2018-09-09T16:52:34+03:00

Охранные зоны Рязанской области превратились в зоны отчуждения

Несколько законодательных актов, направленных на защиту есенинских мест, парализовали жизнь почти 40 деревень
Жители Рыбновского района со страхом ищут свои поселения и дома на карте охранных зон.Жители Рыбновского района со страхом ищут свои поселения и дома на карте охранных зон.Фото: Ирина КОВАЛЕВА
Изменить размер текста:

47,5 тысячи гектаров – именно такая площадь вошла в охранные зоны нескольких районов Рязанской области. А это значит, что вести градостроительную и иную хозяйственную деятельность здесь нельзя. Казалось бы, подобные меры должны служить гарантом сохранения огромной территории для потомков. Однако кое-кто явно перестарался.

Оказалось, что в охранные зоны вошли в том числе, и населенные пункты, и территории крупных агропромышленных предприятий, и участки, отданные многодетным семьям. И теперь их желание вести хозяйственную деятельность, строить дома, дороги, делать капитальный ремонт – вне закона. В редакцию рязанского выпуска газеты «Комсомольская правда» обратились жители Рыбновского района с просьбой рассказать о сложившейся весьма противоречивой ситуации.

ХОТЕЛИ, КАК ЛУЧШЕ…

История сохранения и охраны есенинских мест началась довольно давно. Достаточно вспомнить коррупционный скандал 2014 года, связанный с незаконной застройкой, который весьма подпортил рейтинги предыдущего главы региона – Олега Ковалева. Не лишним будет сказать, что уже тогда было принято большинство законодательных актов, определяющих зоны охраны – в частности, четыре постановления правительства, которые почему-то никак не повлияли на возведение настоящих дворцов в Константинове.

В 2015 году охранные зоны увеличили в связи с появлением объекта культурного наследия федерального значения «Есенинская Русь – место, связанное с жизнью и творчеством поэта С.А. Есенина». Однако и тогда у жителей районов, туда вошедших, не возникало никаких проблем. Все резко изменилось в 2017 году, когда по рекомендации министерства культуры перестали выдавать разрешения на строительство тем, кто оказался в этих зонах. В связи с этим жители Рыбновского района стали обращаться за юридическими консультациями. Среди адвокатов, работающих по этим непростым делам, оказалась Олеся Мокина. Ее мы и попросили прояснить сложившуюся ситуацию с точки зрения юриста.

– Когда в 2006 году было принято постановление правительства Рязанской области № 62, я считаю, имело место нарушение ряда положений, которые специально устанавливались на территории РФ. Главное нарушение – там не указаны градостроительные регламенты. Они определили три зоны – зону охраняемого ландшафта, зону регулированной застройки и охранную зону музея-заповедника. В каждой должны быть установлены градостроительные регламенты, то есть высота, размеры, цвета, фасады, модули – этого сделано не было. Они внесли зоны как объект культурного наследия, но не внесли в Регистрационную палату сведения. В соответствии с этим Регистрационная палата на каждый участок наложила бы ограничения. Это не делали вплоть до 28 апреля 2018 года.

А уже в апреле 2018, по словам Олеси Олеговны, каким-то чудом у всех охранных зон появились координаты.

– Мне как юристу понятно, что это не просто бумажка, а постановление правительства Рязанской области. Значит, все приложения должны быть официально опубликованы. И эти координаты тоже должны быть опубликованным официальным приложением. Но этого никто не сделал. Это является нарушением закона, о чем сейчас, насколько мне известно, имеется коллективная жалоба в прокуратуре о законности постановки на кадастровый учет. И ряд моих клиентов решают обращаться в суд, чтобы признать незаконной постановку на кадастровый учет той или иной зоны охраны, в который попал их участок.

НИ СТРОИТЬ, НИ РЕМОНТИРОВАТЬ, НИ ПРОКЛАДЫВАТЬ

Таким образом, в охранные зоны попали крупные агропромышленные предприятия, коттеджные поселки и даже части населенных пунктов, в которых люди живут уже не одно десятилетие.

– Например, поселок завода «Ветзоотехника», – приводит очередной пример юрист. – Здесь стоят пятиэтажные дома – они попали под запрет строительства. Чем это людям грозит? Сейчас жители платят за капитальный ремонт, а фактически они не смогут его сделать. Потому что им делать ничего нельзя – ни крышу поменять, ни водопровод починить.

В охранные зоны в нескольких районах области вошли 47,5 тысяч гектаров – на фото это все, что выделено серым Фото: Ирина КОВАЛЕВА

В охранные зоны в нескольких районах области вошли 47,5 тысяч гектаров – на фото это все, что выделено серымФото: Ирина КОВАЛЕВА

Аналогичное положение сложилось в селе Костино, где в охранную зону попала часть населенного пункта вместе со школой. И что же, теперь нельзя будет сделать капитальный ремонт крыши, в котором она нуждается?

