Общество3 сентября 2020 1:00

Три судьбы: кому из аистят откроется путь на юг

Перед отправкой птиц в теплые края в рязанском центре реинтродукции белого аиста произошло сразу несколько судьбоносных событий
Сегодня на огороженных 3,5 гектарах аистиного дома находятся девять птиц разного возраста, в том числе один птенец, появившийся на свет у нелетной пары Русланы и Гоши.

Сегодня на огороженных 3,5 гектарах аистиного дома находятся девять птиц разного возраста, в том числе один птенец, появившийся на свет у нелетной пары Русланы и Гоши.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

Говоря о жестоких законах природы, мы часто бросаем такие выражения, как «естественный отбор» и «выживает сильнейший». Но увидеть этот суровый закон в действии доводится редко кому из людей, не занимающихся изучением жизни животных. И когда обычный, неподготовленный человек сталкивается с таким отбором в реальности, становится, мягко говоря, не по себе. Члены команды Рязанского дома белого аиста – экспериментального проекта, который был запущен в декабре прошлого года в селе Кораблино – не думали, что несчастная судьба постигнет одного из их питомцев.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР В ДЕЙСТВИИ

Напомним, что несколько месяцев назад у нелетной пары аистов Русланы и Гоши вылупились двое птенцов. Оба здоровые, активные и любознательные. Окрепнув, они стали слетать с гнезда и заниматься поиском пищи вместе с родителями. А вечерами все семейство возвращалось домой и мирно засыпало.

Но, увы, набираясь опыта, многие молодые особи часто травмируются. Так произошло и с одним – самым активным – из птенцов Русланы и Гоши. Накануне вечером многие из тех, кто наблюдает за прямой трансляцией из вольера, стали свидетелями внезапного слета всей семьи из гнезда. До утра обратно они так и не вернулись. В 9 утра орнитолог центра Антон Барановский отправился на обход территории.

– В 200 метрах от гнезда, на пахоте было трое аистов, четвертый – один из птенцов – за забором в траве, – рассказывает Антон Валерьевич. – Подхожу и вижу, что лететь он никуда не может, левое крыло висит, на конце кровь и весь бок под крылом в крови.

Посовещавшись, орнитологи пришли к выводу, что такие раны птенец получил, пытаясь в темноте либо ранним утром перелететь через забор, который огораживает участок, и зацепился крылом за сетку-рабицу. В итоге – множественный перелом концевой части крыла (у человека это район запястья и кисти – Ред.) и повреждение ноги при последующем неудачном приземлении.

Уже через несколько часов птенцу сделали операцию в одной из столичных клиник. Кость ветеринары буквально собирали на спицу, но спасти летные способности птицы не удалось. Малыш навсегда останется нелетным, как и его родители. Чтобы не травмировать птенца перевозками туда-обратно (на перевязки), его было решено оставить под присмотром врачей до окончания лечения.

Орнитологи предполагали, что после инцидента семья в гнездо, скорее всего, не вернется – слишком сильное они испытали потрясение. Первую неделю так и было. Птицы держались на территории. Но сейчас пару все чаще вечерами можно увидеть на своем месте. А вот второй аистенок тем временем начал жить самостоятельной жизнью. Днем проводит время с другими птицами на пашне, а ночью спит на крыше летнего вольера.

Привезенные из петербургского центра реабилитации аисты стараются садиться повыше, чтобы было удобнее изучать окрестности.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

СНОВА НАУЧИТЬСЯ ДОБЫВАТЬ ЕДУ И ЛЕТАТЬ

6 августа в Рязанский дом белого аиста привезли пять взрослых готовых к полету птиц из петербургского центра реабилитации «Велес». Чуть больше половины живущих там аистов сохраняют шансы на выпуск. Однако просто так вывезти их в природу и там оставить нельзя – велика вероятность, что птицы, которые долго жили в ограниченном пространстве и могли разучиться добывать себе пропитание, на воле погибнут. Поэтому было необходимо передать их профессиональным орнитологам в специальные разлетные вольеры или же воспользоваться помощью людей с биологическим образованием, которые могли бы присмотреть за этими птицами в местах выпуска. Все эти условия как раз имеются в Рязанском доме белого аиста. Именно поэтому было принято решение о перевозке птиц в Рязань.

– Новых аистов мы поместили в два вольера: предполагаемую пару в один, а остальных трех птиц – в другой, примерно в 200 метрах друг от друга, – рассказал нам орнитолог центра реинтродукции Антон Барановский. – За 10 дней, которые птицы находились в специальных разлетных вольерах, их задачей было – справиться с последствиями стресса после перевозки, наладить уверенное питание, научиться заново ловить естественную добычу.

Спустя несколько дней после прибытия питерских птиц в аистиный дом привезли еще одного питомца – это аистенок из Шацкого района Рязанской области.

С этим ребенком случилось какое-то несчастье, но что именно, никто доподлинно не знает. За помощью к орнитологам обратилась семья, у которой на огороде в один из дней оказался птенец. Взлететь он не мог. По словам людей, в расположенном неподалеку гнезде было четверо птенцов, и все слетели благополучно.

