2019-02-25T13:18:35+03:00

Михайлов 1941: женщина дотащила на руках израненного бойца и укрыла в своем доме

«Комсомольская правда» продолжает восстанавливать хронологию военных событий в Рязанской области
Александра Ивановна Турченева. Фото 1940 год.Александра Ивановна Турченева. Фото 1940 год.
Изменить размер текста:

Ранее на страницах «Комсомольской правды» мы рассказывали о том, как 24 ноября 1941 года 784-й батальон аэродромного обслуживания принял в Михайлове неравный бой против частей второй танковой армии Гудериана. Погибли 11 красноармейцев и командиров, еще шестеро пропали без вести, четверых взяли в плен…

Нескольких раненых бойцов в тот день подобрали и впоследствии выходили на свой страх и риск в оккупированном городе местные жители. В статье «Командир Красной Армии разыскал свою спасительницу, чтобы навсегда остаться у нее в доме» речь шла о Татьяне Пугиной, сохранившей жизнь тяжелораненному Владимиру Стрельникову. Однако подвиг Татьяны оказался не единичным. В декабрьском материале мы буквально в нескольких строках упоминали и фамилию Александры Турченевой. С того времени в своем военном расследовании нам удалось продвинуться вперед.

Стонал и терял сознание

В 1975 году великий поступок Александры Турченевой (в девичестве Сазонова) был описан на страницах областной газеты «Приокская правда». А 9 мая 1979 года в михайловской газете «Звезда» вышла подробная статья Анатолия Тимофеева «Патриотка с улицы Победы»:

«В эвакуацию она не собиралась, так как тяжело был болен муж (родственники вспоминают, что он был отличным краснодеревщиком - Ред.), а дочке Любе шел всего четвертый годик… Немцы ворвались в Михайлов во второй половине дня. Из окна своего дома Александра Ивановна видела, как к мосту через реку Проня на мотоциклах подъехала группа оккупантов. Двое из них, спрыгнув со своих машин, осторожно и медленно, подняв полы шинелей, зашагали по мосту, проверяя, не заминирован ли он. Не верилось, что враги в ее родном городе, исконно русском, от которого так недалеко до Москвы, и ей стало душно. Не одеваясь, она вышла во двор своего дома, чтобы отдышаться. Вдруг услышала слабый стон, раздавшийся с улицы. Открыв калитку, увидела истекающего кровью красноармейца. Раздумывать было некогда… Турченева не помнит, как оказалась рядом с раненым солдатом, подхватила его и в считанные секунды перенесла в свой дом. После даже удивлялась, откуда силы взялись.

Николай Молоканов, так звали бойца, то ли от боли, то ли от того, что потерял много крови, терял сознание, бредил. Турченева знала, что в дом каждую минуту могут зайти фашисты. Но до их прихода успела снять красноармейскую форму, переодеть его в гражданскую одежду и уложить в постель… Она знала, фашисты расстреляют ее и ее родных в любую минуту, если только узнают, что она прячет в своем доме советского солдата».

Тот самый мост, на который осторожно выходили немцы. Фото: Евгений БАРАНЦЕВ

Тот самый мост, на который осторожно выходили немцы.Фото: Евгений БАРАНЦЕВ

Говорят, чтобы оказать помощь раненому, Александра Ивановна собирала лекарства по своим родственникам, а бинты резала из простыней.

После освобождения Михайлова Николай Молоканов был направлен в госпиталь, затем вновь сражался с ненавистным врагом на Ленинградском и Прибалтийском фронтах, был награжден медалью «За отвагу».

Трагедия семьи Сазоновых

Оккупация и освобождение Михайлова не прошли для Александры Турченевой (Сазоновой) без потерь… 11 декабря 1941 года были арестованы ее старшие братья Петр Иванович Сазонов и Сергей Иванович Сазонов. 19 декабря их судили судом военного трибунала 10-й Армии по статье 58-1 «а» УК РСФСР «Измена Родине». Оба были приговорены к высшей мере наказания и… расстреляны. В декабре 1958 года и Петра, и Сергея реабилитировали президиумом Рязанского областного суда.

