2019-04-05T15:56:29+03:00

Детский хирург против главврача ОДКБ: Если бы меня хотели вернуть те, от кого это напрямую зависит, то уже сделали бы это

«Комсомолка» выслушала мнение двух сторон разгоревшегося в Рязани скандала между «белыми халатами»
Поделиться:
Комментарии: comments11
Главный врач рязанской ОДКБ Инна Лебедева (слева) считает, что Любовь Клипова не улучшала количественные и качественные показатели работы хирургического отделения.Главный врач рязанской ОДКБ Инна Лебедева (слева) считает, что Любовь Клипова не улучшала количественные и качественные показатели работы хирургического отделения.
Изменить размер текста:

Больше недели в соцсетях и СМИ бушует скандал по поводу «несправедливо уволенной» заведующей хирургическим отделением Рязанской областной детской клинической больницы Любови Клиповой. Большая часть воззваний к минздраву, рязанцам и всем-всем-всем исходила от анонимов, которые требовали срочно вернуть хирурга, а главврача – наказать. По их словам, якобы именно при новом руководителе учреждения стал разваливаться коллектив, а дети не получают должной медицинской помощи. Одновременно в интернет-сми одна за другой начали всплывать истории, главный подтекст в которых – непрофессионализм врачей (читай – руководства ДОКБ) загубил ребенка.

«Комсомолка» попыталась разобраться с этой ситуацией без эмоций, слез, «былых заслуг» и пообщалась со всеми сторонами этого кадрового конфликта.

«ХИРУРГИЯ – ЭТО КУРИЦА, КОТОРАЯ НЕСЕТ ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА»

— Ничто не предвещало моего ухода, — рассказывает бывшая заведующая хирургическим отделением рязанской ОДКБ имени Дмитриевой Любовь Клипова. — Я 17 марта прооперировала двух детей. На следующий день как всегда вышла на работу. Примерно в полдень мне звонит секретарь и сообщает, что со мной хочет поговорить Инна Николаевна [Лебедева – главный врач]. Я пришла - мне предложили присесть. Думала, что разговор будет идти как раз об операциях, которые были накануне, мало ли там что. Оправдываться, конечно, я не собиралась: я – хирург, она – педиатр, и не ей ставить показания к хирургическому вмешательству. Но главврач сказала, что в детской хирургии много проблем. Да, может быть, я некоторые не вижу, потому что внутри нахожусь, а извне, наверное, виднее. Ну, вот мне и объяснили, что много проблем, мало инноваций, мало высокотехнологичных видов помощи, проблемы со страховыми компаниями. Ну да, говорю, штрафы накладываются – полторы тысячи рублей на полмиллиона, которые мы приносим. Ведь хирургия – это курица, которая несет золотые яйца: у нас минимальные затраты и хорошая оплата историй болезни с точки зрения страховых компаний.

По словам хирурга, главный врач сообщила ей, что решила отдать должность заведующей другому человеку. Клипова приняла это решение и сказала, что поскольку является пенсионеркой, то на работу может уже не выходить.

— Почему все-таки написали заявление?

— После настойчивой просьбы Инны Лебедевой. Я-то думала, что кто-то из моих коллег займет место, какие уж тут амбиции, но спустя два-три часа узнала, что будет общая конференция, на которой коллективу представят нового заведующего из Воронежа. Опаньки, это стало для всех неожиданностью.

Когда Любовь Клипова пришла на следующее утро за вещами, коллеги в отделении попросили ее написать заявление об отзыве.

— Я его написала, но в отделе кадров меня никак не приняли, мол, у нас даже нет вашего первого заявления, как мы можем принять отзыв. По кругу, в общем, пустили… Ну я покрутилась, как дурочка, думаю, что я буду перед этой малолеткой стоять, просто оставила заявление на столе у секретаря главврача и ушла.

В этот же день мне позвонила Лебедева и сказала, что нужно повидаться, как-то попрощаться по-хорошему, по протоколу. Ну и что это? Вот меня просто так выкинули без объяснений, теперь на торжественном собрании елейным голосом будут говорить, какая я хорошая, вручат веник, и я уйду. Мне это нужно было? Поэтому я просто ушла, даже не попрощавшись с коллективом.

