Общество

Лицо с исторического плаката Алексей Ситников: «Создатели мемориала в Берлине по ошибке зачислили меня в музыканты»

Корреспондент «Комсомолки» встретился с жителем Касимова, чей фотопортрет в образе советского воина 22 года украшает центр столицы Германии
Алексей Ситников. Основательный русский мужик. Его фото располагается на КПП "Чарли" в Берлине.

Алексей Ситников. Основательный русский мужик. Его фото располагается на КПП "Чарли" в Берлине.

Фото: Павел АВЕРИН

Не секрет, что немцы со свойственной им педантичностью сохраняют в стране память не только о славных, но и о трагических событиях своего прошлого, в стремлении не допустить исторических ошибок впредь. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что частью одного из таких мемориалов в Германии, стал образ солдата, ныне проживающего в Касимове.

ГРАНИЦА ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Нынешнее молодое поколение не воспринимает такие понятие как «холодная война», «противостояние Востока и Запада» и «гонка вооружений». Люди постарше помнят, что мир несколько раз был буквально на волоске от третьей мировой войны. И, если про Карибский кризис еще молодежь где-то слышала, то про «танковое противостояние» в Берлине знают крайне мало.

Здесь едва не случилось прямое столкновение СССР и США. В 1958–1962 годах разразился Берлинский кризис, ставший одним из самых напряженных моментов в противостоянии двух мировых сверхдержав, пик которого пришелся на июнь-ноябрь 1961 года. И вот в октябре здесь произошло событие, вошедшее в историю как «танковое противостояние». Советские и американские тяжелые бронированные махины стояли друг против друга на минимально возможном расстоянии – выстрела. Они были готовы к бою, который, к счастью, так и не начался. Но с этого момента обычный, казалось бы, контрольно-пропускной пункт приобрел мировую известность.

Фото: Denis ZHabkin.

Фото: Denis ZHabkin.

Чекпойнт Чарли на границе ГДР и Западного Берлина – вообще уникальное место. Еще бы: ведь это символ «холодной войны» и почти полувекового разделения Германии. Именно он был одним из проходов в многокилометровой Берлинской стене. С Запада можно было проходить, а вот с Востока – ни-ни.

К счастью, автор этих строк своими глазами видел еще действующий КПП «Чарли». Тогда уже началась разрядка в отношениях СССР и Запада, люди поверили в объединение Германии и повсюду появились надписи «Wir sind ein Volk!» - «Мы один народ». До падения Берлинской стены оставались считанные месяцы.

«БЫЛ ГОТОВ СЛУЖИТЬ, КУДА ПОШЛЮТ»

В память о тревожных годах «холодной войны» на бывшем КПП «Чарли» был организован уличный мемориал или точнее инсталляция. Олицетворением Советской армии здесь стал фотопортрет нашего земляка, уроженца Ермишинского района, а ныне жителя Касимова Алексея Ситникова. Мы встретились с ним в одном из кафе райцентра. Неизвестно, почему он согласился на беседу с журналистом «Комсомолки» – по его словам, нескольким федеральным изданиям он отказал.

- С 17 до 18 лет работал в лесокомбинате, в армию призвался, попал в Ковров, в учебный центр, где я получал военную специальность наводчик-оператор БМП-2, - с первых слов 46-летний Ситников производит впечатление эдакого основательного русского мужика, который слов на ветер не бросает – тщательно их взвешивает.

Принятие присяги в Советской армии репетировали. Фото из личного архива.

Принятие присяги в Советской армии репетировали. Фото из личного архива.

Полгода в учебном центре пролетели быстро, и в 1993 году Ситников для продолжения службы был отправлен в Берлинскую бригаду – тогда уже была объединенная Германия.

- Куда пошлют, там я был готов служить, - поясняет Алексей, и сразу задумываешься сколько скрытого смысла в этих простых на первый взгляд словах. – Потом только осознал, когда в Берлин попал: Западная группа войск, Берлинская бригада – большая честь оказаться там.

Вместе с Ситниковым в Берлине служили еще несколько рязанцев, среди них Сергей Костин и Виктор Горшков. Алексей с сожалением признается, что связи с сослуживцами не поддерживает.

