Общество

Семейные истории: красноярские священники – дети и внуки фронтовиков

К 75-летию Победы Касьяновский дом подготовил цикл материалов, посвященных участникам Великой Отечественной войны, в семьях которых выросли будущие священники. Все эти истории доступны на сайте kasdom.ru, с одной из них мы познакомимся сегодня
Василий Нещерет (в центре) с сослуживцами. Фото: семейный архив героя

Василий Нещерет (в центре) с сослуживцами. Фото: семейный архив героя

Это история красноармейца Василия Нещерета и его жены Антонины Федоровны, у которых два внука стали священниками — о. Евгений (сейчас — благочинный и настоятель Покровского храма в Назарове) и о. Роман (настоятель Михаило-Архангельского храма в Железногорске).

За отцом и братом

Василий Нещерет родился в 1926 году, на Украине. В начале 30-х семья перебралась в Ленинград — отец Василия устроился работать на завод. Но жили здесь Нещереты недолго: после убийства Сергея Кирова в стране начался Большой террор. И первым гнев властей на себе испытал Ленинград — начались повальные чистки и аресты. Нещереты, как и многие другие семьи, решили уехать из города. Перебрались на Кубань, под Апшеронск, где их и застала война.

Сначала на фронт ушли отец и старший брат Василия. Сам он вместе с матерью попал в оккупацию. В районе Апшеронска перелом начался зимой 1943 года — наши войска после долгой обороны перешли в атаку. К концу января 1943-го район очистили от оккупантов. А весной Василия вслед за отцом и братом призвали в армию.

На фронт он попал еще подростком, а в 19 лет уже командовал отделением в мотострелковой дивизии.

Мобилизованный в 1943 году он вернулся домой только через восемь лет! После Великой Отечественной была еще японская война и служба в армии.

— Ему трудно было вспоминать боевое прошлое, — говорит Алексей Нещерет, сын Василия Ивановича (сейчас он с семьей живет неподалеку от Шушенского, всю жизнь проработал на железной дороге). — Не делился он особо воспоминаниями, поэтому знаем только вехи его боевого пути.

Красноармеец Василий Нещерет всегда был верующим. Не афишировал религиозность, но и не скрывал.

— Думаю, отец хотел, чтобы я стал священником, — говорит Алексей Нещерет, — но так вышло, что священниками стали его внуки, мои сыновья. Двое — Евгений и Роман. В семье у нас всегда верили в Бога. И отец не был исключением.

Дедово воспитание

После войны и службы в армии Василий Нещерет вернулся домой, устроился агрономом в совхоз, женился, в семье родилось четверо детей, а затем пошли и внуки.

— Дедушка у нас всегда был очень строгим и сдержанным, — вспоминает отец Роман Нещерет, настоятель Михаило-Архангельского храма в Железногорске, — во всем требовал ответственности. Перед школой меня на год отправили к ним на Кубань, дед натаскивал перед учебой — прописи, чтение, счет. И, наверное, благодаря ему я первый класс окончил отлично. Как-то, помню, перец с ним красный чистили. Я сам вызвался помогать. Дедушка предупреждал: «Рома, не надо. А то узнаешь, что такое красный перец». Но я в итоге напросился. А было лето — жара, потеешь страшно. Ну, вот я чистил перец и лицо вытирал, а частицы еще и в воздухе витают. И в итоге оказалось, что у меня все тело горит пламенем. Банку сметаны вымазали на меня. Еще был случай: нам разрешили пасти коз. Я до этого наблюдал, как дед пасет. Козы его знали и далеко не отходили: он выйдет, стульчик поставит, а они рядом пасутся. У нас же разбежались по всей округе — одного козленка до ночи потом ловили. Конечно, с нас потом строго дедушка спросил, что мы за пастухи. Как-то с друзьями я поссорился сильно, дедушка даже разбираться не стал, кто прав, кто виноват. А меня в угол поставил и не выпускал на улицу, чтобы я подумал, стоит ли вообще ссориться.

В этом и было воспитание во многом строгого, даже сурового человека, деда Василия: обжегся — понял, что горячо; взялся за дело — неси ответственность; дружишь - умей дорожить дружбой. Вроде бы простые вещи, но из них, в итоге, и состоит наука жизни.

— А бабушка у нас была очень религиозная. Она всегда рано поднималась, около 5 утра, и я, когда у них был, не мог видеть, молится она или нет, — рассказывает отец Роман. — Но по вечерам — всегда с молитвой. Неподалеку от их хутора есть город Абинск, там меня крестили, в Покровской церкви. Само крещение помню смутно, мне лет 6 всего было, это, наверное, 1989 год. Когда после него я приехал домой, сразу всем сказал, что буду батюшкой. Как это все связано — я сам не знаю. Помню очень хорошего батюшку в этой церкви, который заводил меня в алтарь, а я толком и креститься не умел еще. Тогда он взял мою руку и сам меня перекрестил.

Во время первой Чеченской кампании Покровскую церковь в Абинске взорвали — подложили взрывчатку под панихидный стол. Времена были неспокойные, а Кавказ совсем рядом. Храм восстанавливали всем миром. Алексей Нещерет работал там каменщиком, а будущий священник Роман Нещерет — помощником: где раствор поднести, где инструменты подать.

Ответа на вопрос, как так вышло, что в семье красноармейца родилось целое поколение священников, в семье Нещеретов нет. Говорят: Господь так управил, сам привел к храму. Иначе зачем нужна дорога, если она не ведет к храму?

Василий Иванович умер осенью 2007 года, ему был 81 год. Его жена Антонина Федоровна в этом году отметит 95-летний юбилей среди внуков и правнуков.