2018-09-18T15:43:51+03:00

1941-1945: старец Александр не пустил мать к сыну-инвалиду, чтобы не травмировать ее психику

После публикации статьи на страницах газеты, трагическая история фронтовика Благонравова обросла новыми подробностями
Студент рязанского педагогического института Арсений Благонравов.Студент рязанского педагогического института Арсений Благонравов.
Изменить размер текста:

Тема русской молитвы в годы войны – отдельный пласт, который еще только предстоит поднять историкам и теологам. К сорок первому году в Рязани осталась действующей одна церковь иконы «Всех скорбящих радость» на одноименном погосте. Служил в храме отец Борис (Скворцов), который в то лихое время был едва ли не единственным священником в Рязани. Он пешком ходил из конца в конец города, причащал, соборовал, отпевал, часто отказываясь принимать деньги за свой труд. Удивительно, но его духовный подвиг признала даже советская власть, наградив медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

НЕ НУЖНО ТЕБЕ В ЛЕНИНГРАД

Надеждой и утешеньем многих рязанцев в те страшные годы стал также и блаженный старец Александр Николаевич Белкин, посвятивший себя служению Господу, подвигу юродства и нескончаемой молитве. В свое время схимонахиня Серафима (Масалитинова) опубликовала в журнале «Русский паломник» большую работу, посвященную описанию жизненного пути и прозорливости старца Александра. Есть в этом уникальном труде несколько абзацев, касающихся жизни и чаяний горожан в годы Великой Отечественной. К примеру, рассказана история женщины, чей побывавший в немецком плену супруг был осужден советской властью на 25 лет. Героиня этой истории спрашивала у старца Александра разрешения выйти повторно замуж. Одобрения она не получила и очень расстроилась. Замужество не сладилось… А через семь лет неожиданно из заключения вернулся законный муж, и семья восстановилась.

Еще одна история повествует о том, как старец отсоветовал другой женщине уезжать в середине июня 1941 года в Ленинград

К тому, кто мог заглянуть за занавес времен, рязанцы приходили не только за советом и помощью, но и с тем, чтобы узнать фронтовую судьбу своих родных и близких, давно не дававших о себе знать. Конечно, он не мог избавить людей от горя, не мог вернуть погибших… Но он беспрестанно молился о спасении их душ, молился об утешении боли и скорби тех, на чью долю выпала горькая утрата.

ГОРЕТЬ В ГЕЕННЕ ОГНЕННОЙ

Недавно документальный фильм о Валааме заставил вспомнить одну весеннюю встречу. Не секрет, что остров на Ладоге в послевоенные годы стал интернатом для инвалидов Великой Отечественной, где доживали свои последние дни те, кто «портил вид счастливых советских городов».

Валаам, старец Белкин, Рязань – события, разделенные временем и многими километрами, связались в единый клубок.

– Наша семейная фамилия Благонравовы, – рассказывает Нина Асаиновна Родионова (в девичестве Бзарова, 1941 г.р.). – Мы жили на площади Свободы, недалеко от церкви Воскресения Сгонного (ныне не существует – Ред.). Я прекрасно помню Александра Белкина: лохматый, с бородой, нечесаный. Ходил в валенках и летом, и зимой. Стучал нам в калитку, да и не только нам – многим, и кричал: «Гореть все будете в геенне огненной». Говорили, что он юродивый. Кто-то его боялся, кто-то – преклонялся. Ну а мы, Господи, маленькие были – дразнили его.

Родной брат бабушки Нины Асаиновны Дмитрий Васильевич Благонравов преподавал в Рязанском педагогическом институте латынь и древнегреческий. Его единственный сын – Арсений – пропал на войне.

Последнее совместное фото (1940 год). Сын Арсений, отец Дмитрий и мать Валентина.

Последнее совместное фото (1940 год). Сын Арсений, отец Дмитрий и мать Валентина.

– Уже отгремели салюты Победы, а о сыне никаких вестей – ни жив, ни мертв. Вот женщины и позвали в дом Александра Белкина, чтобы узнать об Арсении – вернется он или нет, молиться о нем за упокой или о здравии. Старец сказал, что Арсений жив, но искать его не нужно. Мать (Валентина Гавриловна), конечно, рвалась: «Я поеду, я найду». Но старец был непреклонен: «Не нужно».

Уже потом через десятые руки семье удалось узнать страшные подробности.

– Кто-то приходил в шинели, – продолжает историю Нина Родионова, – сказал, что Арсений – человек-самовар на Валааме… Без рук, без ног в люльке… Вроде недолго он после войны так прожил. Говорили еще что-то про штрафбат, но точно утверждать не буду. Вот такая история в нашей семье со старцем связана. Мы, кстати, когда к родственникам на Скорбященское кладбище отправляемся, всегда на могилку к нему тоже заходим. А похоронен он, если вы не знаете, прямо возле самой церкви.

АЛЬБОМ ОТ НЕЗНАКОМКИ

После публикации материала о Благонравове и Валааме на страницах газеты в редакцию позвонила Светлана Передреева. Ее почти мистическая история произвела на нас сильное впечатление. Буквально на следующий день вместе с одним из родственников Благонравовых – Александром Анитовым – мы отправились в гости к читательнице.

