2018-01-09T12:20:18+03:00

Жильцы дома на Михайловском шоссе: Наш подъезд медленно уходит под землю

Хозяйка расползающейся квартиры выиграла 5 судов, но власти не признают дом аварийным
Поделиться:
Комментарии: comments3
Лидия Ермоленко решила «заморозить» отделку квартиры и вот уже 10 лет живет в окружении серых стен, коробок и кип с бумагамиЛидия Ермоленко решила «заморозить» отделку квартиры и вот уже 10 лет живет в окружении серых стен, коробок и кип с бумагамиФото: Анастасия КУДРЯШОВА
Изменить размер текста:

Десять лет назад на Михайловском шоссе возвели очередную новостройку, и первое время рязанцы, купившие в ней квартиры, не нарадовались – начнут новую жизнь в доме с видом на реку вдали от гари и шума. Но счастье от новоселья длилось... до первых трещин в стенах квартир. Одни поспешили сразу избавиться от проблемного жилья, а другие вот уже как 10 лет судятся.

КОМУ – СВАИ, А КОМУ – БЕТОННАЯ ПЛИТА

В самом начале эпопеи дома № 250 корпус 7 по Михайловскому шоссе, в 2008 году, «Комсомолка» освещала проблемы жильцов, в то время еще и подтопленных после прорыва коллектора под их фундаментом. Минули годы, а воз и ныне там. Ни новых квартир, ни компенсации за аварийное жилье от застройщика или горадминистрации жильцы так и не получили. Рязанцы живут как на пороховой бочке, ведь их квартиры медленно, но верно разваливаются.

Если оглянуться на пару десятков лет назад, то на месте нынешней 9–этажки, по воспоминаниям местных, росли камыши на мелководье. Затем при строительстве агромолкомбината берег Павловки засыпали песком, пытались возвести дом. Прежний застройщик вбил сваи, но, увидев зыбкость местности, на том и ограничился. Спустя некоторое время его идею решил воплотить Василий Протопопов – директор жилищно–строительного кооператива «Михайловский».

– Проект дома сделали после строительства, потому что он возводился стихийно. Сначала построили две 9–этажки на сваях, а потом у Протопопова разыгрался аппетит, и он соединил два здания секцией, – поделились жильцы.

Соединительную секцию поставили на фундаменте из железобетонной плиты, которую уложили на песок. При строительстве этого «слабого звена» нарушили всевозможные строительные нормы. На что рассчитывал застройщик, не понятно, ведь уже через пару месяцев после сдачи дома по стенам квартир в проблемном стояке поползли трещины.

Кирпичная секция соединила два отдельно стоящих дома. Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

Кирпичная секция соединила два отдельно стоящих дома.Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

«МОЯ КВАРТИРА – ЭТО ПРОЕМ МЕЖДУ ДВУМЯ МНОГОЭТАЖКАМИ»

Лидия Ермоленко заселилась в злосчастную квартиру в 2007 году. Женщина с инвалидностью перебралась в Рязань из Ленинградской области по рекомендации врачей сменить климат.

– У меня друзья в Москве, и я выбирала жилье поближе к столице. Рассматривала Тверь, но в Рязани мне предложили новостройку от «самой лучшей компании». Такое вранье было, а я наивно поверила, ведь квартира – не хлеб, не каждый день покупаем, – поделилась Лидия Александровна.

Женщина повелась на уловки риэлторов, на красивую картинку рекламной брошюры. Подбирала планировку, чтобы жить большой семьей – две комнаты, а между ними кухня. Мечтала перевезти к себе дочь после окончания консерватории. Мысли о недобросовестности застройщика появились, когда сдачу дома задержали на 2 года и никак не подключали к коммуникациям. Но после переезда начались сюрпризы посерьезнее. Вскоре в квартире появилась маленькая трещина. Затем пошли сквозные щели в стенах, огромные дыры в потолке и полу. Сейчас Лидия Александровна буквально может протянуть соседям «руку помощи», не выходя из квартиры:

– У соседей по всей секции такая же ситуация. Все стараются как можно реже заходить в эти комнаты. Слышно каждое слово соседей, а сквозь щель даже видно, что происходит за стеной. С потолка падают огромные куски бетона, деформационный шов уже разошелся на 10 сантиметров, и находиться в комнате небезопасно.

