1941-1945: В годы войны рязанские разведчики вели радиоигры с оккупированной Варшавой

«Комсомолка» публикует фрагменты дела о двойном агенте из архива НКВД
Дело "Агентурной станции"Дело "Агентурной станции"
Изменить размер текста:

Когда в ноябре сорок первого Рязань оказалась у самой линии фронта, вместе с немецкими самолетами и ощущением жуткой неизбежности в городе появились сочувствующие гитлеровской Германии лица. В кромешной тьме, в которую погружались улицы после захода солнца, каждый шорох таил опасность. Когда наверху гудели моторы черных самолетов, тот тут, то там в небо взмывали сигнальные ракеты, наводя врага на цели.

30 октября 1941 года городской комитет обороны запретил уличное движение с 0.00 до 5.00 часов, за исключением тех, кто имел спецпропуска. Охрану порядка возложили на коменданта Рязани В.А. Самохина, передав в его распоряжение войска НКВД, милиции и добровольческие отряды. По городу ползли слухи нередко совершенно фантастические, но порой имевшие под собой и реальную основу. Первого шпиона на территории Рязанской области обнаружили неподалеку от Михайлова еще в июле 1941 года! В последующие месяцы (до 1943 года включительно) немецкое руководство не раз предпринимало попытки разыграть свою секретную карту, забрасывая на рязанскую землю диверсантов.

Из документов Государственного архива Рязанской области:

В ночь с 3 на 4 июня 1942 года во время появления над городом самолетов противника имело место большое количество случаев наземной сигнализации самолетам противника ракетами, особенно в районах станции Рязань-1, Городской рощи и заводов №463 (Приборный завод) и 567 (завод «Рязсельмаш»).

По 10 000 рублей на карманные расходы

В ночь с 22 на 23 сентября 1942 года на территории Михайловского района с немецкого самолета десантировали двух бывших красноармейцев (оба 1916 г. р., один уроженец Севастополя, другой - Харьковской области), оказавшихся в июле сорок первого в немецком плену. Первый (далее по тексту - А) воевал в составе 163-й стрелковой дивизии, второй (далее - Б) - в составе 67-й стрелковой дивизии. Оба в полной мере ощутили на себе катастрофу, постигшую Красную Армию в первые дни войны. Пытаясь выбраться из окружения, и тот, и другой были схвачены немцами и… отправлены в школу по подготовке диверсантов.

Почему красноармейцы пошли на контакт с гитлеровцами и согласились на сотрудничество? Для многих такая «лояльность к врагу» была едва ли не единственным шансом выбраться из плена. Конечно же, они рисковали - рисковали на долгие годы уже на своей родной землей отправиться в лагеря или быть расстрелянными…

После приземления в советском тылу - в нашем случае на территории Рязанской области - оба несостоявшихся диверсанта явились в дом председателя колхоза села Печерниковские выселки Михайловского района с парашютами и всем снаряжением и попросили срочно доставить их в НКВД Рязани. С собой у мужчин была портативная радиостанция, по два комплекта поддельных документов (военные и гражданские), а также по 10 000 рублей. Главной задачей разведчикам ставилось наблюдение за железной дорогой Рязань - Москва, а также передача сведений о расположенных в городе на Оке воинских частях. Информацию они должны были сообщать в Варшаву.

Банкноты времен Великой Отечественной войны. Именно такими купюрами немцы в избытке снабжали своих разведчиков. Фото: Александр БАРАШИН.

Банкноты времен Великой Отечественной войны. Именно такими купюрами немцы в избытке снабжали своих разведчиков. Фото: Александр БАРАШИН.

Рязанские контрразведчики, уже имевшие к середине сорок второго года опыт радиоигр с Абвером (орган военной разведки и контрразведки Третьего рейха) быстро сориентировались в ситуации и разработали новый план по дезинформации противника. Из соображений безопасности и сохранения операции в тайне мужчин поместили под стражу. А уже 26 сентября 1942 года состоялся первый выход в эфир. Текст шифровался и передавался под строжайшим контролем органов НКВД:

Приземлился удачно в 70 километрах от города Рязани, встретился с напарником. Следую к пункту назначения. Привет.

Подозрительный мужчина из Москвы

На допросах оба задержанных четко отвечали на вопросы, рассказали всю информацию, которой обладали о школе разведчиков абвера, о тех, кто в ближайшее время мог также быть заброшен в советский тыл. Но некоторые моменты вызвали определенные сомнения у комиссаров внутренних дел. Серьезные оперативные игры должны исключать даже малейшие ошибки…

Из материалов допроса А:

Считаю целесообразным в оперативном отношении (называется фамилия) из-под стражи освободить, временно продолжать использовать по дезинформации противника.