- Границы уже не было, Берлинской стены –тоже, - вспоминает Ситников. – Служить начал в первой, показательной, роте 154 отдельного мотострелкового батальона. Жили в казарме на первом этаже. Приезжали иностранные делегации – мы показывали, как живут солдаты уже российской армии.

Традиционное фото в память о службе. Фото из личного архива.

Традиционное фото в память о службе. Фото из личного архива.

«С МУЗЫКОЙ Я НЕ В ЛАДАХ»

А теперь об инсталляции Франка Тиле, которая размещается на бывшем КПП «Чарли». Она состоит из двух огромных световых витрин, содержащих цветные фотографии-портреты. Два молодых солдата – американский и советский – смотрят на территорию друг друга, обозначая тем самым линию раздела и переход между бывшими зонами влияния мировых держав.

Фото: Toberlin.ru

Фото: Toberlin.ru

Мы поинтересовались у Алексея Ситникова как была сделана эта знаменитая фотография с его участием.

- Меня специально никто не фотографировал, я даже не могу понять, откуда ее взяли, - пожимает плечами Ситников. - Я думаю, что это из солдатского клуба. Меня причислили к музыкантам по аксельбанту, но с музыкой я не в ладах (улыбается). Может, снимали для какой-то Доски почета.

Почему искали музыканта? Да потому, что американский визави Ситникова по инсталляции, Джефф Харпер, играл в военном оркестре армии США. Сейчас он живет в американской глубинке, но однажды, узнав про свой портрет, съездил все-таки в Берлин. А вот Алексею так и не удалось увидеть свое изображение на границе двух ранее противоборствующих систем.

«ХОТЕЛОСЬ БЫ ТУДА СЪЕЗДИТЬ»

У Ситникова есть сын Максим 22 лет и 14-летняя дочь Ирина. Сам Алексей узнал, что его протрет располагается на берлинской Фридрихштрассе, когда в свет вышел фильм «Зачем пришли, и почему ушли», посвященный десятилетию вывода советских войск из Германии.

- Я сам этот фильм не смотрел, мне друзья позвонили. Только он закончился, телефон стал разрываться: «Леха, мы тебя по телевизору видели!». На следующий день фильм повторяли, я включаю – действительно, мой портрет. Это конечно приятно осознавать.

Алексей признается, что хотел бы навестить места военной службы в Берлине:

- Я на форумах Берлинской бригады узнал, что сослуживцы мои были там, ходили по тем местам, где располагались наши казармы. Фотографии публикуют – интересно.

Перед "дембелем" в увольнении в Берлине. Фото из личного архива.

Перед "дембелем" в увольнении в Берлине. Фото из личного архива.

Сегодня в Берлине рядом с КПП «Чарли» располагается Музей холодной войны. А сама инсталляция, включая фотопортреты Алексея Ситникова и Джеффа Харпера недавно была выставлена на аукцион. Стартовая цена двенадцати экспонатов – 90 тысяч евро. Теперь любой, кто интересуется темой холодной войны, победив в аукционе, может перевезти мемориал к себе прямо с берлинской улицы.

С 1998 года инсталляция напоминала немцам о катастрофе, к которой привел Германию нацизм. Неужели миссия этого исторического мемориала с рязанцем в образе советского солдата исчерпана? Что это, смена ориентиров в сознании немцев или просто замена старой инсталляции на новую? Ответы даст только время.

БУДЬ В КУРСЕ

Чекпойнт «Чарли» – пограничный контрольно-пропускной пункт на улице Фридрихштрассе в Берлине, созданный после разделения города Берлинской стеной. НАТО использовало в названии своих КПП литеры латинского алфавита, по аналогии с ротами в ВС США:

- КПП «A» (Альфа) под Хельмштедтом-Мариенборном — для перехода из Западной в Восточную Германию;

- КПП «B» (Браво) в Древиц-Потсдаме — для перехода из Западного Берлина в ГДР и для перехода из ГДР в Западный Берлин;

- КПП «C» (Чарли) на Фридрихштрассе — для перехода из Западного в Восточный Берлин.

29 августа 1986 года трем гражданам ГДР удалось преодолеть пограничные укрепления чекпойнта Чарли на самосвале. Последним беженцем из ГДР стал Ганс-Петер Шпицнер, который с дочерью пересек границу 18 августа 1989 года в багажнике союзнического автомобиля.