Премия Рунета-2020
Рязань
-2°
Boom metrics
Политика24 августа 2017 14:41

Дорогие привилегии: при скудном бюджете чиновники не отказывают себе в комфорте

В то время когда на Рязанской области висит многомиллиардный долг, власти не спешат урезать расходы на свои удобства
.

.

Фото: Валентин ДРУЖИНИН

Этим летом на экспертном совете при Уполномоченном по защите прав предпринимателей была озвучена информация о совокупном долге нашего региона: 26 млрд рублей. Это две трети годового бюджета области, то есть сумма, сравнимая с тем, что идет на здравоохранение, образование, дороги, льготы и многое-­многое другое. Казалось бы, в этой ситуации региональные власти должны экономить и, в первую очередь, на содержании госаппарата. Однако, несмотря на все заявления об урезании трат, огромные деньги по­прежнему уходят в пустоту.

Резонный вопрос читателей - «Почему «Комсомолка» занялась этой темой только сейчас, что – раньше не шиковали?» А раньше, уважаемые читатели, власть в области была другая. Сейчас же, при смене руководства, есть шанс на перемены. И кардинальные. Потому мы и решили показать наиболее странные бюджетные траты.

Предупреждаю сразу – историй о золотых унитазах в этом материале вы не увидите. Во-первых, современный чиновник давно научился хорошо прятать накопленный капитал, а во- вторых, речь не о личных нуждах госслужащих, а о лишних государственных тратах в рамках повседневной работы министерств и ведомств. Тратах немалых и, самое страшное, постоянных.

Много не значит плохо

О том, что чиновничий аппарат ныне раздут неимоверно, не говорит только ленивый. Давайте разберемся – с чего бы это? Поверьте, ответ далеко не однозначен.

Если сравнивать со временами СССР, а с ними и сопоставляют современную армию госслужащих, то тогда чиновников действительно было в разы меньше. Но тому есть вполне логичное объяснение – отсутствие в Советском Союзе частной собственности. А значит, гораздо меньшее, чем теперь, государственное регулирование. Возьмите хоть оформление покупки участка земли, строительства частного дома и т.д.

Хозяйственные отношения тоже были другими. К примеру, за всеми заводами была закреплена территория для уборки. То есть если сейчас тротуары Рязани от снега зимой очищает городская служба, то раньше - завод, рядом с которым этот тротуар находится. Еще один пример - работа теплостанций и прочих ресурсоснабжающих организаций: десятилетия назад все они напрямую подчинялись горкомам и райкомам, теперь у каждого такого предприятия свой владелец - поди договорись с каждым.

Такого понятия, как регулирование тарифов, в былые времена не существовало вовсе. Сейчас же этим регулированием занимается специальное ведомство (о том, как занимается – вопрос отдельный). Подобных примеров множество, но суть одна: разговоры о раздутости штата чиновников сильно раздуты.

Двойная пайка

А вот число министерств и ведомств – вопрос интересный. Есть хорошая фраза, лучше всего, кстати, известная и понятная как раз госслужащим: чем больше столоначальников, тем больше документов. Пример: если разрешительную подпись под документом должен поставить один чиновник, это займет один отрезок времени, а если тот же вопрос должны рассмотреть пятеро – то времени уйдет даже не в пять раз больше, ведь от стола к столу бумага какое-­то время будет еще идти...

Вот тут мы и упираемся в аномальное число ведомств, входящих в структуру областного правительства: 18 министерств, четыре главных управления и три госинспекции.

Остановимся в первую очередь на министерствах. И речь, конечно, не об их рядовых специалистах: их­-то работу никто не отменял, так что при сокращении числа министерств этих госслужащих можно просто перевести под крыло другого ведомства. Вопрос в руководстве, то есть министрах регионального розлива и их замах.

Вопрос этот довольно серьезный. Про оклады и прочие выплаты ничего не известно – открытой информации по этим данным нет. Но, к примеру, чиновникам уровня от начальника управления и выше официально положен отпуск в 45 дней. Разумеется, вся зарплата «белая», и в случае получения компенсации за отпуск сумма получается немалая. Особенно у руководителей. Плюс – ежегодные выплаты в качестве материальной помощи «в связи с тяжелой ситуацией» и прочие финансовые привилегии, информация о которых для СМИ, не говоря уже о рядовых читателях, закрыта.

