2015-02-04T03:38:51+03:00

Претензии к Рязанскому Музыкальному театру есть...

В Рязанском Музыкальном театре Татьяна Атавина одновременно и директор, и художественный руководитель, и певица. Такая нагрузка!В Рязанском Музыкальном театре Татьяна Атавина одновременно и директор, и художественный руководитель, и певица. Такая нагрузка!Фото: Дмитрий ОСИНИН
Изменить размер текста:

«Служенье муз не терпит суеты», - предостерегал гениальный Пушкин еще в позапрошлом веке. Последние события показали, что не все спокойно в Рязанском областном музыкальном театре, созданном всего лишь 2 года назад. Художественный руководитель и директор театра Татьяна Атавина обвинила оркестр в плохой игре на концерте. Музыканты в ответ выдвинули свои претензии: в несвоевременной выплате заработанной платы, задержке больничных листов. 40 заявлений (из них 3 – от одного человека) легли на стол в государственной инспекции труда по Рязанской области.

Одной из причин недовольства стало отсутствие повышения губернаторской надбавки, о которой было объявлено работникам театра на открытии нового сезона. Главный дирижер оркестра Владимир Бурцев и директор оркестра Олег Барковский в письменном виде отказались работать на нескольких концертах, в том числе на правительственном, мотивируя это недостатком времени на подготовку.

На встрече губернатора с творческой интеллигенцией 22 ноября Владимир Бурцев прямо заявил Георгию Шпаку, что ситуация в творческом коллективе Музыкального театра вышла из-под контроля художественного руководителя.

В тот же день в театре состоялось собрание музыкантов и артистов с присутствием начальника управления культуры и массовых коммуникаций Людмилы Андрюкиной. Директор Татьяна Атавина предложила всем недовольным написать заявление об уходе по собственному желанию, чтобы не мешать работе театра. Заявления тут же подали главный дирижер и директор оркестра. Правда, почти сразу же они написали другие – об отзыве заявлений «по собственному желанию». Но, как сказано в письме работников театра в редакцию газеты, «после того, что они натворили, их возвращение в театр категорически невозможно».

На сегодняшний день письма о снятии Атавиной с должности художественного руководителя разосланы частью сотрудников театра во всевозможные инстанции вплоть до Министерства культуры, Государственной Думы и Счетной палаты РФ. Последняя точка в разбирательстве еще не поставлена. Мы обратились к людям, причастным к делам музыкального театра, с просьбой прокомментировать ситуацию на страницах газеты.

«Театр переживает неизбежный кризис»

Начальник управления культуры и массовых коммуникаций Рязанской области Людмила АНДРЮКИНА: - Как Вы считаете, почему произошел конфликт в музыкальном театре? - Мы анализируем ситуацию. Пока идет проверка фактов, заявленных в письме, у нас нет объективной информации.

Я думаю: ребята не справились с трудностями. Театр переживает кризис, который неизбежен для коллектива, создаваемого с «нуля», когда под одной крышей собираются разные люди.

Становление любого коллектива – процесс сложный, болезненный. В молодом коллективе, каким является музыкальный театр, пока нет традиций, нет авторитетов, нет должных правил, ответственности и, соответственно, дисциплины.

Вторая причина конфликта, по моему мнению, – амбиции молодых музыкантов. В нашем театре все, даже молодые актеры, получили роли, о которых могут только мечтать даже маститые актеры. У артистов музыкального театра хорошие оклады, которых в других театрах артисты ждут годами, а привычка работать систематически, к сожалению, пока не сложилась.

Театр долгое время работал на чужих площадках, не имел возможности ежедневно репетировать, а теперь трудно перестраиваться на серьезную работу.Кроме того, сейчас у театра вновь возникли трудности – ремонт системы отопления, холод, грязь, стесненные условия работы в основном здании, репетиции на других площадках.

И все это в конечном итоге привело к тому, что артисты без репетиции вышли на концерт и подвели своего коллегу – солиста театра; не вырабатывая норму спектаклей и концертов, артисты отказались от платных концертов, проигнорировав приказ руководителя театра.

Я была на премьере «Летучей мыши» за неделю до появившегося письма, и никто из артистов, включая главного дирижера, не пожаловался мне на трудности, которые вдруг возникли.

Я всегда привожу музыкальный театр в пример, как труппу с молодыми артистами, когда талант, молодой задор и энтузиазм вершат великие дела. Но, видимо, ребята не справились с трудностями.

- Видите ли Вы в сложившейся ситуации часть вины самого художественного руководителя – директора? - Я не судья, чтобы определять чью-то вину. Задача управления культуры и массовых коммуникаций объективно оценить ситуацию и помочь труппе достойно выйти из сложной обстановки.

За это время я встречалась с коллективом театра дважды. У каждой стороны своя правда и свои претензии. Во многом взаимные претензии продиктованы трудностями роста и становления театра. Но я знаю: всегда в любом споре ответственность лежит на обеих сторонах.

