Премия Рунета-2020
Рязань
+6°
Boom metrics
Победа11 декабря 2015 15:35

28 ноября 1941 года - самый страшный день для Рязани…

«Комсомолка» восстановила хронологию событий и отыскала живых свидетелей авианалета на рынок и детский садик

- В тот день на Новогражданском кладбище (в простонародье Сысоевское) мы хоронили родственников супруги - скорбные лица, тягостное молчание. Я бросил взгляд на соседнюю плиту и… буквально оцепенел. На камне было высечено «невинно убиенным Пахомовым». По спине прошел озноб, страшное воспоминание из далеких детских лет всплыло в памяти, - рассказывает рязанец Владимир Стружанов. - Это моя война… Моя, несмотря на то, что родился я только в сорок седьмом.

«Я плакал несколько дней»

В 1941 году Стружановы жили на 3-й Пролетарской улице, неподалеку от Екатерининской церкви. Когда началась Великая Отечественная, Зинаида Алексеевна (мама Владимира Стружанова) оканчивала первую школу.

- Помню эти странные ощущения, - продолжает делиться переживаниями Владимир Васильевич. - Мы играли ватагой ребятишек, и, когда мимо проходила соседка Вера Прокофьевна Пахомова - одна или с мужем - все, не сговариваясь, замолкали. Был какой-то ничем не обоснованный страх… А потом мама рассказала, что во время войны Пахомовы потеряли обоих мальчиков. Отец сражался на фронте, Вера Прокофьевна занималась по хозяйству, а ребятишек отводила в детский сад на улицу Кудрявцева. 28 ноября 1941 года садик оказался в эпицентре бомбежки… Узнав трагическую судьбу Пахомовых, я несколько ночей плакал, а на все расспросы взрослых упорно молчал, боясь показаться излишне сентиментальным.

- Осенью сорок первого я с мамой поехала в Рязань на рынок, чтобы продать молоко и купить муки, - «Комсомолке удалось разыскать еще одну непосредственную очевидицу жуткого авианалета на Рязань Александру Степановну Луканову (Гаврилову). - Кругом крики… Люди бегут в разные стороны, а мы стоим перепуганные и не знаем, куда прятаться.

В тот день в областной центр Александра Степановна приехала из старинного села Льгово (Рязанский район), которого также в какой-то мере коснулись огненные вихри… С самого начала войны во Льгово колхозники копали и обустраивали землянки на случай вражеских налетов. Мобилизованные из Рязани тянули на километры противотанковые рвы. В доме Гавриловых располагался штаб красноармейцев. Однажды кто-то из старших по званию попросил Александру доставить пакет за реку. Она, не задумываясь, согласилась выполнить ответственное поручение и переплыла Оку, бережно держа документ.

Но вернемся к рассказу об авианалете… В Государственном архиве Рязанской области нам удалось отыскать истрепанный лист, составленный на скорую руку потускневшим от минувших лет химическим карандашом. Читаем: «28 ноября 1941. В Рязани сброшено 7 шт. бомб… в мясной павильон попала, в щель (так называли вырытые в земле ямы-бомбоубежища - Ред.)… 8 человек убито, из них четверо детей, двое мужчин, две женщины. На рынке убито двое и трое ранены. На 1-й Пролетарской улице разрушено три». Четко и сухо - безлишних отступлений и пояснений.

Золотые имена мальчишек

Целью №1 в этой части города для немецких бомбардировщиков был, конечно, не рынок и не детский садик, а рязанский завод «Сельмаш», переориентированный в те годы на выпуск военной продукции. Неподалеку – на поле стадиона «Спартак» - располагались зенитные расчеты, которые во время вражеских налетов открывали нескончаемую стрельбу, заставляя летчиков ошибаться… Иногда пилоты открывали бомболюки просто наобум, иногда нарочно несли смерть гражданскому населению.

Спустя несколько лет, при расширении стадиона, рабочие извлекли из земли неразорвавшуюся бомбу. По всей видимости, обезвредили ее еще на заводе узники (или противники) нацистского режима. Боеприпас выставили на улице Маяковского на всеобщее обозрение – некоторые проходившие мимо рязанцы со злобой плевали на чужеземную железяку.

Но мы опять отвлеклись… 28 ноября 1941 года во время авианалета погибла родная сестра Лидии Ореховой (Федоровой). Ее пропитанный нескончаемой болью рассказ - болью, которую так и не смогли заглушить прожитые десятилетия - мы уже приводили однажды. Напомним сегодня лишь несколько строк:

- Подружка моей сестры, соседская девчонка Шура позвала ее сходить вместе на рынок, чтобы продать там с десяток яиц, а на вырученные деньги купить хлеб. Мы матерью не пуска ли Ираиду, как будто чувствовали что-то неладное, но та все равно ушла. Через какое-то время к нам прибежали соседи и сообщили страшную весть: на рынок упала бомба, и наша Ира погибла. Мои дядя и тетя собрали то, что осталось от сестры. Нашли часть ее пальто с меховым воротником. Сложили все в маленький гробик и по хоронили на Лазаревском кладбище.

Женю Пахомову (1934 г.р.) и его младшего брата Юру (1938г.р.) похоронили также на Лазаревском кладбище Рязани. Когда по городу поползли слухи о том, что погост ликвидируют, а на его месте разобьют живописный парк, родители Пахомовых, получив официальное разрешение, перенесли прах детей на Новогражданское кладбище. Старый памятник, на котором золотыми буквами увековечены имена мальчишек, сегодня затерялся среди множества тысяч прочих надгробий… Супругов Пахомовых не стало еще в семидесятых годах - их похоронили рядом с детьми, но и по сей день кто-то из родственников ухаживает за могилой. Скромные искусственные цветы на сырой рязанской земле, словно тихо шепчут «Никто не забыт, ничто не забыто».

В тему

5 декабря 2015 года губернатор Олег Ковалев вручил представителям администрации Рязани грамоту о присвоении городу почетного звания Рязанской области «Город воинской доблести».