2019-10-17T21:34:48+03:00

79­-летняя пенсионерка на «гробовые» деньги содержит бедствующую многодетную семью

Бабушка призналась «Комсомолке», что всю жизнь привыкла отдавать и не смогла пройти мимо чужого горя
Дом многодетной семьи Славягиных для пенсионерки Екатерины Бугровой стал родным.Дом многодетной семьи Славягиных для пенсионерки Екатерины Бугровой стал родным.Фото: Павел АВЕРИН
Изменить размер текста:

Они встретились два года назад: многодетная мать и пенсионерка из Рязани. И сразу же сердобольная Екатерина Григорьевна Бугрова стала кормилицей – есть такое доброе русское слово – для целой семьи. На это уже ушли 100 тысяч рублей «гробовых», но самоотверженная женщина ничуть об этом не жалеет.

Встреча, изменившая судьбу

Когда не знаешь, сколько именно лет Екатерине Григорьевне, максимальный возраст, приходящий на ум – 65 лет. Человек живет полноценной жизнью, наполненной смыслом и впечатлениями. При общении с этой 79-летней женщиной создается стойкое ощущение того, что она совсем не думает о смерти.

– Мы встретились два года назад, когда я зашла в православную лавочку на автовокзале в Мервине, – вспоминает Бугрова, и надо отдать должное – память у нее прекрасная. – Я входила, а Наташа выходила. Заплаканная женщина в окружении двух малолетних детей. Продавщица мне сказала, что у нее хотят их отнять, а она не знает, что делать – просит, но пока все бесполезно. Тогда я решила сама съездить к ней в Рязанский район и посмотреть, как обстоят дела.

Когда пенсионерка увидела, как живет Наталья Славягина с четырьмя детьми, то пришла в ужас. Нет, многодетная мать не была алкоголичкой и бродяжкой. Наталья – инвалид с детства по психическому заболеванию. Вот вроде все у нее нормально с психикой, а потом вдруг как переключатель сработал…

Мы поговорили с соседками, и никто о многодетной матери ничего в сердцах плохого не бросил, а ведь знаем, как сельские женщины любят косточки перемыть.

– Я не понимаю, как они до меня жили: на чем спали, из чего ели, – продолжает свой рассказ Екатерина Григорьевна. – Я все вытащила и изрубила. До сих пор не могу объяснить того положения, в котором семья существовала.

Примечательный факт: у самой Екатерины Григорьевны сначала умер муж, а через 4 месяца – сын Степан Юрьевич, работавший в областном туберкулезном диспансере врачом. И всю мебель из его комнаты она отдала Славягиным. Когда мы приехали в гости к многодетной семье, об ужасе внутреннего убранства квартиры отчасти напоминал разрушенный сарай, разбросанный мусор на усадьбе и собачья будка без крыши. В комнатах стояла не новая, но вполне еще сносная мебель, на столике – устаревшей марки, но вполне работоспособный телевизор. Есть даже простенький ноутбук.

– Помогает и сын Андрей: детей я строго воспитывала, – однако видно, что строгость эта напускная у Екатерины Григорьевны. – Он когда приехал к Славягиным – заплакал. Мы поклеили обои, как могли; люстры повесили и полы в порядок привели. Кровать и диван привезли. Я им новую газовую плиту и унитаз купила – они пока не распакованы. Мастер окна пластиковые вставил, электрик проводку поменял.

Будка без крыши напоминает о той жизни, в которую Славягиным не хочется возвращаться. Фото: Павел АВЕРИН

Будка без крыши напоминает о той жизни, в которую Славягиным не хочется возвращаться.Фото: Павел АВЕРИН

«Я привыкла так жить»

И получилась вполне себе чистенькая, приспособленная для жизни квартира в сельском доме, разделенном пополам. А Екатерина Григорьевна теперь либо сама наведывается в гости, либо передает гостинцы детишкам и продукты с водителем автобуса. Мы разговаривали с пенсионеркой об этой незамысловатой жизненной истории, в которой пожилая женщина своей героической роли не замечает вовсе.

– Я привыкла так жить. Прежде думай о людях, а потом о себе. По-другому не умею. У меня ведь мать умерла, когда мне 17 было, а я коров доила в колхозе с четырнадцати. Меня соседи содержали-кормили, у меня больше никого не было. И я так всю жизнь жила, а пошло это от моего деда – он всех нищих кормил. И дети у меня такие, сын приедет в деревню, увидит пьяницу: «Мам, покорми! Они больные, дай!».

Рассказывает о своем житье-бытье пожилая женщина, а в уме все время навязчиво крутится вопрос: «А почему же не такая, как все, девочка, рано оставшаяся без матери, оказалась ненужной родному брату и отцу, которые живут неподалеку?». Ведь, по словам все тех же соседей, Славягины влачили жалкое существование до появления в их жизни Екатерины Бугровой.

– Я лучше себе откажу, а им сделаю, – и тут она впервые вспомнила о своем возрасте. – Я уже прожила – слава богу. Дай им Господь пожить, чтобы они хоть в чем-то увидели радость.

Символичная надпись на сарае многодетной семьи, не правда ли? Фото: Павел АВЕРИН

Символичная надпись на сарае многодетной семьи, не правда ли?Фото: Павел АВЕРИН

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также