Общество21 мая 2016 23:52

Французская учительница в Рязани: Мне нравится жить чисто по-русски

Валентина Грожан-Зербино рассказала «Комсомолке», почему плакала во время первого приезда в Россию, что спасает ее соотечественников от страха перед терроризмом и каких продуктов ей будет не хватать во Франции
В России Валентина открыла для себя нашу ряженку, варенец и гречку.

В России Валентина открыла для себя нашу ряженку, варенец и гречку.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

Несмотря на то, что «железный занавес» между нашей страной и другими пал уже давно и люди постоянно снуют туда-сюда через границу по работе и в отпуск, наш интерес к иностранцам не уменьшился. Для нас это по-прежнему инопланетяне, которые прибыли из иных, лучших миров. Мы же для них, как и раньше, странные мужики и бабы, заедающие икрой водку и гуляющие по улице с живыми медведями. И каждый раз, встречаясь, мы тянемся друг к другу, чтобы узнать то, что не умещается в узких рамках стереотипов.

Недавно в Рязани гостила Валентина Грожан-Зербино – преподаватель французского и русского языков из города Безансон на востоке Франции. К нам в город она приехала по приглашению, чтобы читать лекции для студентов РГУ. А в перерывах между занятиями изучала нашу жизнь и знакомилась с новыми людьми. Россия для нее не такая уж чужбина – во времена революции дедушка Валентины эмигрировал из Санкт-Петербурга во Францию. Там у него родились дети, а у них - свои дети... И хотя Валентина считает себя француженкой, происхождение не дает забыть, куда уходят ее корни.

«Из России увезу гречку и черный хлеб»

Эта маленькая хрупкая женщина приезжает в нашу страну уже не в первый раз. Политика, санкции, бородатые истории про разгуливающих по улицам медведей – во все это Валентина не верит. Верит в открытые улыбающиеся лица, верит в юмор, который победит террор, и, конечно, как настоящая француженка - верит в свободу, равенство и братство.

- Мое первое впечатление от России было очень эмоциональное. Помню, мы приехали на поезде со студентами. И я услышала, что на границе ВСЕ говорят по-русски. Я чуть не заплакала. Раньше я слышала русскую речь только дома, говорили мама, бабушка, дедушка. А тут все вокруг! Я поняла, что я наконец в России, и очень была тронута.

Мы с Валентиной сидим на кухне, в обычном жилом доме - Валентина остановилась в гостях у своей приятельницы и коллеги.

Иъясняется моя собеседница на чистом русском языке, иностранку в ней выдает разве что акцент и другой взгляд – человека, привыкшего поступать без оглядки на окружающих и не ищущего чужого одобрения.

- Мне нравятся маленькие города, в которых можно жить чисто по-русски, - улыбается французская учительница.

- А как это – жить чисто по-русски? – спрашиваю ее.

- Кушать русские продукты. Я пила ряженку, варенец, кефир - этих напитков во Франции нет.

Валентина достает из холодильника молочку в картонных упаковках и выкладывает передо мной:

- Творог у вас очень вкусный. А еще, – показывает на пачку гречки на кухонном столе, - гречневую кашу ела. А недавно я на улице купила у старушки борщ. Она сама варит и продает. Очень вкусный!

- Не боитесь на улице покупать?

- Да, мне преподаватели тоже сказали, что «нельзя», но это старушка. Я ее каждый день вижу. Она из своего сада продала мне огурцы, потом я купила у нее яйца – все вкусное. Почему не купить борща?

- Какие-то продукты из России во Францию увезете?

- Мои дочки очень любят черный хлеб – я его каждый раз покупаю. Гречневую крупу возьму обязательно. А молочные продукты, к сожалению, не довезешь.

«Книги вернулись к нам!»

Несмотря на существенные различия в менталитете русских и французов, все мы люди и болеем одними и теми же социальными болячками. Например, культ гаджетов и засилье социальных сетей.