В течение недели жители наблюдали, как они кружат над окрестностями и возвращаются в гнездо. А потом у них появился пернатый гость. Родные, к сожалению, оставили малыша, и через неделю все подались на юг. Разумеется, специалисты Рязанского дома белого аиста забрали слетка к себе, чтобы помочь выжить.

– Когда его привезли, у нас было две версии – ушиб грудных мышц и истощение от недокорма, – говорит Антон Валерьевич. – Сначала все указывало на вторую версию, он ел очень жадно, больше, чем взрослые птицы. И когда он откормился, аппетит вошел в норму. Возможный ушиб тоже мог бы пройти за то время, что он был у нас. Но птенец тем не менее все равно пока не летает.

ВСЕ ЛИ ГОТОВЫ К СВОБОДЕ?

Выпуск птиц из центра реабилитации «Велес» провели 17 августа. С ними на волю отправился и шацкий слеток. Одному из новичков, самому активному, перед выпуском надели трекер. Орнитологи открыли вольеры. Однако аисты даже не сразу поняли, что они свободны, настолько привыкли к жизни в клетке. Но и выйдя, не все сразу взлетели. В итоге лишь двое из них взмыли в небо и сделали несколько кругов над территорией. Кроме того, у специалистов сложилось впечатление, что один из этой группы вообще нелетный...

– Летать аисты определенно отвыкли, ведь не летали несколько лет. Среди них нет ни одного, который прожил у человека меньше двух лет, – объяснил консультант центра реинтродукции Виталий Тягунин. – И не факт, что все они улетят.

В результате сегодня на огороженных 3,5 гектарах аистиного дома оказались девять птиц разного возраста, в том числе один птенец, появившийся на свет у нелетной пары Русланы и Гоши. В скором времени к ним присоединится второй, раненый птенец. В первое время Гоша довольно агрессивно защищал свою территорию от посягательств других самцов. Однако птицы довольно быстро нашли общий язык. Приехав в аистиный дом, мы обнаружили, что особи держатся неподалеку друг от друга, молодежь – два птенца – гуляют вместе. К моменту нашего визита два аиста уже покинули пределы питомника – один из группы первых выпускников, другой – из питерской, с трекером. Благодаря маячку орнитологи выяснили, что аист улетел примерно за 1,5 км, в старом русле Листвянки, где и раньше проводила время и кормилась троица первых выпускников. Через пару дней его отследили в районе Вышгорода. Осваивает территорию...

– Мы ожидаем присоединения к этой группе и аистов из первой партии, которых выпустили в мае, если и не всех, то хотя бы некоторых, тех, кто чаще всего попадался нам на глаза после выпуска, – поделился с нами Антон Барановский.

– Как может сложиться судьба аистов из числа выпущенных, которые не смогут улететь на юг?

– Если аист чувствует себя физически и психологически готовым к миграции, он улетит. Если нет, будет летать по окрестностям и возвращаться к корму. К зиме корм останется только у нас. Начинаем выкладывать корм в вольер, аист привыкает там кормиться, потом вольер однажды закрываем... С наступлением холодов всех оставшихся в аистином доме птиц переведем в теплые зимние вольеры.

Все ли аисты вернутся с юга обратно в рязанский центр реинтродукции, по словам орнитологов, предугадать очень трудно. Молодые особи часто остаются в теплых странах все следующее лето, ведь у них еще нет инстинкта размножения, и никакая сила не тянет их назад, к местам гнездования. Что касается взрослых птиц, то они, как правило, возвращаются к своим гнездам, ремонтируют их и вместе со своими избранниками приступают к выведению потомства.

Надеемся, что питомцы рязанских орнитологов вернутся в питомник, где для них обустроены гнезда и есть богатые кормовые угодья.

Жители деревни Кораблино не только имеют возможность любоваться полетом прекрасных белых птиц, но и периодически замечают их у себя на крыше или огороде.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

ЭТО ИНТЕРЕСНО

ЛЕТИТ ВО СНЕ ИЛИ СПИТ В ПОЛЕТЕ?

Международная группа ученых под руководством исследователей из Института орнитологии Общества Макса Планка (Германия) провела исследование, чтобы установить распорядок дня птиц, часами находящихся в воздухе. Нильс Раттенборг, автор работы, совместно с Алексеем Высоцким из Университета Цюриха разработали миниатюрный прибор, снимающий энцефалограмму мозга птиц и фиксирующий движения головой во время полета. Объектом эксперимента стали большие фрегаты, которые неделями кружат над океаном в поисках рыбы. Результат исследования дал однозначный ответ – птицы действительно спят в полете. В это время у них могут отключаться как одно, так и оба полушария мозга. Это означает, что птицам вовсе не обязательно бодрствовать одним полушарием, чтобы сохранять контроль за аэродинамикой своего полета.

Аисты за день также могут преодолевать огромные расстояния. Датчик отслеживания, который установили на груди птицы, фиксировал временами более слабый пульс, редкое и поверхностное дыхание. В эти минуты у птицы обостряется лишь слух, чтобы слышать короткие щелчки, которые подают во время полета его соседи. Эти знаки подсказывают ему, какое положение занять в полете, какое выбрать направление. После 10-15 минут такого сна птица чувствует себя отдохнувшей и занимает место во главе стаи, дав возможность выспаться другим собратьям.

Проект реализуется при финансовой поддержке Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество»