Звезды

Рязанская область лишится одного из своих символов - Старожиловского конезавода?

«Комсомолка» отправилась на предприятие, чтобы разобраться, насколько необратимы произошедшие разрушения
Фото: Андрей БАРАНЦЕВ.

Фото: Андрей БАРАНЦЕВ.

После нашего последнего визита на Старожиловский конный завод прошло полтора года. К сожалению, позитивных изменений здесь так и не дождались… Зато с того времени внутрь манежа рухнула мощная кирпичная труба, которая не только проломила кровлю, но и едва не погубила работницу конезавода…

Почти все без исключения сотрудники уверены, что избежать беды помогла лошадь, которая, почувствовав опасность, просто отвела девушку в сторону. Дыра в несколько квадратных метров так и красуется в западной части манежа, ежедневно напоминая о грядущих «черных днях». Снег, дождь, сквозняки, врывающиеся под кров через эту брешь, ликуют и радуются скорым, более глобальным обрушениям. Если только не появится на горизонте добрый волшебник, а он сегодня ох как нужен.

Дыра в пололке манежа. Фото: Андрей БАРАНЦЕВ.

Дыра в пололке манежа. Фото: Андрей БАРАНЦЕВ.

Де-юре завод уже мертв

«Изгнанные» бывшими хозяевами более двухсот представителей чистокровной русской верховой породы сегодня вынуждены нелегально ютиться под сводами старинного конезавода. Спросите, почему нелегально? Дело в том, что здание - памятник истории и культуры федерального значения – находится в собственности Министерства государственного имущества, а у нового хозяина поголовья просто нет средств (об этом читайте далее), чтобы заключить договор аренды. Де-юре сегодня Старожиловский конный завод мертв, де-факто все еще жив…

Кстати, именно тот же высокий на словах статус «федерального памятника» препятствует проведению хотя бы превентивных ремонтных работ в формате «справимся своими силами» - на объектах культурного наследия могут латать трещины и проводить реконструкцию лишь организации со спецдопусками. Но кто наймет эти высококвалифицированные бригады?

Однако возможно, вся эта поднятая вокруг умирающего конного завода шумиха - абсолютно бесполезное занятие. Не сама ли судьба превращает в тлен прекрасные творения архитектуры, до сих пор «рассчитываясь по семейным счетам» с их бывшими владельцами. Ведь не секрет, что в 1874-1881 годах глава семейства Павел Григорьевич фон Дервиз жил отдельно от своей законной супруги, заводя роман за романом, в то время как жена Вера Николаевна была «сослана» в рязанскую глубинку…

Напомним, что после удачного опыта по разведению тракененской породы в 1978 году на Старожиловском конезаводе по инициативе Тимирязевской академии была воссоздана русская верховая порода. На тот момент и в стране, и в мире не было ни одной чистопородной лошади русской верховой породы.

Президентский полк на немецких лошадях

Земли, на которых более ста лет паслись табуны, на которых всходили посевы пшеницы и овса, в 2014 году перестали принадлежать конному заводу. Именно этот факт, возможно, в будущем и станет тем самым роковым ударом, уничтожившим одну из главных достопримечательностей Рязанской земли.

неужели вскоре мы утратим эту красоту?... Фото: Андрей БАРАНЦЕВ.

неужели вскоре мы утратим эту красоту?... Фото: Андрей БАРАНЦЕВ.

- Целиком с лошадьми хозяйство брать никто не хотел, - рассказывает начальник конной части Владимир Фролов. - И тогда собственники разделили имущество… Пока последствия этого «развода» не так заметны - овес и сено в качестве некой преференции продаются конному заводу по льготным ценам. Но ведь мы прекрасно понимаем, что так будет не всегда. Землю снова продадут, придет новый хозяин и вполне резонно потребует: «Платите за выпас на моих лугах, покупайте, сено по рыночным ценам». И что тогда?.. У нас больше нет своей земли, даже пастбищ нет…

- Если сельскохозяйственные земли продали, то что случилось с лошадьми?

- Лошадей выкупил один неравнодушный сотрудник Тимирязевской академии. Средств у него не очень много: «Долго я не выдержу, долго не потяну», - говорит он каждый раз нам, и поэтому мы пытаемся стучать во все двери.

- То есть само по себе коннозаводство не может быть прибыльным?

- Мировая практика показывает, что это невозможно... Сегодня существует несколько исконно российских пород - донская, терская, орловский рысак, русская верховая и еще несколько местных, но ни одна из них не поддерживается на федеральном уровне. Вот и получается, что в президентском конном полку сегодня только порядка 15 лошадей русской верховой породы, а все остальные лошади - немецкие тракены. Наверное, мы - единственная страна в мире, которая, имея таких красивых и статных лошадей, в качестве выставочных экземпляров демонстрирует «немцев».

В тему

В состав бывшего колхоза «Старожиловский конный завод» входили сельхозугодья общей площадью 6014 гектаров. Сегодня в распоряжении сотрудников конезавода нет ни одного гектара. Для нормальной жизнедеятельности предприятия необходимо, по крайней мере, примерно 2000 гектаров.