2018-01-09T12:20:18+03:00

Женщина-почтальон выходила раненого командира Красной Армии в оккупированном Михайлове

«Комсомолка» отыскала в научном архиве РИАМЗ интересные документы, касающиеся оккупации и освобождения рязанского райцентра
Владимир Стрельников был награжден орденом Отечественной войны второй степениВладимир Стрельников был награжден орденом Отечественной войны второй степени
Изменить размер текста:

Тусклый ноябрьский свет, едва-едва пробивающийся через окошки-бойницы первого этажа, и шелест бумажных листов в соседней комнате создавал ощущение всенощной службы в храме… Рязанский кремль. Вечерело, на улице ветер задувал по щелям мокрый снег – погода сродни той, что в середине ноября сорок первого обрушилась на голову неприятеля. Набранные на письменной машинке абзацы слов, рассказывающие о днях оккупации, погружали в атмосферу военного времени.

Письмо из Самарканда

«Не знаю, получили ли вы мои два предыдущих письма и смогли ли выполнить мою просьбу. Мне все же хочется узнать адрес и фамилию вашего письменосца, работавшего у вас до прихода фашистов, по имени Татьяна отчество, как будто Алексеевна. Живет в деревне недалеко от города. Для чего это мне нужно? Мой долг как командира связаться с ней и поставить ее в известность о состоянии моего здоровья, ибо первые две недели она ухаживала за мной до тех пор, пока наши части не пришли и не выгнали фашистскую гадину. Долг мой – поблагодарить ее. Я прошу вас все же ответить мне, я буду очень благодарен вам.

Если возможно уведомить ее, сообщите, что здоровье улучшается. Жду ответа».

Текст этого письма, пришедшего в небольшой рязанский городок из далекого Самарканда на имя начальника местной почты, удалось отыскать в научном архиве Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Вместе с письмом мы смогли восстановить и историю этого удивительного спасения.

24 ноября 1941 года части 2-й танковой армии Гудериана вплотную подобрались к Михайлову. Принято считать, что город отдали врагу без сопротивления, но это не совсем верно.

- Когда немцы наступали на Михайлов, разгорелся сильный бой недалеко от моего дома на речке Проне, – рассказывала в свое время Татьяна Алексеевна Пугина. – Врагу удалось потеснить наши части и продвинуться ближе к городу. Когда бой немного затих, ко мне прибежала соседка Надежда Михайловна Лялина и говорит: «На речке раненые наши стонут и помощи просят».

Я быстро оделась и вышла. Смотрю, несколько мертвых красноармейцев и несколько раненых. Как могла, стала оказывать им помощь. На мое счастье какой-то мужик лошадь с повозкой и всей упряжью бросил и убежал. Ходит лошадь по берегу… Мне сестры помогали и сын, положили мы одного командира и повезли ко мне домой. Другой боец был весь изранен. Дома стала с него сапоги снимать, а они полным–полнехоньки крови. Так сердце у меня и замерло – никогда столько крови не видела. Забинтовала раненых и побежала на квартиру к врачу – недалеко он от меня жил. Врач согласился помочь…

Идем по улице – страшно. Но все же идем, страх внутрь себя загоняем. Понимаем, что о страхе, когда люди в помощи нуждаются, думать не полагается.

Один выжил, другой скончался

– Вернулись в дом, – продолжаем перечитывать воспоминания Татьяны Алексеевны. – Лежат они оба, стонут от боли. Боец-бедняжка совсем плох стал. Вижу, доживает свои последние минуты. Подошла я к нему, взяла осторожно голову и на колени себе положила. Глажу рукой его, а сама незаметно слезу набежавшую смахиваю.

Спустя некоторое время Григорий Антонович Кузин (так звали красноармейца) скончался. Его тело, чтобы не вызвать лишнего подозрения, по темноте оттащили обратно к реке и положили рядом с другими убитыми. В «Книге памяти» Калужской области напротив его фамилии стоит дата гибели 24.11.1941, а вот место захоронения до сих пор неизвестно.

Командир оказался ранен менее серьезно, хотя раздробленная кость ноги безмолвно говорила о том, что прежнее здоровье к нему не вернется уже никогда.

- Оставила раненого у себя. Опасно, но что делать? – продолжаем знакомить читателей с подвигом Татьяны Алексеевны. – Подумала, умирать вместе веселее будет. Под утро командир уснул, а я забралась в подпол и выкопала там яму, чтобы спрятать его военную одежду. Соседям своим не доверяла – вдруг найдется какой-нибудь предатель. Кто знает? В душу каждому не заглянешь. Осторожничала, как могла. Но однажды все же пришли… Слышу в дверь стучат. Спрашиваю: «Кто?». В ответ ломаная речь на русском. Требуют открыть дверь. Думаю: всё… И не себя, а командира раненого так жалко стало, что не смогла ему жизнь спасти. Открываю дверь, не показываю, что боюсь. Входят два немецких офицера. Все внимательно осмотрели. Увидели раненого, спрашивают: «Солдат?» Отвечаю им: «Нет, не солдат». Спрашивают: «Хозяин?» Говорю, что хозяин. И на наше счастье поверили они, повернулись и ушли. Не сказали больше ни слова. Так и пролежал Владимир Андреевич Стрельников (1902 г.р.) у меня в доме все дни пребывания немцев в Михайлове. Потом свезла его в полевой госпиталь в деревне Поярково.

Михайлов. Декабрь 41-го. Брошенная немецкая техника у моста через Проню.

Михайлов. Декабрь 41-го. Брошенная немецкая техника у моста через Проню.

784–й батальон

Некоторые подробности боя за Михайлов можно почерпнуть из наградного листа спасенного командира. Осенью 1944 года военком Михайловского райвоенкомата Данилов представил Стрельникова, который к тому времени вернулся в город на Проне и работал начальником административно-хозяйственной части военкомата, к ордену «Красного знамени». Далее дословно:

«Находясь на службе в 784–м батальоне аэродромного обслуживания в должности помощника коменданта аэродрома, Стрельников получил задание эвакуировать неисправный самолет в Рязань. Задание им было незамедлительно выполнено. Одновременно Стрельникову был дан приказ вести оборону за местечко Низок Прудского сельсовета с группой бойцов. Ими была обнаружена группа немецких мотоциклистов, продвигавшихся по шоссе. Открыли огонь. Противник также ответил ожесточенным огнем. Товарищ Стрельников был тяжело ранен, но не покинул район обороны и продолжал командовать, несмотря на то, что истекал кровью. Затем его подобрала местная жительница.

Направлен в госпиталь на излечение и признан инвалидом второй группы».

Рассмотрев обращение райвоенкома, комиссия приняла решение наградить Владимира Стрельникова орденом Отечественной войны второй степени.

Михайлов был освобожден в результате контрнаступления РККА утром 7 декабря 1941 года 10-й армией Голикова. Благодаря найденным в научном архиве РИАМЗ документам теперь известен и номер части, сражавшейся за город 24 ноября. И пусть это были всего лишь бойцы батальона аэродромного обслуживания, которые дрались без каких–либо шансов на победу. Но они дрались, и от этого их подвиг становится еще более значимым.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также