Я считаю, что личные отношения перевесили ответственность артиста, музыканта. При этом, конечно, мы видим издержки и руководителя, которая, желая объять необъятное, естественно совершает ошибки.

При этом я связываю это не с конкретной личностью, а с должностью и условиями, в которых эта должность функционирует. Когда у молодого руководителя нет квалифицированных кадров в бухгалтерии, финансах, администрации, хозяйственной и кадровой службе, ошибки неизбежны.

В сложившейся ситуации я надеюсь на здравый смысл и разум всех участников. Для того, чтобы он возобладал практически все управление помогает театру, проводятся консультации, оказывается методическая помощь всеми специалистами управления.

- Удается ли Татьяне Станиславовне Атавиной без потерь совмещать должности художественного руководителя и директора? - Смотря, что понимать под потерями? Если посмотреть на заявление части артистов, которое привлекло внимание и вашей газеты, то, видимо, в работе художественного руководителя – директора есть недостатки. И наша задача помочь руководителю их устранить.

Если посмотреть на результат работы руководителя – с нуля создана труппа театра, в активе два полноценных спектакля, достаточно сложные – В.А. Моцарт «Свадьба Фигаро» и И.Штраус «Летучая мышь», несколько концертных программ, в том числе для детей, участие артистов театра в культурной жизни области, в значимых социально-культурных акциях, активная просветительская деятельность театра, рабочие места для выпускников Рязанского музыкального училища, удовлетворение запросов населения области в части музыкального вокального искусства – то удается.

- Одна из главных претензий оркестрантов и хористов: они с августа не видели увеличение губернаторской надбавки. Как обстоят дела с Губернаторской надбавкой? - В письме, с которым отдельные работники театра обратились в адрес управления речь о надбавке не идет. И хотелось бы конкретизировать, о какой надбавке идет речь. В сфере культуры действует десять губернаторских надбавок. В театрах – три. В том числе, последняя – надбавка техническому и административно-хозяйственному персоналу была учреждена с 1 июля текущего года.

Есть задержка с выплатой надбавок артистам в размере трех минимальных размеров оплаты труда. Это связано с тем, что в Трудовой Кодекс Российской Федерации внесены изменения и вместо понятия «минимальный размер оплаты труда» вводится понятие «минимальный размер заработной платы». В связи с этим внесены соответствующие изменения в Положение об оплате труда работников государственных учреждений Рязанской области, но средства на эти цели в театрах предусмотрены и после подписания документа артистам всех театров будут выплачены надбавки в размере 6000 рублей ежемесячно.

Данная ситуация касается не только музыкального театра, а всех театров области и мы своевременно предупреждали об этом руководителей театров.

«А театр без Атавиной будет?»

Главный специалист Управления культуры и массовых коммуникаций Рязанской области Наталья СНЕГИРЕВА: - Если бы, когда театр создавался, мне сказали, что через два года там без купюр будут ставить оперу Моцарта, я бы не поверила.

Театр создан по инициативе Татьяны Атавиной и ее усилиями. Меня поразила фраза в газете, настолько она откровенна: «Мы добьемся, чтобы она здесь не работала!» Люди не разобраться хотят, не справедливости добиться… А вообще театр без нее будет существовать? Они этим вопросом задаются? Не потому, что она его пробила, а потому что, кроме нее, никто бы этот воз не потянул.

«Мы тоже воюем за свой театр»

Дирижер оркестра Рязанского областного музыкального театра (бывший) Владимир БУРЦЕВ: - Вы в письменном виде отказались выступать на правительственном концерте и еще нескольких, ставя под удар репутацию театра. За сколько надо предупреждать о концерте? - За 3 дня надо предупреждать. Это наши правила внутреннего трудового распорядка. Очень много у нас таких внеплановых концертов возникает, и они мешают продуктивной репетиционной работе. Были претензии к нашей работе, были претензии к нашим концертам. Давайте из этого исходить.

Получается какая-то патовая ситуация. Я ответственный, должен принимать решения, у меня болит душа, я понимаю, что вешают дополнительные концерты, отказываюсь – и опять плохо. Ни туда, ни сюда.

Мы начинали с состава 33 исполнителя. На последнем концерте было 20 исполнителей. Я как главный дирижер, очень переживаю за то, что у нас идет отрицательная динамика.

Оркестр сокращается на глазах. Оркестр – это достаточно большой организм и, выдернув одного исполнителя, сложно что-либо сделать, если такого исполнителя мы не возьмем. На последнем концерте концертмейстер играл на синтезаторе партии недостающих инструментов. Дирижер не решает все вопросы. Как ни странно, мы тоже воюем за свой театр.

Артистическая губернаторская надбавка, я слышал, увеличивается в 2 раза, с 1100 до 2300 рублей. В августе при открытии творческого сезона собрали трудовой коллектив и сказали: работать будем столько-то, получать 10 тыс. После того, как месяц отработали и зарплату не повысили, сразу 8 человек из оркестра написали заявления на увольнение.