Именно такой вопрос мы и задали в нашем запросе, отправленном в Государственную инспекцию по охране культурного наследия Рязанской области. В ответе нам сообщили, что «инспекцией на основании представленных эскизных материалов в адрес администрации Рыбновского района направлена информация, что проведение работ по замене плоских крыш на скатные не нарушит требований законодательства в области охраны культурного наследия».

Но, похоже, на этом положительные новости заканчиваются. Так как в этом же письме начальник государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Денис Зайцев отметил, что «законодательство об охране объектов культурного наследия не ставит возможность включения земельных участков в границы зон охраны в зависимость от категории земель, вида разрешенного использования или права собственности на земельный участок».

Выходит, что не будут проложены дороги между населенными пунктами, а многодетные семьи не смогут построить на выданных им для строительства участках дома? Именно в такую ситуацию и попала семья Климановых, которым выдали участок для строительства жилого дома в селе Летове. Мама, папа и пятеро детей с нетерпением ждут возможности переселиться в уже построенный дом, однако в июне этого года им стало известно, что участок – в зоне охраняемого природного ландшафта.

– В июне нам уже должны были подвести газ, – рассказывает Ирина Климанова. – Однако в это же время нам стали приходить письма, в которых указано, что из-за этих охранных зон нам теперь газ не проведут.

Семья Климановых – не единственная, кто оказался в подобной ситуации. Однако тот же Денис Зайцев в ответе нашей редакции указал, что законодательство об охране объектов культурного наследия не предусматривает предоставление особых льгот и преференций отдельным категориям граждан при осуществлении строительства в зонах охраны объектов культурного наследия.

СИТУАЦИЯ ПОД КОНТРОЛЕМ

Конечно, ситуация довольно сложная и во многом непонятная. С одной стороны, многие уголки Рязанской области действительно нуждаются в особой охране. Только так мы можем надеяться, что и наши дети будут любоваться этими красотами. С другой стороны – во всем нужна мера.

– Мы не против есенинских мест, Иоанно-Богословского монастыря, усадьбы Никитинских, мы за сохранение и этим дорожим – это будущее наших детей, то, на чем строится память, – говорят жители Рыбновского района. – Если не будет памяти о прошлом, не будет будущего у страны в принципе. Но когда принимаются те или иные охранные зоны, они должны приниматься в интересах уже существующей застройки и местного населения.

На сегодняшний день точка в этом конфликте интересов пока не поставлена. Во время Форума древних городов, который прошел в Рязани в августе, несколько раз поднимался вопрос об охранных зонах. И глава региона Николай Любимов в общении с прессой упомянул, что законодательные акты будут дорабатываться, в том числе, с учетом интересов жителей вошедших туда населенных пунктов.

Жители Рыбновского района не против сохранения есенинских мест, они против неадекватных решений властей Фото: Ирина КОВАЛЕВА

Жители Рыбновского района не против сохранения есенинских мест, они против неадекватных решений властейФото: Ирина КОВАЛЕВА

В свою очередь, жители Рыбновского района продолжают отстаивать свои права. Так, в Рыбновский район выезжала и общалась с жителями уполномоченный по правам человека Рязанской области Наталья Епихина. По ее словам, ситуация сложилась непростая, однако аппарат уполномоченного уже приступил к анализу имеющихся сведений, и сейчас юристы проводят активную работу по данному вопросу. Надеемся, что общими усилиями конфликт будет разрешен. «Комсомолка» следит за развитием событий.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

С КАКИМИ ЕЩЕ ПРОБЛЕМАМИ СТОЛКНУЛИСЬ ЖИТЕЛИ РЫБНОВСКОГО РАЙОНА?

Жители деревни Марково:

– Наша деревня находится в 25 километрах от усадьбы Сергея Есенина. Водопровод начинал строиться в 1965 году. И за это время пришел в полную негодность. В 2013-2014 годах местная администрация разработала и утвердила проект реконструкции водопроводной сети протяженностью 7 километров и строительство нового водозаборного узла. Получены все разрешительные документы. Но построить водопровод до сих пор не могут, несмотря на то, что у администрации есть средства. Все из-за того, что мы входим в охранную зону.

Ирина Смирнова, многодетная мама из деревни Иванчино:

– В 2002 году мы стали обманутыми дольщиками, в 2012 году нам выдали компенсацию, но купить квартиру мы не смогли, поэтому приобрели в деревне Иванчино землю под строительство дома. Но сейчас мы не можем его зарегистрировать, так как наш район вошел в охранную зону.

Жители деревни Путково:

– Главная проблема – отсутствие дорог. Не проедет к нам ни скорая, ни газовая, ни пожарная службы. А сейчас наша деревня в охранной зоне. И из-за этого запрещено любое строительство, в том числе, и строительство дорог.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также