Предметы, проглоченные детьми, и извлеченные хирургами рязанской ОДКБ имени Дмитриевой. Фото: министерство здравоохранения Рязанской области.

Предметы, проглоченные детьми, и извлеченные хирургами рязанской ОДКБ имени Дмитриевой. Фото: министерство здравоохранения Рязанской области.

«НИКАК НЕ ПОЛУЧАЛОСЬ ПОУЧИТЬ КОЛЛЕГ»

По словам бывшей заведующей, со стороны главного врача к ней были две основные претензии: плохо развивается высокотехнологическая медицинская помощь (далее – ВМП) и штрафные санкции страховых компаний.

— Давайте поясню, — предлагает Любовь Николаевна. — ВМП – это отдельные виды помощи, из-за которых страховые компании проплачивают несколько другие деньги, чем, допустим, за грыжу, аппендицит и т.д. При мне в отделении был лицензирован только один вид ВМП — это коррекция гипоспадии (порок развития мочеполовой системы – Ред). Это достаточно сложный вид операции. Объем помощи согласован с фондом обязательного медицинского страхования. При этом мы не заявляли, что можем двести штук прооперировать или больше, потому что детей в регионе с такой патологией просто нет. У нас таких операций было 10-12. За все годы, когда был лицензирован именно этот вид помощи, я их выполняла на 100%. Более того, за этот год таких операций проведено уже три. Но никак не одна, как сказала в одном интервью госпожа Лебедева. Повторюсь, те обязательства, которые отделение брало на себя в оказании именно этого вида помощи, выполнялись на 100%. Все эти операции выполняла я одна-единственная, но не потому что хотела быть звездой урологической, а потому что никак не получалось поучить коллег.

— Вы упомянули про штрафные санкции.

— Что касается штрафов, — продолжает Клипова. — Существует практика, когда страховая компания проплачивает истории болезни. Например, мы прооперировали грыжу или аппендицит, отдали историю. Страховая компания за этот случай выставляет определенную сумму денег, но имеет полное право проверять, правильно ли мы все сделали. Вот они берут историю болезни и видят, что где-то нет справки о прививках – родители не предоставили, где-то буковка не так написана, где-то время не обозначили. Ребенок-то выздоровел, но страховая компания все равно может оштрафовать. Как правило, это 10% от стоимости истории болезни. Сама история стоит 15 тысяч рублей, соответственно штраф – полторы тысячи рублей. Исход в принципе никого не интересует: ребенок ушел не инвалидом, не без перемен, не с ухудшением. Такие случаи у нас бывали, это происходит во всех больницах – во взрослых и детских.

«МЕНЯ НЕ ВЫЗЫВАЛИ ПО ПОВОДУ ОБОСНОВАННЫХ ЖАЛОБ»

По словам Клиповой, за последние три года — время, когда больницей руководит Инна Лебедева — на нее не поступило ни одной жалобы. По крайней мере, ей об этом главный врач не сообщала.

— Нет, была одна сумасшедшая жалоба, — все-таки вспоминает детский хирург. — Из района бабушки-дедушки привезли внучка, который, прыгая в пруд, сел на сучок и поранился. Я понимаю бабушку, она хотела все скрыть от родителей, которые жили в Москве. Но нам ведь справка о прививках нужна и так далее. В общем, бабушка, видно понервничала сильно, а потом возмутилась, что я не знаю, сколько швов наложила на попе ребенка. Я ей честно сказала: «А кто их считал-то?» Ну, представьте портниху, которая сшила блузку. Она что, считала стежки? Поэтому, повторюсь, Инна Николаевна никогда меня не вызывала по поводу каких-то обоснованных жалоб в мою сторону.

Что касается неутихающего конфликта в интернете, как заверила Любовь Клипова, она к этому не имеет никакого отношения. Все это инициировали коллеги уволенного хирурга, недовольные нынешней политикой в больнице.

Операции в ОДКБ продолжают делать в круглосуточном режиме. Фото: Александр ГЛУЗ

Операции в ОДКБ продолжают делать в круглосуточном режиме.Фото: Александр ГЛУЗ

— Как думаете, почему с вашим уходом поднялся такой шум?