На самом деле, что меня больше беспокоит – это то, что сейчас оркестр в таком состоянии. Моцарта силами нашего первоначального состава (33 человека – Ред.) можно было сыграть. Штрауса уже тяжело. А сейчас «Пиковую даму» запланировали. Чайковского этим составом сложно сыграть.

Я вижу, как оркестр рассыпается. Я ничего больше сделать не могу. Это был последний жест. Я говорю не про себя в этом оркестре, а про оркестр в этом театре. Он начал рассыпаться до этого конфликта, и я никак не руководил этим процессом. Я сделал то, что я считал, должен сделать. Пусть моя позиция проигрышная, но я выбрал эту позицию, я буду нести ее до конца.

«В требованиях артистов разница есть»

Главный государственный инспектор труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Рязанской области Юрий КУПЦОВ: - Здесь особый случай. К одному общему заявлению приложено еще 40 обращений, три из них – от одного человека. Я думал, в них содержатся аналогичные требования, но разница есть. Надо индивидуально рассматривать обращение каждого человека. Дело находится на стадии рассмотрения. Я дал поручение администрации музыкального театра написать объяснительные по фактам, изложенным в этих обращениях. Пока этих объяснительных нет. На следующей неделе я сам выхожу в Музыкальный театр работать с первоисточниками. Результаты проверки будут в ближайшие 2 недели.

«Обвинения не стоят выеденного яйца»

Директор, художественный руководитель ГУК «Рязанский областной музыкальный театр Татьяна АТАВИНА: - Почему конфликт вышел наружу? - Человек затеял его только для того, чтобы постараться остаться. Ему грозило увольнение по статье. Они хотели сорвать и спектакль (оперетту «Летучая мышь» - Ред.), и правительственный концерт отказались сыграть. Но мы замечательно исполнили, что планировали.

- Возможно без потерь для дела совмещать должности директора, художественного руководителя, режиссера, непосредственно, ставящего спектакли, и певицы? - Как видите, я справляюсь. Или вы сомневаетесь?

- У вас есть бухгалтер? - Да, по договору у нас сейчас работает бухгалтер (в управлении культуры нам сказали, что бухгалтерия в театре третью неделю опечатана, но по инициативе самой Татьяны Станиславовны проводится независимая аудиторская проверки – Ред.)

- Какая сейчас обстановка в театре? - В театре идет рабочий процесс, репетиционный. Готовим будущую постановку - «Пиковую даму».

- А вот задержка оплаты больничных, зарплаты, как говорят уволенные? - Больничные все оплачиваются на момент подачи: когда человек предоставляет больничный лист, тогда он и оплачивается. Зарплата выдается всегда чуть раньше и в полном объеме. Но всегда до последнего дня, который у нас определен. Если человек не смог прийти, это уже не наша вина. Я думаю, если у кого накопились вопросы, можно прийти и посмотреть.

Все эти обвинения яйца выеденного не стоят. Это ложь. Те претензии, которые нам пытаются предъявить, не являются обоснованными.

- Вы решили проблему с дирижером? - Мы приняли уже дирижера. Алексей Ходорченков репетирует.

- А, говорят, музыканты приходят и отсиживают просто время.- То, что они не занимаются, это опять им минус. Буду разбираться. Они пугали: «Мы уйдем» - пока что никто не ушел. Рано говорить о том, что кто-то чем-то недоволен – голословные обвинения. Плохо то, что каждый музыкант работает на нескольких работах - им некогда приходить. Если кто-то не захочет работать в нашем профессиональном режиме, они вынуждены будут уйти.

- Наберется столько музыкантов в Рязани, ведь во всех оркестрах работают одни и те же? - Каждый год в Рязани выпускаются те или иные музыкальные профессии. Если что, музыканты могут приехать и из другого города, наш театр вызывает интерес.

В минувший вторник состоялось общее собрание коллектива с представителями всех подразделений управления культуры и массовых коммуникаций, имеющих отношение к работе театра. Опальный дирижер Бурцев тоже пришел, хотя его не приглашали, и руководство театра поначалу не хотело оставлять его в зале. А вот из музыкантов оркестра присутствовали всего 2 человека.

Временами дебаты становились жаркими. Как сказал первый заместитель начальника управления культуры Александр Беляков, «в коллективе все-таки чувствуется атмосфера небольшого недовольства, чувствуется, что болезнь присутствует».

Каждому артисту, у кого есть какие-то сомнения и неразрешенные вопросы, было предложено подать письменное заявлению в проверочную комиссию, созданную на основании жалоб части коллектива.

Вместо послесловия

В управлении культуры и массовых коммуникаций Рязанской области Татьяну Атавину не оправдывают: к ней есть претензии. Но в заслугу ей ставят, что она многое сделала из того, что другой бы на ее месте за такой короткий срок исполнить не сумел. Теперь у театра есть возможность двигаться дальше и развиваться. А задача проверочной комиссии – объективно подойти к фактам, помочь разобраться в документах и исправить ошибки в управлении.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также