По словам внучки Петра Ивановича Сазонова Анны Козловой, та зима унесла жизни и еще двух братьев Александры Турченевой. Иван Иванович погиб на фронте, а еще одного брата (в семейном архиве его инициалы значатся В.И.) также расстреляла Красная Армия.

- Дед участник Первой Мировой войны, - рассказывает внучатая племянница Александры Турченевой Анна Козлова. - Но до революции у него была мельница в Михайлове и его посчитали кулаком. В 1931 году Петра Ивановича репрессировали и приговорили к высылке в Северный край - правда, условно. Тогда его из-под стражи освободили. Что произошло в сорок первом, мы до сих пор так и не знаем… Его трое сыновей сражались на фронте. Все вернулись домой, но Николаю из-за отца- «предателя» не дали Героя Советского Союза за подвиг в Литве (описан в газете «Звезда», 1980), а папу исключили из партии и не разрешили поступать в Военно-медицинскую академию.

Браться горевали об отце. Всю жизнь пытались найти причину произошедшего. Собирали все, что связано с городом Михайловым и его оккупацией.

Со стороны редакции уточним, что фамилия Сазоновых не упоминается в допросах жителей Михайлова, согласившихся работать в дни оккупации на немцев, но ведь в те страшные дни поводом для уничтожения мог послужить и куда меньший проступок.

Боец и отличный тракторист!

Вернемся к подвигу Александры Турченевой. Ее племянники в 1977 году собрали небольшой материал и направили в несколько музеев.

Фото из архива Рязанского кремля.

Фото из архива Рязанского кремля.

Из Рязанского кремля пришел ответ, что поместить информацию о подвиге Турченевой в экспозицию не представляется возможным. К чести сотрудников организации они сохранили документы в своем архиве, где с ними и сегодня можно ознакомиться.

Из Московского окружного Дома офицеров сообщили, что материалы будут включены в экспозицию музея, посвященную Битве под Москвой. Но представлены ли они на витринах в настоящее время и сохранился ли такой музей - мы не знаем.

- Сама Александра Ивановна не любила рассказывать о днях оккупации, - продолжает делиться семейной историей Анна Козлова. - Все, что мне известно - известно из рассказов отца. Он, конечно, в то время был уже на фронте, но когда вернулся с войны, многое разузнал. Говорил, что немцы ходили по домам и расспрашивали о фотографиях, висевших на стенах. Особенно их интересовали молодые мужчины. То, что красноармеец Молоканов остался жив - конечно, чудо.

После войны спасенный Николай Молоканов вернулся в родную деревню Гранки Тульской области и стал работать трактористом. Открыв кимовскую газету «Заветы Ленина», прочтем в небольшой заметке «В поле и огороде» (1968):

«…Особенно успешно работает бороновальный агрегат тракториста Николая Захаровича Молоканова. Вместо 52 гектаров по норме он закрывает влагу на 75-80 гектарах. Не уступает Николаю Захаровичу и его сын Владимир. На тракторе ДТ-75 он ежедневно обрабатывает по 70-75 гектаров». Такие же похвальные материалы можно найти в районке за 1971 год.

Николай Молоканов приезжал в Михайлов, встречался со своей спасительницей. Они переписывались до последних дней…

Александра Турченева умерла в 1979 году, похоронена на Черной Горе в Михайлове. Николай Молоканов умер 25 сентября 1988 года, похоронен на кладбище родной деревни Гранки Тульской области.

P.S. Автор благодарит за неоценимую помощь в подготовке материала журналистку михайловской районной газеты Ярославу Беспалову и родственницу Александры Турченевой Анну Козлову (Нижний Новгород).

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Новости Рязани»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также