Общество

Ветеран РНПК Борис Кондес: Все свое время я отдавал работе – и это меня не угнетало

Полный сил и энергии 73–летний мужчина всю свою жизнь связал с нефтеперереработкой и образовал трудовую династию
Борис Кондес рассказывает внучке Насте о своих трудовых буднях на нефтезаводе.

Борис Кондес рассказывает внучке Насте о своих трудовых буднях на нефтезаводе.

Фото: Павел АВЕРИН

В год 60-летия АО «РНПК» мы встретились с ветераном завода, создавшим целую трудовую династию. Нас встретил в своей квартире не сетующий на возраст и болезни человек, а полный сил и энергии 73–летний мужчина. Он ежедневно проводит трехчасовые (!) прогулки по ЦПКиО, занимается с внучкой Настей и дает советы сыну Владиславу, который продолжил трудовую династию на уже родном предприятии.

«МНЕ СУДЬБА ПРЕДОПРЕДЕЛИЛА РЯЗАНСКИЙ НЕФТЕЗАВОД»

Борис Александрович Кондес родился в Германии в семье фронтовиков. Отец был офицером, а мать – санитарным врачом. Они познакомились на войне, а потом остались по приказу командования в составе оккупационных войск в Германии. Потом Кондесы переехали в Киев, где подросший Борис впервые попытался поступить в техникум радиоэлектроники:

– Это был 1962 год, только что в космосе побывал Юрий Гагарин. Радиоэлектроника тогда была в большой моде. Когда я поступал, то конкурс был 25 человек на место. Но получил двойку на одном из экзаменов.

Неудача не сломила упорного юношу, который шел, как ему казалось, к своей мечте. В Рязани у Кондесов жили родственники, и Борис, отучившись еще год в школе, поехал в город на Оке поступать в политехнический техникум, в котором было соответствующее отделение. И вновь – неудача…

– После того, как я все сдал, но не прошел по конкурсу на радиотехнику, мне предложили отделение нефтехимии и газа, – на память Борис Александрович явно не жалуется. – Для меня это было новинкой, но химию я в школе любил, поэтому решил попробовать. Как потом оказалось, мне судьба предопределила рязанский нефтезавод.

ОДИН ИЗ ОСНОВОПОЛОЖНИКОВ КАТАЛИТИЧЕСКОГО РИФОРМИНГА

По окончании техникума началась производственная практика. И начало было, вспоминает наш собеседник, своеобразным:

– Мы пришли на завод, а начальник в первый день заставил нас убирать кучи строительного мусора. И так несколько дней кряду. И только когда убедился, что мы не лодыри, стали изучать оборудование. Завод работал в четыре смены по шесть часов. Для того чтобы заступить на вахту в час тридцать, мы приезжали на последней «шестерке» из общежития на Куйбышевском шоссе, два часа ждали. Потом начальник отменил наши ночные смены.

А в кармане, как рассказал Кондес, уже лежала повестка в армию. Отслужил два с половиной года и вернулся в Рязань. Здесь в 1970 году и началась его долгая трудовая биография на нефтезаводе.

– Я попал работать на установку каталитического риформинга, самую мощную по тем временам по выработке высокооктановых бензинов.

Тогда можно было работать после техникума, сейчас же настолько все стало сложнее, что требуются специалисты только после вузов.

НАСТАВНИК И ОСНОВАТЕЛЬ ТРУДОВОЙ ДИНАСТИИ

В должности начальника установки, продуктом которой мы, автолюбители, как раз и пользуемся, проработал Кондес не один год. Он руководил процессом выработки бензинов Аи–95 и Аи–98.

– Сейчас все регулируют компьютеры, тогда же за всеми параметрами следил оператор, – вспоминает Борис Александрович. – Температура, давление… всего не перечесть. В общей сложности оператор должен был отслеживать 500–700 параметров, и при этом – все держать в голове. Вот нужно поднять температуру – делаем. А в голове моментально идет просчет: почему возникла такая необходимость, что в установке происходит после того, как температуру подняли. Ведь сразу нужно быть готовым к последующим шагам. Так что мы сами как компьютеры были.

Не мудрено, что, имея такое «взаимопонимание» с установкой, Борис Кондес вместе с коллегами даже придумали, как повысить ее производительность. Посоветовались с главным инженером, сделали расчеты – и внедрили свои задумки. В итоге вместо 600 тысяч тонн бензина в год установка стала вырабатывать 700 (!).

В общей сложности Борис Александрович посвятил заводу 43 года жизни.

Уходя на пенсию, передал свой огромный трудовой опыт молодому специалисту Ниязу Гарипову:

– Толковый парень, вникал во все тонкости, чувствовалось, что хочет стать настоящим профессионалом. Сейчас он уже заместитель начальника цеха.

Трудится в РНПК старшим товарным оператором и сын Бориса Александровича – 43–летний Владислав, который в свое время окончил Рязанский радиотехнический институт:

– Пришел он на завод в девяностые, когда работы вообще не было, в товарно–сырьевой цех, так там и остался.

И в заключение нашей беседы ветеран РНПК подвел своеобразный итог своей трудовой биографии:

– Круглые сутки жил заводом. Все свое время я уделял работе – и это меня не угнетало, потому что мне нравилось. Едешь с работы в трамвае и думаешь: «Правильно ли написал распоряжение ребятам? Не ошибся ли?» Приезжаю домой – сразу к телефону, спрашиваю, понятно ли написал. Утром встаю часов в пять, сразу к телефону: «Как ночь прошла, все ли в порядке?»

Осталось только добавить, что «тыл обеспечивала» супруга Клавдия Николаевна, к сожалению, уже ушедшая из жизни.