- Сейчас интернет в каждом доме, в каждом смартфоне. Люди в основном общаются в соцсетях. Из-за этого у молодежи сильно упала грамотность, - сетует Валентина. - Они с детства привыкают плохо писать. Друг друга понимают - и хорошо. А потом, когда приходят писать диктант в школе – ужасное дело. Они отправляют смс – я читать их не могу. Разговорная речь сильно упростилась – люди перестали говорить литературным языком, часто говорят с ошибками. Поэтому преподаватели предупреждают родителей, что их детям нельзя долго сидеть у компьютера и нужно приглашать друзей к себе домой, советуют детям читать книги, чтобы улучшить орфографию.

- Книги? Во Франции еще помнят, что это такое?

- Да, сейчас люди возвращаются к книгам. Им надоел интернет. У всех свои причины – у одних проблемы со связью, у других глаза болят. В свое время в стране массово закрывались книжные магазины, а теперь снова открываются. В нашем городе перед Рождеством открыли магазин, в котором можно купить книги. Он огромный! Книги вернулись к нам! Люди покупают их детишкам и себе. Это же красота - почитать вечером в кровати настоящую книгу!

- О каких профессиях мечтает ваша молодежь?

- У нас все хотят поступить в вуз. Хотят быть инженерами, адвокатами, писательницами, врачами, преподавателями. Выбирают самые высокооплачиваемые профессии. Но эту работу еще нужно найти. Студенты выходят из университета и идут торговать на базар. Во Франции высокая безработица. А еще наплыв иностранцев. Нужно думать, какую работу им давать, когда свои сидят без дела. Некоторые студенты, чтобы забыться из-за безработицы и войн, начали пить. Раньше у нас только пили вино, а теперь крепкие алкогольные напитки. И теперь в зону университетов запретили входить с бутылками. Если ты хочешь праздновать, то выходи за пределы. И алкоголь в магазинах перестали продавать молодежи. Франция уже не та, какой была 20 лет назад. Теперь все иначе: кризис, безработица, мигранты.

- В связи с безработицей агрессии к мигрантам у вас нет?

- Нет, потому что мэры городов должны принимать определенное количество иностранцев. И перед тем как получить разрешение жить в стране, они должны прослушать лекции о том, как вести себя в Европе, какие здесь действуют принципы. Потому что если тебя приняли, ты должен жить по законам этой страны. Французы относятся к приезжим с опасением, но мы знаем, кто может на нас напасть, знаем, что женщине лучше не нужно гулять ночью на улице или в парке, в какие районы не нужно ездить, чтобы не столкнуться с неприятностями.

«Юмор позволил французам отодвинуть от себя боль»

Валентина, конечно в большей степени француженка, чем русская. Но не скрывает, что ей интересна наша культура, традиции и, главное, люди. Разговаривая, она внимательно вглядывается в наши лица, в глаза, в душу...

- Типичный русский – какой это человек в вашем представлении?

- Это человек честный, открытый, простой в общении, не чванится. Он интересуется театром, кино...

- А типичный француз?

- Это человек с юмором, сложный по своему содержанию. Француз высоко ценит свою свободу во всех проявлениях.

- Например, свободу рисовать карикатуры в журнале «Шарли Эбдо», с одной стороны, и смеяться над ними, с другой?

- Да, «Шарли Эбдо» – это и есть свобода слова для нас. Такой журнал был всегда. Его принцип - критиковать всех с юмором. Благодаря смеху нас нельзя сломить. Когда в Париже были теракты, конечно, люди плакали и собирались, чтобы вспомнить погибших. Но потом в газете опять начали рисовать карикатуры – юмор позволил французам отодвинуть от себя эту боль, чтобы жить дальше. Если вы хотите понять французов, нужно принять это наше отношение к жизни.

- Значит, лозунг «Свобода, равенство, братство» еще что-то значит для французов?

- Да, разумеется. После покушения у нас в некоторой степени отняли свободу, когда наше государство решило, что полиция может войти в любую квартиру и проверить, не прячутся ли там террористы. Многие французы протестовали. Но благодаря этим мерам полиция обнаружила вооруженные шайки преступников. Президент объясняет, какие меры приняты, чтобы людям не было страшно.

- А вам не страшно?

- Не нужно бояться. Просто все должны организоваться и бороться. Наше французское братство стало еще сильнее после покушений – люди объединились и поддерживают друг друга. И мы не перестали отдыхать так, как нам нравится – каждый вечер столики уличных кафе заполняют посетители – это наша жизнь!