— С этим человеком [Лебедовой] в принципе невозможно работать. Постоянный прессинг, неадекватное поведение, совершенно ненормальная и ненормативная лексика, — перечисляет детский хирург. — Ну как так можно - сидеть на пятиминутке, смотреть исподлобья на людей, которые лечат детей, и которым ты, в принципе, должна доверять. Рано или поздно этот нарыв должен был вскрыться. В то же время ничего хорошего для себя я не вижу. Если бы меня реально хотели вернуть, не просто коллеги и родители пациентов, а те, от кого это напрямую зависит, то уже сделали бы это. Но никто не хочет ничего менять. То есть, я не нужна региону в качестве специалиста с определенным стажем и опытом работы. Я могу устроиться в поликлинику прыщики вскрывать, но мой потенциал пока мне не позволяет скатиться на эти рельсы. Понимаю, что не буду работать до 80 лет. У хирурга должна быть голова ясная, не трясущиеся руки и глаза видящие. Как долго это продлится со мной, год-два-пять, сказать не могу.

«ЧЕЛОВЕК, НЕ ВОСПРИНИМАЮЩИЙ КРИТИКУ»

Вторая сторона конфликта – администрация больницы в лице руководителя. Как рассказала «Комсомолке» главный врач ОДКБ имени Дмитриевой Инна Лебедева, с Клиповой был заключен стандартный трудовой договор. Она заведовала хирургическим отделением и операционным блоком, при этом сохраняла возможность оперировать.

— Это человек из той категории, который любит учить и раздавать поручения, но в отношении себя не воспринимает никакого влияния, — рассказывает главврач. — Будучи руководителем, она утратила готовность к взаимодействию с отделениями разного профиля. Отсутствовали направления на улучшение не только количественных, но и качественных показателей. В частности, не проводился анализ возникающих проблем, установление их причин, отсутствовали разработка и осуществление необходимых корректирующих мер, и анализ эффективности этих предпринятых действий. Отделение было закрытым. Выявление проблемных критериев в работе отделения администрацией не рассматривались конструктивно, никаких решений не принималось.

В рязанской ОДКБ выполняется широкий спектр лапароскопических операций и диагностической лапароскопии. Фото: Алексей БУЛАТОВ

В рязанской ОДКБ выполняется широкий спектр лапароскопических операций и диагностической лапароскопии.Фото: Алексей БУЛАТОВ

— Это единственная претензия к Клиповой?

— Есть еще один момент — это проведение медико-экономической экспертизы страховыми организациями, — продолжает Инна Николаевна. — Нарушения в оказании медицинской помощи в хирургическом отделении, выявленные страховыми компаниями по результатам контрольно-экспертных мероприятий приводят к ухудшению финансового состояния учреждения, и как следствие отражается на уровне оказания медицинской помощи. В качестве предмета штрафа выделены — несвоевременное начало операции, поздняя постановка диагноза. За 2018 год сумма штрафов с хирургического отделения составила 400 тысяч рублей. Лечебное учреждение должно работать стабильно в круглосуточном режиме. А вся деятельность должна быть направлена на удовлетворение ожиданий пациента, двойным стандартам в современной медицине не должно быть места.

— Неужели в больнице или в регионе не нашлось никого, кто бы смог возглавить отделение, не привлекая иногороднего специалиста?

Изначально на должность заведующего хирургическим отделением рассматривали кандидатов внутри коллектива. Кандидат, удовлетворяющий требованиям, имеется, но у него нет желания возглавить отделение. Поэтому принято решение об иногороднем докторе. Кроме того, каждый заведующий в процессе своей деятельности готовит себе приемника, но Любовь Николаевна этого не сделала. Это еще одна причина, по которой пришлось пригласить человека из другого региона, — отметила главный врач.

— Что касается нового заведующего, то это Роман Попов, выпускник Воронежской медицинской академии имени Бурденко, детский хирург, детский уролог-андролог. Молодой, перспективный и очень квалифицированный специалист, с прочными знаниями, полон энтузиазма. Он имеет опыт работы по оказанию хирургической помощи при неотложных состояниях в экстренных условиях, выполняет широкий спектр лапароскопических операций и диагностической лапароскопии.