Лидия Ермоленко вынуждена заколотить дверь на балкон. Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

Лидия Ермоленко вынуждена заколотить дверь на балкон.Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

Деформационный шов позволяет оставить щель между стенами, и его делают между зданиями, но не внутри квартир. Неужели застройщик не знал, что строительный регламент запрещает размещение деформационных швов внутри жилого помещения? В погоне за прибылью решили построить так, что квартира оказалась в разных зданиях со своими фундаментами и кровлей.

– Моя квартира – это проем между двумя многоэтажками. Весь стояк оседает, потому что дом стоит в пойме реки. Наш подъезд медленно уходит под землю, – сетует пенсионерка.

Лидия Александровна регулярно замеряет просадку комнаты. За 10 лет пол в одной из комнат опустился уже на 10 см, образовалась ступенька. А на первом этаже, где расположен магазин, такая ступенька в два раза выше.

За 10 лет комната опустилась на 10 сантиметров и образовалась ступенька на кухню.

За 10 лет комната опустилась на 10 сантиметров и образовалась ступенька на кухню.

– Происходит смещение в разные стороны несущих ограждающих конструкций – пола и потолка, – пояснила хозяйка. – Стена наклонилась на превышающую в несколько раз критическую величину. Живем, как в Пизанской башне.

«Живая» комната буквально разваливается, но никто не знает, когда процесс достигнет критической точки и секция сложится, как карточный домик.

ВНИМАНИЕ, УГРОЗА ОБРУШЕНИЯ!

Лидия Ермоленко решила «заморозить» отделку квартиры и вот уже 10 лет живет в окружении серых стен, коробок и кип с бумагами. Вместо того чтобы на пенсии заняться любимой живописью, художница вынуждена изучать СНиПы и ГОСТы, штудировать юридическую литературу и обивать пороги судов.

С 2013 года пенсионерка за свой счет сделала четыре экспертизы, и все специалисты говорят о нарушении строительных регламентов. По мнению экспертов, конструкция имеет критический дефект, опасна для жизни и здоровья. Авторитетные организации признают, что из–за ошибки при строительстве квартира находится в аварийном состоянии.

Последняя экспертиза московской компании «ТопГеоМониторинг» от 13 июня 2017 года нашла множество нарушений нормативной документации: это и деформационные швы внутри помещений, и размещение комнат в разных секциях здания, и дефекты в фундаменте, а разность осадок секций превышает допустимый предел в три раза.

– Для обеспечения безопасной эксплуатации здания в целом необходимо ограничить доступ и нахождение людей в помещения кирпичной вставки секции на время разработки проекта противоаварийных мероприятий и проекта ее демонтажа, – сделали вывод эксперты.

В то же время главный инженер (архитектор) этого проекта Лев НудельманРязангражданпроект») заверял, что повсеместно практикуется разная осадочность.

По мнению специалистов, выявленные дефекты фундаментов, несущих наружных стен, перекрытий и грубые нарушения требований проектной и нормативной документации «значительно снижают несущую способность конструкций здания, могут вызвать потерю устойчивости конструкций, что в свою очередь угрожает их обрушением и несет опасность пребыванию людей в зоне их расположения».

– Фактическое состояние квартиры и кирпичной вставки секции в целом создает угрозу для жизни и здоровья проживающих граждан, – сделали вывод эксперты, признав квартиру непригодной для проживания, а дом – аварийным.