Один из примеров лишнего ведомства – областное министерство региональной безопасности и контроля. За 2016 год расходы на центральный аппарат этой структуры составили почти 54 млн. рублей. Перевожу: на эти деньги можно купить три импортных компьютерных томографа, использование каждого из которых спасет сотни, а то и тысячи жизней...

Но мы отвлеклись – мы же о министерствах, а не о здоровье населения! Что же прячется за фразой «региональная безопасность и контроль»? Приведу выдержку из перечня полномочий этой структуры. К слову, перечень­-то невелик.

Итак, первое: «Внутренний государственный финансовый контроль в сфере бюджетных правоотношений в устанавливаемом правительством Рязанской области порядке». Вопрос – на что тогда региональный минфин и Счетная палата? Второе: «Обеспечение реализации Закона Рязанской области «Об административных правонарушениях». Вопрос – зачем тогда полиция и тьма надзорных органов? Приводить прочие примеры не буду.

Областное министерство промышленности вместо казенного здания предпочитает частное - в центре города. И платит за его аренду немалые деньги. Бюджетные.

Областное министерство промышленности вместо казенного здания предпочитает частное - в центре города. И платит за его аренду немалые деньги. Бюджетные.

Фото: Екатерина СМБАТЯН

Еще одно странное министерство – промышленности, инновационных и информационных технологий. Здесь список полномочий гораздо больше – подготовились люди. Но суть одна: координация промышленных предприятий и контроль над ними. Те же функции преспокойно может выполнять минэкономразвития – это ведомство как раз и создано для взаимодействия с предприятиями. Ан нет. Минпром существует отдельно, и аппарат его ест отдельный паек и – за отдельным столом: руководство этого ведомства не хочет обитать в государственных зданиях. А потому арендует помещение в современной многоэтажке на улице Затинной. Разумеется, аренда идет за госсчет.

Зачем нужно министерство труда и занятости населения области, также вопрос открытый. Слов нет, оно занимается важным делом: госконтролем в сфере труда. Но те же специалисты могли бы прекрасно выполнять эту работу под вывеской минэкономразвития или минсоцзащиты.

Дорогое бдение

Отдельная песня – министерство по делам территориальных образований и общественных объединений. Судя по названию, оно должно обеспечивать взаимодействие между областной и районными властями. Однако этим, каждое по своему профилю, занимаются все прочие министерства. Окунувшись в простыню под названием «Положение о министерстве», находим фразу: «Прогнозирование развития политических процессов и обеспечение общественно­-политической стабильности, взаимодействия органов государственной власти с политическими партиями, общественными объединениями и иными структурами гражданского общества, проводящими государственную политику».

То, что центральная власть хочет влиять на политическую обстановку в глубинке – не секрет. Но почему этим не может заниматься пара толковых чиновников из аппарата областного правительства? Нет, у нас за районами следит министр, два его зама и семь отделов – каждый со своим руководителем. Годовые расходы по графе «центральный аппарат» этого министерства 24 млн рублей. Если взять томографы подешевле, чем «в прошлый раз», то можно купить еще два.

И это, повторюсь, в период бюджетного тупика – буквально в шаге от банкротства Рязанскую область держат федеральные власти. Экономить каждую копейку в этой ситуации было бы нормально. Но для целого ряда чиновников такое поведение, конечно, нонсенс. Примерять эконом-­вариант на себя они не привыкли. А когда возьмутся собираться начинать готовиться привыкать, может быть поздно.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Уважаемые читатели!

Мы призываем вас принять участие в обсуждении лишних трат бюджетов всех уровней – как областного, так и районных. Сообщайте нам о своих наблюдениях на этот счет. Мы, в свою очередь, выясним, действительно ли эти траты напрасны, и если это подтвердится – обязательно опубликуем расследование. Кстати, публиковать имя обратившегося в редакцию читателя мы не обязаны. Телефон редакции «КП»­Рязань» 8 (4912) 95-­78-­87.