Что ж, кадровое решение главный врач больницы приняла. И именно ей за каждый свой управленческий шаг нести ответственность перед руководством министерства здравоохранения. Да, обновление кадров, замена специалистов — это обычная мера, и зачастую очень болезненная и непопулярная. Как бы там ни было, но хочется верить, что на детях эта история отразится только в положительном ключе.

Главное, чтобы после всех кадровых потрясений в рязанской ОДКБ не пострадали дети. Фото: Олег РУКАВИЦЫН

Главное, чтобы после всех кадровых потрясений в рязанской ОДКБ не пострадали дети.Фото: Олег РУКАВИЦЫН

МНЕНИЕ «ЗА»

Жительница села Истье Старожиловского района Инна Садовникова:

- У моей дочери была врожденная гемангиома [доброкачественная опухоль – Ред.], но сначала нас лечили в кожно-венерологическом диспансере, где поставили диагноз «дерматит», так как на коже были высыпания. Соответственно, лечили не от того. И хорошо, что не залечили. А пятно на коже постоянно растет и растет... Потом нам посоветовали обратиться к Любови Николаевне Клиповой. Она только на ребенка посмотрела и определила болезнь, сказала, что нужна срочная операция и удалять новообразования.

Лечение было долгое, сложное, целый год, наверное, я ребенка возила с четырех месяцев. И она спасла мою дочь, вылечила ее.

Это необыкновенно грамотный человек, очень добрая, очень внимательная, очень отзывчивая. Человек, к которому обратилась просто по рекомендации, стал для меня родным. Я постоянно поздравляю ее с праздниками, как дальнего родственника, понимаете.

Сейчас дочери 15 лет. Мы недавно приезжали к ней проконсультироваться, так как ребенок занимается лыжным спортом. У кабинета Любови Николаевны и в коридоре большие очереди, к ней едут со всей области. Таких людей нужно ценить и беречь!

Когда я узнала, что она ушла, у меня душа плакала. Ну не может такого быть, понимаете?

Мы живем в сельской местности, хороших специалистов не хватает. Поэтому звонила Любовь Николаевне по любому вопросу, ведь помощь нужна и детям, и взрослым — я всегда просила помочь. Она как палочка-выручалочка для меня. Я ее ценю, люблю и боготворю.

МНЕНИЕ «ПРОТИВ»

Житель Шацка Дмитрий Сарычев:

- Моему сыну в детской больнице имени Дмитриевой сделали шесть операций на почках. Изрезали всего с рождения до девяти месяцев. Когда врачи опустили руки, увез в Москву в Национальный медицинский исследовательский центр. Там сделали все, что надо, и сказали, что проведенные до этого операции — врачебная ошибка, и за такое нужно руки отрывать. Оперировала нас завотделения Любовь Клипова. Причем я изначально хотел обращаться в Москву, но она уверила нас, что все будет хорошо. Но спустя девять месяцев она просто сказала, что не может ничем помочь и посоветовала искать выход на Москву.

В НЦЗД доктор Сергей Яцык сделал операцию через уретру и разбил клапан. И сказал, что все проведенные полосные операции были ни к чему. Но документально этого писать не стал - врачебная солидарность, если хотите. Московские врачи были в шоке, когда увидели, что у сына укорочен мочеточник, недоумевали, зачем его обрезали. Ведь он мог оторваться вообще. А всего-навсего требовалось разбить клапан, но Клипова за 9 месяцев этого не увидела.

Мы три года живем как на вулкане. У ребенка хронический пиелонефрит, это ограничения в движении и в питании, он даже летом в шерстяных носках спит. Постоянные операции, уже 18 наркозов. Нельзя так! Дети — не подопытные животные. Нельзя на них тренироваться. Да и на животных тоже нельзя. Нельзя.

В ближайшее время «Комсомолка» расскажет о работе Рязанской детской областной больницы имени Дмитриевой, увольнении сотрудников других отделений и многое другое.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также