2018-11-10T13:29:22+03:00

Рязанский воздухоплаватель первым в истории поднял «ковер-самолет» в небо над городом сказок «Тысячи и одной ночи»

Лев Маврин вспоминает, как весной 1994 года привез в древний Багдад аэростат «Саддам Хусейн»
Рязанец Лев Маврин над древним Багдадом. Фото: Олег ЛАСТОЧКИН.Рязанец Лев Маврин над древним Багдадом. Фото: Олег ЛАСТОЧКИН.
Изменить размер текста:

В середине девяностых Ирак был искусственно выведен из мирового сообщества множеством санкций. Но при этом страна оставалось одной из самых богатых нефтяных держав. Группа российских предпринимателей, искренне веривших, что Россия возьмет под свое крыло и древний Багдад, и сопредельные земли, мечтали наладить сотрудничество с иракской стороной. Так появилась идея пошить воздушный шар с изображением Саддама Хусейна…

Наступил 1994 год. Январь-февраль ушли на согласование с иракской стороной дизайна оболочки. Затем оболочка была изготовлена из балашовской лавсановой ткани отечественным предприятием «ИнтерАвиа».

Когда не входит, но нужно лететь

21 апреля группа из пяти россиян вылетела самолетом Ил-62 в столицу Иордании город Амман, поскольку прямое авиасообщение с Ираком по причине войны в Персидском заливе и санкций было закрыто.

- Первые неприятности нас поджидали еще в Москве, - рассказывает легендарный рязанский воздухоплаватель Лев Маврин. - Корзина теплового аэростата не вошла в багажное отделение самолета… Пришлось оставить ее в России и лететь с неполным комплектом.

Несколько дней мы провели в Аммане в попытках задекларировать тепловой аэростат с портретом иракского лидера. В конечном счете, получив 124 (!) подписи местных чиновников, при поддержке российского посольства мы ввезли аэростат в соседнюю с Иорданией страну с формулировкой «подарок детям Ирака - детские игрушки»!

- После границы с Ираком нашим глазам предстало лучшее в мире шоссе - ровное, как стрела. Едешь по нему со скоростью 180 километров, чувствуется скорость. Снижаешь до 160 километров в час, и такое ощущение, что стоишь на месте. Но при этом через каждые 15-20 километров на обочинах встречаются груды металлолома. Просто, когда на такой скорости что-то случается, выжить в автомобиле невозможно… Всю дорогу мы просили водителя не торопиться.

25 апреля россияне прибыли в Багдад. А еще через пару дней - 27 апреля - на местном вертолетном заводе из водопроводных труб была изготовлена корзина аэростата.

- Завод, конечно, произвел впечатление… - здоровый ангар, в котором вообще ничего нет, одно название, - продолжает Лев Борисович. - У местного сварщика не было даже защитной маски! Чертежи рисовали прямо на асфальте. Но как бы то ни было, через три часа корзина была готова. Борта обтянули красной тканью - получилось неплохо, во всяком случае, я на этой корзине летал над Багдадом и во время последующих трех приездов.

Местный полковник вместо карт и рации

После того как комплект теплового аэростата был укомплектован, появились люди в белых рубахах. Льва Маврина и его товарищей со словами «нам нужно посмотреть, что будет происходить» отвезли на военную базу и попросили наполнить аэростат.

- Когда на оболочке начали проявляться контуры их лидера, и люди в штатском, и люди в форме встали по стойке смирно. Те, кто были в головных уборах, взяли под козырек. Когда шар наполнился полностью, все начали аплодировать. Я видел эффект, и у меня даже появились мысли, что, может быть, сам президент полетит со мной в одной корзине.

Утром 28 апреля в Ираке начался всенародный праздник - массовые гуляния в честь дня рождения их любимого лидера - президента Ирака Саддама Хусейна. До обеда никто к российским воздухоплавателям не проявлял интереса, а затем появились специалисты в белых рубахах и сообщили, что полет аэростата ознаменует начало футбольного матча на Олимпийском стадионе. Мероприятие должен был посетить Саддам Хусейн.

- Я обратился к принимающей стороне. Попросил рации, чтобы поддерживать связь с группой подбора, которая должна была следовать по земле за шаром, и карты, чтобы понимать, куда я, собственно, лечу. Мне деликатно ответили: «Лев Борисович, ну какие карты, какие рации - мы находимся в состоянии войны с Соединенными Штатами…». Сказав «мы вам дадим лучшее, что у нас есть», мне в корзину посадили местного полковника, летчика ВВС.

