго секретаря была открыта и оттуда раздавался грубый разговор второго секретаря по телефону: «Ты почему не дал согласия на увольнение Русаковой? Сегодня же пересмотри это дело!». На второй день жена приходит с работы и говорит, что ее уволили.

Я позвонил председателю областного суда и рассказал ему об этом. Он предложил мне немедленно прибыть в Рязань. Через день я приехал к нему, но не застал на месте. Пошел к председателю обкома профсоюза работников сельского хозяйства. Рассказал ей о своей проблеме, она посоветовала написать жалобу, что я и сделал, после чего уехал домой. Через два дня позвонили из Пителинской лугомелиоративной станции и сказали жене, что она восстановлена на работе. А первого секретаря райкома уволили.

Четверть века на защите рязанцев

- В 1960 году министр юстиции наградил меня ценным подарком – часами. А марте 1963 года меня избрали в Рязанский областной суд. Через пять лет, в 1968 году, во время подготовки очередных выборов состава областного суда на новый срок, в суд поступила жалоба от моего бывшего товарища, осужденного областным судом за убийство своей жены. В обкоме партии с жалобой разбираться не стали, а вопрос решили просто – мою фамилию вычеркнули из списка кандидатов. Таким образом я остался без работы.

Я не отчаялся и написал заявление в областную коллегию адвокатов, пошел на прием к председателю президиума этой палаты. Председатель сказал, что звонили из обкома партии и просили Русакова не брать на работу. Заявление мое он не принял. Тогда я поступил на работу на рязанский завод «Красное знамя» в качестве заведующего юридическим бюро. На вопрос директора завода, уволить ли бывшего заведующего бюро, я ответил отрицательно, о чем в дальнейшем сильно пожалел. Бывший начальник работой не занимался, зато писал разные кляузы.

Об этом стало известно директору завода и он кляузника уволил. Тот не успокоился и написал жалобу в Москву, в министерство. Из профильного ведомства пришло письмо, которое мне показал главный экономист завода. В письме предлагалось проверить мою работу. Опять жалобы, опять проверки – мне это не понравилось и я тут же написал заявление об увольнении. Главный экономист мое заявление порвал и тогда я подготовил его вторично и внутренней почтой завода отправил директору. Директор вызвал меня к себе и заявил, что увольнять меня не будет, попросив забрать заявление обратно. Я этого не сделал и отработав положенные две недели уволился.

Освободившись, я сразу отправился в рязанскую коллегию адвокатов. На этот раз правозащитники приняли меня в свои ряды. В коллегии адвокатов я проработал в итоге 27 лет. В начале рядовым адвокатом, а затем заведующим юридической консультации. За время работы я получил две похвальные грамоты от министра юстиции СССР и министра юстиции России.

Сейчас у меня две дочери, три внучки, две правнучки и один правнук. Жена умерла в декабре 1997 года. Из наград имею Орден Отечественной войны 2 степени, медаль «За победу над Германией», юбилейные медали.

Вместо послесловия

Заслужив огромное уважение и репутацию, наш герой ушел на пенсию в возрасте семидесяти двух лет. Но и будучи пенсионером Иван Васильевич поддерживает в тонусе свой профессиональный интеллект - много читает, решает логические задачи и разгадывает кроссворды. Каждый год отмечает День Победы в кругу своих близких друзей, в областном суде.

Рязанские коллеги-юристы не забывают заслуженного ветерана. Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

Рязанские коллеги-юристы не забывают заслуженного ветерана. Фото из семейного архива Ивана Васильевича Русакова.

Годы, к сожалению, дают о себе знать и состояние здоровья порой выходит из-под контроля. В 2014 году Иван Васильевич попал в больницу из-за сердца, прошел лечение, но в 2015 снова почувствовал себя плохо и вновь лег в кардиодиспансер. После реабилитации, сердце пришло в норму и ветеран по сей день чувствует себя хорошо. Сейчас, в 2023 году, Иван Васильевич полон сил – любит сервировать стол вкусными и полезными блюдами, довольно часто принимает у себя гостей. Обращаясь к современному поколению рязанских юристов, наш герой просит о главном:

- Работайте честно. Помогайте людям. И дружите с книгой – она научит всему.

На журнальном столике у ветерана мы заметили несколько изданий, которые он читает прямо сейчас. Это воспоминания советских маршалов о Великой Отечественной войне, роман Владимира Успенского «Тайный советник вождя» и дилогия Павла Мельникова-Печерского «В лесах. На горах».

В свои девяносто восемь лет Иван Васильевич Русаков не теряет хватки и природной бодрости, может поддержать разговор практически на любую тему. Наша редакция желает этому замечательному человеку - нашему земляку - здоровья и счастья на долгие годы жизни!

Секреты долголетия от Ивана Русакова

Во время записи интервью, мы не удержались от соблазна расспросить Ивана Васильевича про секреты его долголетия. Ветеран поделился с читателями своим рекомендациями. Для начала, ежедневно необходимо заниматься физическими упражнениями, а конкретно - разминкой тибетских монахов. Утром, до того, как встать с кровати, нужно разминать мышцы плечей, шеи и головы круговыми «разогревочными» движениями десять раз. Далее, по тому же принципу, разминать поясницу, но уже старательней - двадцать раз. Кстати, за поясницей Иван Васильевич следит особенно тщательно, спит полулежа и частенько ее разминает.

Далее - еда, между прочим, очень важная часть инструкций долгожителя. Ветеран предпочитает рыбы в каком угодно виде, но только малосоленую. Особенно нравится форель. Также пенсионер любит молоко, твердый (крошащийся) сыр, помидоры, ранние малосольные огурцы. Все это продукты, которые Иван Васильевич хоть и приветствует, но все же не употребляет в пищу каждый день. Теперь же перейдем к каждодневному меню.

Утром ветеран завтракает молочной кашей, пшенной, рисовой или гречневой, иногда с тушенкой. Обед проводит в компании с борщом или супом, которые пенсионер иногда готовит сам, причем получается очень вкусно! Ужин обычно включает в себя вареную картошку, макароны и тушеное мясо. Иногда в вечернее меню дополняют тушеные капуста и рыба.