Премия Рунета-2020
Рязань
-6°
Boom metrics
Происшествия27 ноября 2014 10:15

Убийство шестилетней девочки в Кадомском районе помогла раскрыть глава сельского поселения

Больше года родители как ни в чем не бывало жили в доме, где учинили жестокую расправу над своим ребенком
Роман ДОРОФЕЕВ
На следственном эксперименте.

На следственном эксперименте.

Деревня Верки Кадомского района, как и многие другие российские малые селения, по логике вещей в самое ближайшее время должна была тихо и незаметно кануть в небытие. Число жителей упорно стремилось к нулю, дома, оставленные хозяевами и наследниками, ветшали и разрушались. Но тихой «кончины» не получилось…

История о жестоком убийстве шестилетней девочки ее собственной мамой и отчимом прогремела на всю страну.

Все с чистого листа

А началось все еще несколько лет назад, когда из Мордовии в Кадомский район перебралась молодая семья. Антон был уроженцем тамошних мест и мастером на все руки, а его избранница Валентина только что отсидела срок за мошенничество с банковскими кредитами в колонии №36 при мордовском поселке Явас.

- Официально прописались они в Верках 3 апреля 2013 года, - отмечает глава Кадомского района Василий Щевьев. - Деревня довольно уединенная, зимой здесь остаются не более пяти человек…

Вдали от людских глаз и пересудов семья с уголовным прошлым попыталась начать все с чистого листа. Река Мокша, богатая рыбой, леса с изобилием ягод и грибов - красивые благодатные места… Даже отсутствие асфальтовой дороги не пугало «молодоженов». Поселившись в брошенном доме, пара завела собственное хозяйство и решила жить собирательством, добычей и фермерством. В деревню супруги (будем называть их так, хотя официально они отношения так и не оформили) привезли малолетнюю девочку - дочь Валентины. Отношения с ребенком у отчима как-­то сразу не сложились - чужая, своенравная, не понимающая «русских слов» и не боящаяся кулаков.

Впрочем, жизнь старшей дочери родителей мало интересовала - в Кадомском районе у супругов появился совместный ребенок. Вся любовь отца (да и матери) вылилась стремительным потоком на малютку. А вот черная ненависть отчима к неродному ребенку крепла день ото дня.

- Тревогу забили глава Кущапинского сельского поселения Марина Михайлина и районная инспекция по делам несовершеннолетних, - продолжает рассказывать Василий Васильевич. - Девочку не видели на улице, не появлялась она и на приемах у педиатра. При этом родители ссылались на то, что ребенок гостит то у одной бабушки в Мордовии, то у другой в Московской области.

В сентябре 2013 года семилетняя малышка должна была пойти в первый класс. Но в школе ребенка не дождались:

- Нет, она у меня в этом году в школу не пойдет - в следующем, - сказала мама социальным работникам.

Но и на следующий год за школьной партой девочку никто не увидел. Здесь поясним, что, согласно российскому закону об образовании, ребенок может пойти в школу как с семи, так и с восьми лет - именно поэтому целый год судьбой девочки никто не интересовался. По-настоящему за поиски пропавшей взялись лишь в минувшем сентябре.

Трагедия годовалой давности

- Не думайте, что судьбой девочки никто не интересовался, - не соглашается с нашим заключением глава района. - Интересовались, но вы же сами понимаете - право частной собственности никто в нашей стране не отменял, вламываться в чужой дом без соответствующего судебного разрешения нельзя. Информация, которую озвучивали родители относительно местонахождения девочки, проверялась, постепенно порождая все новые подозрения.

Запросы, направленные бабушкам, вернулись «пустыми». Выяснилось, что данным родственникам о судьбе девочки ничего не известно.

- Когда «уставшие» от повышенного интереса со стороны соцслужбы и подключившихся к делу полицейских родители спешно покинули деревню Верки, бросив кур и коз на произвол судьбы, следственными органами Следственного комитета РФ по Рязанской области было возбуждено уголовное дело по статье «убийство малолетнего». Маму и отчима ребенка объявили в федеральный розыск, - делится руководитель пресс­службы СК РФ по Рязанской области Анжелика Евдокимова.

Беглецов обнаружили довольно быстро. Семья остановилась у дальних родственников в знаменитом боевом поселке Синявино Ленинградской области. А уже на первом допросе стало ясно - шестилетней девочки больше нет в живых.

Первоначально подозреваемые озвучивали версию несчастного случая - мол, упала, стукнулась неудачно и скоропостижно умерла. На вопрос, почему не вызвали милицию, родители отвечали довольно предсказуемо - испугались, что у стражей правопорядка возникнут подозрения… Чтобы полностью замести следы, отчим отнес ночью бездыханное тельце ребенка в соседний заброшенный дом и сжег в русской печи. Произошло это еще в апреле 2013 года, спустя буквально несколько дней после официальной регистрации в Кадомском районе.

Заброшенный дом в деревне Верки.

Заброшенный дом в деревне Верки.

Кадры со следственного эксперимента нельзя смотреть без содрогания. Последовательно, шаг за шагом, мужчина поясняет, как действовал той апрельской ночью - в руках у него маленькая девочка-муляж. Заброшенный дом, в котором еще и стекла целы, и занавески на окнах висят, та самая русская печь…

- В ходе осмотра места, на которое указали обвиняемые, были действительно обнаружены костные останки, - констатирует следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Рязанской области, майор юстиции Алексей Жданцев.

Со смертью по соседству

Из Ленинградской области супругов, подозреваемых в убийстве ребенка, доставили в Рязань. Уголовное дело, ввиду особого общественного резонанса, из межрайонного следственного отдела передали в отдел по расследованию особо важных дел.

19 ноября Советский районный суд Рязани избрал меру пресечения в отношении 35-летний женщины и 40-летнего мужчины в виде заключения под стражу. Из следственного изолятора временного содержания к зданию суда их привезли на одном автомобиле - он вел себя обреченно спокойно, не скрывал лица и четко отвечал на вопросы, она пряталась за дрожащим в пальцах листком бумаги…

- Следствием установлено, что до убийства ребенка систематически истязали, - раскрывает подробности громкого дела следователь Алексей Жданцев. - За малейшие провинности и шалости (девочка иногда брала без спроса продукты и документы) ребенка жестоко наказывали - связывали руки за спиной и наносили побои.

Еще более категоричным оказался пресс­релиз, полученный нами из Советского районного суда: «действуя умышленно и согласованно путем нанесения телесных повреждений совместно совершили убийство».

Удивляет, что после жестокой расправы над своим же ребенком женщина как ни в чем не бывало более года проживала в этом «кровавом» доме. Не смущала родителей и близость заброшенной избы (а расположена она буквально в нескольких десятках метров от огорода), где кремировали малютку. Собственно, костные фрагменты девочки так и пролежали в печи до прихода следователей. Все это порождает множество вопросом - неужели мать может быть настолько равнодушна к собственному дитя, неужели ее душу не мучила ни совесть, ни ночные кошмары? И, конечно, хочется надеяться, что следствие даст ответы хотя бы на часть вопросов.

та самая печь-крематорий.

та самая печь-крематорий.