Стадион приветствовал наполнение оболочки шквальными овациями и криками радости. Затем зазвучал гимн! Очень торжественно было. Мы взлетели… И тут я осознал, что стоит полный штиль! Обратно на стадион садиться я не мог - матч уже начался. Думаю, что же делать? Начал искать по разным высотам хоть самый слабенький ветер. Зацепился за едва различимый воздушный поток. Меня начало относить к какому-то девятиэтажному дому. Подплываем ближе, смотрю, в каждом окне здания стоит человек в белой рубахе, а за поясом у него пистолет! На крыше зенитные пулеметы. Мне стало как-то не по себе. Потом выяснилось, что это здание местной службы безопасности. Я иду на посадку, а по периметру уже бегут люди с автоматами, передергивая затворы. Хорошо, что тот полковник, который был в корзине, хорошенько гаркнул на них. Да и машины нашего сопровождения вскоре подоспели. Оттуда выбежали чиновники со счастливыми горящими глазами: «Он видел, он видел! Все довольны!».

Сотни иракцев бегут к месту посадки аэростата "Саддам Хусейн", чтобы прикоснуться к чуду! Фото: Олег ЛАСТОЧКИН.

Сотни иракцев бегут к месту посадки аэростата "Саддам Хусейн", чтобы прикоснуться к чуду! Фото: Олег ЛАСТОЧКИН.

Этот полет стал первым полетом теплового аэростата в небе над древним Багдадом - городом, воспетым в сказках «Тысячи и одной ночи». И совершил его россиянин, на российском воздушном шаре.

Мечты о всеобщем иракском признании

- Мы знали, что в Багдаде есть шесть магазинов, которые содержат христиане и в которых можно купить алкоголь. Отмечали вечером! Уже представляли, какой огромный участок земли нам выделят под строительство воздухоплавательного центра, сколько аэростатов мы пошьем, как будем готовить местных пилотов и на что тратить честно заработанные деньги, - улыбается Лев Борисович. - Но на следующий день про нас будто забыли, и через день тоже… А ведь нам еще 800 километров обратно до Аммана ехать. В общем, волна иракского счастья нас догнала уже в России.

В январе 1995 года было запланировано проведение фестиваля воздухоплавания «Небо Багдада». Планировалось, что в Ирак отправится делегация из 120 человек. Россияне собирались привезти 15 тепловых аэростатов, 15 парашютистов и один мотодельтаплан. Однако вечером 9 января по телевизору объявили, что в Ираке предотвращено покушение на Саддама Хусейна. Поездка отложилась… Но все-таки в апреле того же, 1995 года фестиваль «Небо Багдада» состоялся. Лев Маврин привез шесть аэростатов, в том числе один аэростат специальной формы («Царь-колокол»).

- Вторая поездка и сам фестиваль «Небо Багдада» мне запомнились детским ликованием, когда сплошная разноцветная масса детей бежала за нами по городу до места посадки.

После войны 2003 года и свержения режима Саддама Хусейна оболочка с изображением президента бесследно исчезла… Где она, что с ней - неизвестно.

Лев Маврин (справа) и Олег Ласточкин встретились в Рязани спустя 23 года после совместной поездки в Ирак. Фото: Евгений БАРАНЦЕВ

Лев Маврин (справа) и Олег Ласточкин встретились в Рязани спустя 23 года после совместной поездки в Ирак.Фото: Евгений БАРАНЦЕВ

Прямая речь

Фотограф Олег Ласточкин, участник второй поездки российских воздухоплавателей в Ирак:

- Саддам Хусейн для иракцев был практически Богом. Когда над иракскими пригородами проплывал шар с его изображением, люди не просто открывали рот, но и вскидывали руки кверху. Жители ассоциировали аэростат с каким-то божественным явлением. Когда он приземлялся, вся окрестность сбегалась смотреть на это чудо! В то время страна была очень спокойной и безопасной! Со мной произошел довольно показательный случай. Я взял с собой 100 долларов и пошел в обменный пункт. Курса я толком не знал, просто предполагал, что этой суммы мне хватит для жизни. Когда вместо ста долларов банкиры начали выкладывать пачки денег, у меня буквально округлились глаза. Я объяснил, что мне просто некуда положить столько денег. В ответ иракцы подарили советскую авоську… Обратно по вечернему Багдаду я так и шел с авоськой, набитой пачками банкнот. И никто даже не посмотрел в мою сторону.

Еще больше материалов по теме: «Новости Рязани»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также