Лидия Ермоленко постоянно измеряет деформационный шов линейкой – он уже разошелся на 10 сантиметров. Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

Лидия Ермоленко постоянно измеряет деформационный шов линейкой – он уже разошелся на 10 сантиметров.Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

РЕМОНТ ДВА РАЗА В ГОД

Межведомственная комиссия несколько раз не соглашалась с мнением экспертов и рекомендовала... сделать в квартире капремонт.

– Но никто не знает, как делать капремонт внутри квартиры. Нет СНиПов по заделке деформационных швов в жилом помещении, потому что его вообще не должно там быть. Предлагают заделать дыры и продать квартиру, но ведь это мошенничество! – возмутилась Лидия Александровна.

Кстати, некоторые новоселы–«счастливчики» так и поступили. На 9–м этаже в проблемной квартире сменились уже третьи жильцы. Нынешняя хозяйка Екатерина купила квартиру в 2014 году:

– Меня так надули эти аферисты! Заставили трещины мебелью, когда я осматривала квартиру перед покупкой. Когда я открыла пустую квартиру, меня чуть инфаркт не хватил. А теперь мы ремонт два раза в год делаем. Натяжной потолок как будто засасывает, а за шкафом 5 трещин, обои разошлись, ниша треснула.

Екатерина Ивановна сделала в квартире евроремонт, но через полгода стены начали трескаться. Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

Екатерина Ивановна сделала в квартире евроремонт, но через полгода стены начали трескаться.Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

Лидия Ермоленко опротестовала в суде решение Межведомственной комиссии. Так начался этот порочный круг экспертиза–комиссия–суд. На сегодняшний день истица выиграла 5 судов, провела 4 экспертизы, но в пятый раз комиссия упорно заявляет, что в квартире все не так уж и плохо – жить можно.

Но надежды она не теряет и собирается бороться до последнего. Ее примеру последовали и остальные владельцы семи квартир. На днях они написали коллективное заявление в Межведомственную комиссию.

Жильцы недоумевают, каким образом застройщик получил 27 декабря 2006 года разрешение администрации на ввод в эксплуатацию дома, построенного с грубейшими нарушениями? Этот вопрос Василий Протопопов оставил без ответа – застройщик ушел в подполье, обанкротив все свои компании, включая построившую дом ООО «Планета». А город за его грехи, как видно, расплачиваться не спешит.

Дом построен на старом коллекторе, близко к водоносному слою почвы и вода в подвале - не редкость. Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

Дом построен на старом коллекторе, близко к водоносному слою почвы и вода в подвале - не редкость.Фото: Анастасия КУДРЯШОВА

МНЕНИЕ ЮРИСТА

Адвокат юридической компании «ДЕМКИН и ПАРТНЕРЫ» Никита Демкин:

– Межведомственная комиссия жильцам больше не нужна. Раз есть решение суда, которое признает дом аварийным, нужно обращаться либо к администрации, либо к застройщику или строительной компании, которой принадлежит дом. Если отвечает муниципалитет, то нужно через МФЦ написать заявление установленного образца на предоставление жилого помещения в связи с признанием дома аварийным. Администрация рассматривает заявление 30 дней, а затем должна вынести постановление о расселении, либо отказать. Если откажут, то следует обращаться в суд. В Рязани достаточно положительная судебная практика по расселению.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Эксперт судебной нормативной экспертизы, главный инженер ООО «ТопГеоМониторинг», кандидат технических наук Василий Иванов:

- Нарушения начались на этапе проектирования и продолжились при строительстве – выполнены даже не все проектные решения. Состояние данной секции уже сейчас считается аварийным, а значит, существует угроза обрушения. Я считаю, что выход здесь только один – нужно разобрать эту секцию. В результате останутся два отдельно стоящих дома, а квартиры с каждой стороны от этой встройки потеряют по одной комнате. Встраивать секцию заново, даже соблюдая все нормы, нельзя, так как запрещено иметь помещения в одной квартире в разных секциях.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также