2018-07-13T15:33:35+03:00

Екатерина Мухина: «По статистке родители разговаривают со своими детьми всего 12 минут в день»

Уполномоченная по правам ребенка в Рязанской области ответила на вопросы «Комсомолки»
Ирина КОВАЛЕВА
С детьми необходимо разговаривать и вовлекать их в жизнь семьи.С детьми необходимо разговаривать и вовлекать их в жизнь семьи.
Изменить размер текста:

О том, что в Рязанской области появятся уполномоченные по правам человека и ребенка, стало известно в марте 2011 года. Планировалось, что в их компетенцию войдет личный прием граждан и рассмотрение жалоб на действия, бездействия или решения властей, которые привели к нарушению прав и свобод человека или ребенка. С какими проблемами приходят большие и маленькие рязанцы и все ли удается разрешить, «Комсомолка» попросила рассказать Екатерину Мухину, которая защищает права детей уже более шести лет.

«Важно разрешить вопрос любым путем»

– Екатерина Борисовна, расскажите, какие основные задачи стоят на сегодняшний день перед вами, как перед уполномоченным по правам ребенка в Рязанской области?

– Если говорить в целом, то задача у нас одна – это защита прав всех категорий детей: и детей с ограниченными возможностями здоровья, и детей–сирот, и детей, которые подрастают в приемных семьях, и обучающихся в детских учреждениях. Мы следим за соблюдением прав и их восстановлением, в том случае, если права были нарушены. Вот в этом заключается моя работа. Много внимания мы уделяем профилактическим мерам. И, конечно же, работаем с поступающими жалобами.

– Как часто к вам обращаются с жалобами, и каким образом удается решать возникающие проблемы?

– Обращений очень много. Нужно отметить, что к нам обращаются тогда, когда прошли уже все возможные учреждения, а сдвигов нет. Например, когда состоялся суд, а соблюдения и защиты прав детей не произошло. Тогда мы обращаемся в следственный комитет для повторного разбирательства. Как правило, мы в очень тесном контакте работаем со всеми силовыми структурами. У нас заключены соглашения по взаимодействию со всеми ведомствами, которые помогают нам в соблюдении прав ребенка: это и прокуратура, и МВД, и судебные приставы, и следственный комитет, и Роспотребнадзор. Конечно же, в теснейшем взаимодействии работаем со всеми министерствами и с губернатором. Иногда достаточно одного звонка, чтобы проблема разрешилась. Многие считают, что ручное управление – это несовременно. А я думаю, что это замечательная возможность решения вопросов по–человечески. Поднял трубку и попросил, сделайте, пожалуйста, все возможное. Ведь неважно, каким путем, важно, чтобы вопрос разрешился.

«Трое детей просили лишить родителей прав. И все три случая обоснованы»

– А бывают случаи, когда жалуются сами дети?

– Да, ребята приходят ко мне довольно часто. Год от года растет число обратившихся детей. Так, в 2017 году к нам обратилось 86 детей, а за 2018–й – уже 127.

За мою практику три ребенка обращались с просьбой о лишении их родителей родительских прав. Все три случая были обоснованы. В одном случае бабушка воспитывала мальчика, а законным представителем был папа. И когда мальчику нужно было выехать за границу на конкурс, папа не дал согласия. Тогда мальчик обратился ко мне. Он пояснил, что папа в его жизни участия никакого не принимал. Так что через суд нам очень быстро удалось лишить мужчину родительских прав.

– Это всего три случая. А с чем же приходят другие ребята?

– Главная тема – это нарушение их прав. Совсем недавно пришел ко мне одиннадцатиклассник: красивый, ухоженный. И говорит: дома нарушаются мои права, вы должны меня защитить. Я спрашиваю: тебя бьют? Оказалось, что его заставляют дома помогать по хозяйству. И он, зная, что любой труд должен быть оплачен, написал маме записку, в которой обозначил, сколько стоит его работа. Вынести мусор – 100 рублей, пропылесосить – 200, в магазин сходить – 250 (при этом пояснил, что дороже, потому что там материальная ответственность). Самый дорогой пункт – посидеть с маленьким братом, это он оценил в 300 рублей. Конечно, денег ему никто не оставил, и он пришел ко мне жаловаться. Долго я с ним разговаривала. Пыталась донести, что у мамы их трое, и все мужчины. И она ни с кого деньги не требует за то, что каждый день готовит, стирает, убирает. Она просто их любит. В итоге, смотрю, слезы в глазах стоят. Встал, извинился и ушел.

– И что же, все жалобы от детей только на такую вот «тиранию» со стороны родителей?

– Нет, бывает, что и на учителей жалуются: мол, их унижают, оскорбляют, обзывают. Я к этому очень принципиально отношусь. Ни одного такого вопроса у нас не остается без рассмотрения. Очень часто встречаюсь с учителями, им это, конечно, приходится не по нраву. Но, увы, факты, как правило, подтверждаются. Дом и школа – это два основополагающих звена, которые влияют на воспитание детей. Поэтому я всегда учителям говорю: многих родителей не учили работе с детьми, а вас учили, поэтому будьте добры.