– Это было лет двадцать назад – муж еще был жив, – поделилась с нами Светлана Юрьевна. – Он работал на телефонной станции и часто помогал соседям с решением каких-то мелких телефонных проблем. Однажды принес в дом старый альбом со стихами. Сказал, что реликвию отдала ему престарелая женщина, предчувствовавшая свою скорую смерть. Увы, я не знаю, как ее звали, не знаю, где конкретно она жила. Спустя несколько месяцев муж сказал, что она действительно скончалась. Шло время, уже и супруг мой оставил этот мир, а я все хранила старый альбом. Там подписано, что стихи, собранные на его страницах, написал некто Арсений Благонравов, была и фотокарточка автора. Я ничего не знала об этом юноше, пока не прочитала в «Комсомольской правде»: человек-самовар… Вот сижу и плачу уже который день.

Альбом со стихами Арсения.

Альбом со стихами Арсения.

Светлана Юрьевна передала альбом потомкам Благонравовых и поблагодарила «Комсомольскую правду» за материал.

ИСТОРИЯ ВОЙНЫ В ПИСЬМАХ

Кроме того, оказалось семья Анитовых хранит десятки писем Арсения Благонравова, написанных с фронта, из госпиталя, из училища. По сути, это настоящая книга, эпоха кровавой войны в представлениях юноши, которому едва исполнилось 18 лет. Еще вчера мама просила его не оставлять в тарелке недоеденным суп, а сегодня он в холодных землянках и окопах сражался за Родину и за свою жизнь.

Письма Арсения с фронта.

Письма Арсения с фронта.

«Привет, дорогие родители. Нахожусь на передовой линии, достал автомат и бью из него по фрицам. Вот наконец-то я увидел настоящий фронт, где пули жужжат, как пчелы в улье, а мины вспахали всю землю и посбивали вершины деревьев. Но меня это не пугает, я уже привык…».

4 октября 1942 года.

«Привет!

Я по привычке хотел написать: «Привет с фронта!!!» Но, к сожалению, я этого не могу сделать, т.к. я в госпитале. Не успел я написать вам письмо с фронта, а написать было о чем, в особенности за последние дни много изменений произошло в жизни. Во-первых, я временно попал в батальон начальником рации (работать микрофоном, а не ключом). Радисты и станция там вышли из строя. К вечеру 13 декабря немцы вели ураганный минометный огонь в течение двух-трех часов. Вся земля была изрыта, снега почти не было видно. Мы находились в захваченных у немцев блиндажах, и они точно знали их расположение и били наверняка. Осколком мины перебило антенну, и я вышел связать… А через несколько минут мне уже перевязывали рану».

19 декабря 1942 года.

«Привет, дорогие родители!

Посылаю вам четвертую открытку с извещением того, что я немного ранен. За это время ранка сильно зажила, и я мог бы не переезжать из одного эвакопункта в другой, но ранение осколочное в поясницу и осколок не вытащили. Живу хорошо. Ем три раза в сутки…».

22 декабря 1942 года.

После ранения Арсений Благонравов долгое время лечился в госпитале, где с успехом принимал участие в постановке самодеятельных номеров. Он настолько выразительно читал произведения Михаила Зощенко, что вскоре получил среди бойцов соответствующее прозвище – Зощенко.

Выписавшись из госпиталя весной 1943 года, красноармеец Благонравов стал курсантом Пуховичского пехотного училища, которое в то время располагалось в городе Великий Устюг (передислоцировано из белорусского местечка Пуховичи). В училище Арсений получил вторую военную специальность – минометчик.

ПЛОХОЕ ПРЕДЧУВСТВИЕ

Особая тема – одно из последних писем. Оно датировано 8 сентября 1944 года.

«… Жаль что так далеко на север среди этих «бараньих лбов» и скалистых возвышенностей поросших редким низкорослым леском и изобилием голубики и брусники. Погода пасмурная, частые ветры с дождем, но погода быстро меняется. В город отпускают по выходным, но я не хожу – делать там нечего. Можно было бы читать – времени свободного много – но нечего. Библиотека паршивая.

После вашего письма видел во сне вас (снов вообще почти никогда не вижу) и что-то нехороший сон, что меня встревожило, и как-то беспокойно себя долгое время чувствовал. Смотрите, берегите себя. Продавайте все к черту берегите лишь здоровье, еще потерпеть осталось недолго».

Рукой матери на листке этого письма написано: «Ничего что тебе скучно, лишь бы быть невредимым»…

То самое письмо с плохим предчувствием...

То самое письмо с плохим предчувствием...

В сентябре сорок четвертого поток писем прекратился. В доме №14 на улице Свободы (Рязань) наступили дни тяжелого ожидания… А затем сердце матери не выдержало.

– Наша комната была через стенку от комнат родителей Арсения. Я хорошо помню, как Валентина Гавриловна каждую ночь рыдала и причитала за стенкой. Так повторялось год, два, три… – рассказывает Николай Михайлович Анитов (1939 г.р.) (отец Александра Анитова), внучатый племянник родителей Арсения. – Вот вы опубликовали, что старец Александр Белкин не пустил мать к сыну-инвалиду, чтобы не травмировать ее психику, но я не знаю… Вряд ли могло быть что-то еще хуже. Вы не представляете, как она убивалась. Да и сомневаюсь я, что он действительно что-то знал.

P.S. Редакция направила запрос в Центральный архив Министерства обороны, чтобы узнать судьбу фронтовика Благонравова.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Новости Рязани»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также