Политика

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена: «Сила духа бабушек меня впечатлила!»

Представитель самой крупной гуманитарной организации мира дал эксклюзивное интервью «КП»
Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена в Комсомолке

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена в Комсомолке

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

С началом военного конфликта в ДНР приехало немало международных благотворительных организаций. Цель была у всех одна – оказывать гуманитарную помощь местным жителям. Но потом истории с некоторыми организациями приобрели откровенно скандальный характер.

Выстраивались коррупционные схемы, гуманитарка, на которую жертвовали люди со всего мира, списывалась, как испорченная, потом по дешевке продавалась и т.д. Глава одной европейской миссии пошел куда дальше: два года организация не только выдавала продуктовые наборы, но и собирала сведения о Республике.

Накопив достаточно информации, глава миссии отправился в карательный батальон «Азов», чтобы поделиться сведениями с командиром. И даже пригласил националиста выступить в Европарламенте с докладом о российской агрессии.

После этого скандала в 2016 году 15 международных миссий получили отказ в аккредитации. Осталось три. На слуху у населения, в основном одна – это Красный Крест.

Конвои Красного Креста приходили в Республику и при ситуации с коронавирусом, которая затронула мир

Конвои Красного Креста приходили в Республику и при ситуации с коронавирусом, которая затронула мир

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

Мы пригласили Главу офиса в Донецке Сирила Жорена и специалиста по связям с общественностью Анастасию Алехину, чтобы поговорить о том, с чем здесь сталкивается миссия, мешают ли чиновники, и о многом другом, что не входит в пресс – релизы.

В начале беседы нам напоминают общеизвестный принцип МККК – это беспристрастность и нейтральность. То есть, о политике – ни слова.

Как избежать «гуманитарной иглы»

- Как формируются списки для оказания помощи от Красного Креста? Возможны ли злоупотребления с гуманитаркой?

- Мы сотрудничаем с местными администрациями. Там составляют списки наиболее уязвимых жителей. Это наш главный критерий. Помощь получают люди, чьи дома пострадали от обстрелов, инвалиды, вынужденные переселенцы. Это 38 тысяч человек. Они получают продуктовые и гигиенические наборы. Мы приезжаем в самые обстреливаемые районы («Красная зона» - ред.), помощь раздаем сами, поэтому тут контроль четкий.

Жители восстанавливают дома

Жители восстанавливают дома

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

Гуманитарные наборы попадают в руки тех, кто в этом нуждается

Гуманитарные наборы попадают в руки тех, кто в этом нуждается

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

- Что входит в наборы?

- Рис, гречка, мука, масло, консервы, чай и сахар. В гигиенический – мыло, порошок, шампунь.

- А продают ли эти наборы? Ведь в «красной зоне» фактически нет работы

- Если человек, который получил нашу помощь, решил что – то продать – это его право. У нас много программ, и помогаем мы стройматериалами, привозим уголь, материалы для утепления жилья и т.д.

- Есть такое понятие «гуманитарная игла». Вы считаете, этого можно избежать?

- У нас есть агропроекты, и как раз они обеспечивают занятость людей. Привозим семена, цыплят, корм для животных, системы орошения, теплицы. Проводим мастер – классы – как их установить. Люди чувствуют себя занятыми, это важно.

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

Стройматериалы доставляются жителям, чьи дома пострадали во время войны

Стройматериалы доставляются жителям, чьи дома пострадали во время войны

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

С полноценной помощью пленным пока проблемы

- Ваша организация утверждает, что помогает пленным. Есть ли к ним доступ у нас и на Украине? Чинят ли препятствия при инспектировании мест содержания пленных в ДНР и на Украине?

- Наша задача – убедиться, что заключенный имеет возможность поддерживать контакт с родственниками. Обеспечиваем передачу писем и посылок между ними. С задержанным сотрудник Красного Креста беседует без свидетелей об условиях содержания, и о том, нарушаются ли его права, применяются ли пытки. О нарушениях мы должны доложить руководителю учреждения, где содержится человек. За прошедшие полгода МККК совершили более 100 визитов к удерживаемым лицам на территории Украины. В Донецке, к сожалению, мы не имеем такого доступа. Но мы ведем диалог, пишем письма, ведь помощь пленным – часть нашего Мандата.

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

- А с программой по пропавшими без вести – тоже проблемы?

- Эта программа работает лучше. Мы помогаем тем людям, чьи родственники пропали. В прошлом году 189 членов семей пропавших без вести (82 человека) ежемесячно получали подарочные карты. Это помогло им справиться с финансовыми проблемами.

У нас еще эффективно работает программа, связанная с заботой об умерших. Мы повышаем уровень судебно – медицинских экспертов, проводим с ними семинары. Отремонтировали 14 моргов и привезли необходимое оборудование. И главное – обеспечили лаборатория ДНК реактивами и расходными материалами.

- Сравните ДНР с местами, где вы работали раньше?

- Я работал в Афганистане, потом в Конго, Южном Судане, Центральноафриканской Республике. Есть места, где нет дорог, больниц, даже электричества. Здесь с этим порядок. Кстати, за 10 лет моей работы в МККК Донецк – первый город, где есть электричество! К тому же здесь есть театры, филармония, кафе, где готовят суши. Я давно такого не видел! В Африке приходилось работать в полях, жить в палатке.

Помощь оказывается самым нуждающимся

Помощь оказывается самым нуждающимся

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

Стройматериалы доставляются жителям, чьи дома пострадали во время войны

Стройматериалы доставляются жителям, чьи дома пострадали во время войны

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

- Что вам запомнилось в поездках в прифронтовые районы ДНР?

- То, что даже под обстрелами люди не оставляют свои дома. Я видел, как в при военных конфликтах в Африке местные жители срываются с мест и убегают. А тут остаются, не смотря ни на что. Особенно впечатлили сила духа бабушек. При обстрелах берут свечку, воду, покушать и в подвал.

С РИСКОМ ДЛЯ ЖИЗНИ Вел переговоры под дулом пистолета

- Вам угрожали?

- Угрожали не раз. В Южном Судане мы вели переговоры с военным, чтобы проехать в село и привезти людям еду. Охранник этого военного приставил к моей голове пистолет и никак не соглашались нас пропускать. Вот так, под дулом пистолета, я вел где – то час переговоры . В результате нас пропустили к людям. В Афганистане работал с таллибаном (запрещенная в России организация, - авт) и армией страны. Тоже был риск.

- Здесь вы привозите помощь в районы, где обстрелы, фактически, каждый день. У вас охрана есть?

- Нам это запрещено, иначе будет нарушен принцип нейтральности. Военные предлагают нас сопровождать, говорят – там опасно. Но мы отказываемся. Наш главный телохранитель – это наша эмблема!

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Руководитель Красного Креста в Донецке Сирил Жорена

Фото: Андрей ТРУБЕЦКИЙ

- Знаем, что вы – юрист по образованию, не проще ли и выгоднее финансово было бы работать, к примеру, над бракоразводными процессами, разделом имущества?

- Мы живем один раз. И я делаю полезную работу, вижу в этом свое предназначение. В молодости я был волонтером в своем родном городе….., затем восстанавливал школы в Афганистане. Там и решил пойти на работу в Красный Крест.

- Родные переживают за вас?

- Мама несколько лет назад перестала читать газеты. Когда мы с ней связываемся, просто спрашивает: «Как погода?»

Читайте также

В ДНР смягчили меры режима повышенной готовности: что теперь можно, а что ещё нельзя

Глава ДНР Денис Пушилин внес изменения в свой указ (подробнее)