Из материалов допроса Б:

Усматривая элементы неоткровенности и наличие всех родственников на оккупированной территории, использовать его в оперативных целях в тылу у врага нецелесообразно.

Как мы уже говорили, первоначально оба сдавшихся диверсанта содержались под стражей, однако затем немецкая сторона пожелала установить визуальный контакт с агентом. Чтобы А смог сыграть свою роль до конца, его освободили и поселили в квартиру одного из домов по улице Михайловка. В доме проживало несколько человек, в том числе молодая женщина… О том, что соседка является сотрудницей НКВД, мужчина, конечно, не знал и даже не догадывался. Кроме того, за домом велось круглосуточное наблюдение из вагона, стоявшего в разбитом составе на запасных путях.

Здание бывшего рязанского кожевенного завода. Именно здесь по чужим документам работал несостоявшийся немецкий шпион. Фото из архива Группы компаний "Русская кожа"

Здание бывшего рязанского кожевенного завода. Именно здесь по чужим документам работал несостоявшийся немецкий шпион. Фото из архива Группы компаний "Русская кожа"

По документам на вымышленное лицо А устроили работать на кожевенный завод. Его жизнь со стороны мало чем отличалась от жизни других горожан. Сон, работа, обед, снова работа и иногда кино. Было лишь одно «но». Все посетители дома незамедлительно и тщательно проверялись.

Была разработана целая цепочка сигналов и знаков, благодаря которым сотрудники НКВД мгновенно понимали, какой из сценариев им предстоит разыгрывать. Операция получила название «Вечерняя прогулка».

Шифровка радиограммы из дела "Агентурной станции".

Шифровка радиограммы из дела "Агентурной станции".

Из материалов дела (архив НКВД):

…при выходе интересующего лица сотрудник через две-три минуты выходит во двор вытрясать ковер или половик...

Сеансы связи с Варшавой продолжались. Кроме того, ожидалось, что со дня на день состоится визуальный контакт с тем самым немецким связистом-диверсантом, ради которого несостоявшегося шпиона и поселили на Михайловке. Несколько пар глаз цепко всматривались в каждого незнакомца... Как раз в то время на кожевенном заводе появился подозрительный тип, якобы приехавший из Москвы. Сотрудники рязанского НКВД, затаив дыхание, ждали, что вот-вот он раскроет карты, но диалога так и не состоялось. Вероятнее всего, в задачу связиста входило лишь удостовериться, что заброшенный агент играет за их команду, а не ведет двойную игру. Но подтвердить или опровергнуть это невозможно.

Последний раз Варшава вышла на связь 14 июня 1943 года, после чего оккупированная Польша перестала откликаться. Завершив операцию «Вечерняя прогулка», оба несостоявшихся немецких разведчика, по всей видимости, продолжили сотрудничество с органами советской контрразведки. В картотеке награжденных героев удалось отыскать информацию, что в 1985 году Б вместе с другими фронтовиками был награжден юбилейным орденом Отечественной войны второй степени. На главного игрока никаких данных в картотеке, увы, нет… Скорее всего, он продолжил работу в НКВД на более серьезном уровне и соответственно сгинул для внешнего мира.

При подготовке использованы архивные материалы УФСБ Рязанской области.

В ТЕМУ

Похожий случай произошел 5 июня 1943 года. В Рязанском районе десантировалась очередная пара завербованных немцами красноармейцев. Воспитанники Борисовской разведывательной школы должны были вести наблюдения в районе Михайлова. Один из них являлся уроженцем села Мотовилово Рязанской области (сегодня Захаровский район). Согласно материалам дела он уговорил своего младшего товарища, прежде чем сдаться в органы НКВД, несколько дней пожить у родителей. Но их долгий путь в 70 километров по проселкам Рязанской области, разумеется, не остался незамеченным для рязанских чекистов. И буквально через несколько часов после того, как они добрались до дома, на пороге появилась оперативная группа. Оба задержанных активно сотрудничали со следствием, но тот факт, что после приземления они не сразу сдались, а отправились в «неизвестном» направлении, осложнил их дальнейшую судьбу - от уголовной ответственности им уйти не удалось. Правда, наказание по суровой статье 58 «измена Родине», да еще и в военное время, суд вынес по тем меркам вполне гуманное - всего восемь лет лишения свободы.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также