Бывает и такое, что родители жалуются на то, что их детей заставляют в школе работать: цветы перенести, столы переставить в классе. В этом случае я им говорю: уважаемые родители, вы сами не знаете, что вы творите. Проблема в том, что у нас в федеральном законе об образовании есть норма, по которой детей можно приобщать к труду только с согласия родителей. С моей точки зрения, ее внедрили наши враги. Это наряду с ювенальной юстицией, которую у нас, к счастью, не ввели, звено большой цепи. Встречаясь с ребятами в школах и лагерях, я им внушаю, что в комнате они должны соблюдать порядок, сами застилать себе постель. А то ведь знаете, как бывает, здоровые ребята, а постель убирает за них воспитатель.

Я убеждена в том, что эта норма наносит ущерб нашим детям. Трудовое воспитание должно присутствовать. Так что родителям следует загружать своих детей и приучать их к труду.

«Некоторые родители не знают, что такое ответственность»

– Может быть, с родителями тоже нужно проводить какую–то работу?

– Безусловно. Встречи с родителями я провожу регулярно. К сожалению, у нас сейчас круг родительских обязанностей воспринимается очень узко: одеть, обуть, накормить. Статистика показывает, что всего 12 минут в день родители общаются со своими детьми. Это очень мало. С ними нужно разговаривать, им нужно втолковывать. Ведь лучше слова и собственного примера ничего не существует. Но многие родители этого не понимают. Так что с ними тоже нужно вести беседы, особенно с детьми 90–х годов, которые зачастую понятия не имеют, что такое нести ответственность. Не так давно пришли две мамы: живут в Рязани, ухоженные, с накладными ногтями, не на последние копейки, согласитесь? Жалуются на директора школы–интерната в Рязани, который на выходные заставляет брать детей. У меня сразу ряд вопросов. Почему вы сами не воспитываете своих детей, а в интернат отдали? Почему не укладываете спать, не желаете спокойной ночи и не целуете в щечку? Почему вы утром их не провожаете в школу, как полагается? Почему государство должно ваших детей воспитывать, и какими они выйдут из интерната? Спрашиваю, а вы что будете в выходные делать? Они отвечают, что у них пикник. Понимаете, у них своя жизнь.

Бывают случаи и еще страшнее. Я, конечно, за личное счастье. Но когда девочку насилует отчим на протяжении четырех лет, а мама не верит собственному ребенку – это просто немыслимо. Ко мне обратилась воспитатель продленного дня, которой девочка доверилась. Я потом разговаривала с этим ребенком и спросила, почему же она маме не пожаловалась? Оказывается, она жаловалась, а мама била ее по губам и говорила: «Не придумывай». Маму в итоге лишили родительских прав, отчим сейчас в местах не столь отдаленных. Но дело в том, что родная мать не услышала ребенка. Кого на кого менять–то? Будет ли теперь девочка у нас физически и психически здорова? Нет, а ей ведь тоже детей рожать.

«Из–за старой мебели у нас детей не отбирают»

– В последнее время СМИ и телевидение создают негативный образ органов опеки. Действительно ли все так страшно?

– У нас сегодня принято считать, что органы опеки – почти звери. Приходят и без повода отбирают детей. Это не так. У нас все эти вопросы стоят на особом контроле. Если только жизни и здоровью детей есть реальная угроза – тогда без всяких вопросов детей изымают. Но с каждым годом таких случаев, к счастью, становится все меньше. Если у нас в 2016 году 37 детей забрали из семей, то в 2017–м всего лишь 7. Но все обоснованно, законно, потому что потом уже суды принимали решение о лишении родительских прав этих родителей. А вообще мы придерживаемся политики, что ребенок должен жить в семье. Так что, в нашей области злоупотреблений и необоснованного вмешательства в семью нет.

И из–за старой мебели и еще чего–то подобного у нас детей не отбирают. В России в последнее время часто говорят о ювенальной юстиции. У нас сейчас такая политика проводится президентом, что никакой ювенальной юстиции не будет. Но действительно был момент в прошлом созыве Государственной Думы, когда еще Павел Астахов работал уполномоченным по правам ребенка при президенте. И уже в двух чтениях был принят закон «О социальном патронате». Но Астахов был очень грамотен. И, когда он должен был дать заключение, он сказал, что это ювенальная юстиция. Там русским языком написано было, что ребенок, достигший десятилетнего возраста вправе и должен обратиться в социальный патронат в случае, если его ограничивают во времени, если не обеспечивают нужным набором продуктов, если его приобщают к труду. И так далее. Тогда ребенка без суда и следствия забирают в социальный патронат. А социальный патронат передает ребенка в опеку. Но ведь там были тоже депутаты, которые проталкивали проект закона. И если бы этот закон приняли, мы бы действительно потеряли детей.

Рассказала Екатерина Борисовна и о ежегодных плановых мероприятиях, и о детском общественном совете Рязанской области, и о Совете отцов, который начинает функционировать в нашем регионе. Работы, по ее словам, много. И, конечно, каждый раз пропускать через себя порой очень страшные истории, тяжело. Но свою работу Екатерина Мухина любит за то, что таким образом она имеет реальную возможность помогать людям.

К уполномоченному по правам ребенка в Рязанской области может обратиться любой желающий. Адрес приемной: г. Рязань, Первомайский проспект, д. 8. Телефон: 8 (4912) 27–44–57, 27–44–34.

 
Читайте также