Общество

Родители-миллионеры здоровой девочки, живущей 5 лет в больнице, уже приготовили ей место на кладбище

«Комсомолка» попыталась выяснить, какие силы стоят за историей маленькой Саши, ставшей узницей больничной палаты в элитной клинике
Перинатальный медицинский центр «Мать и дитя». Элитная клиника для состоятельных пациентов. Здесь вот уже почти 6 лет живет Саша. Фото: facebook.com/mospmc

Перинатальный медицинский центр «Мать и дитя». Элитная клиника для состоятельных пациентов. Здесь вот уже почти 6 лет живет Саша. Фото: facebook.com/mospmc

Как такое могло случиться, что практически у всех на виду ребенок превращался в маугли?

КНИГА И ЖИЗНЬ: ЦВЕТЫ НА ЧЕРДАКЕ

История девочки Саши (имя изменено) стала шоком для многих. И для меня, хотя за 20 лет работы журналистом я много печальных детских судеб повидала. Но это ужасающая по степени цинизма ситуация.

Все, как ожившие кадры из страшного романа «Цветы на чердаке» американской писательницы Вирджинии Эндрюс.

Схожесть литературного и реального сценария поражает. Четверо детей. Богатая и религиозная семья.

В книге дети родились от союза сводных брата и сестры. Влиятельный дед категорически не принял внуков - «исчадия ада». Мать и бабушка спрятали их на чердаке роскошного дома, где дети и жили долгие годы. Каждый день им приносили еду и обещали, что вот дед умрет и тогда их выпустят. Но дед умер, мать давно занялась своей личной жизнью, живя в роскоши и праздных утехах. А бабка решила просто отравить собственных внуков. Хотите узнать, чем закончилась история из романа, почитайте.

В реальной истории наших дней чердаком девочки Саши стала больничная палата роскошного медицинского центра. Две кровати, два стула, тумбочки и шкаф. Родители исправно платили за услуги клиники около 1 000 000 рублей в месяц.

Плюс зарплату круглосуточным, сменяющим друг друга няням (около 150 000 каждой). И первые 5 лет такая ситуация всех как будто устраивала.

Про детей из книжки не знал никто, а про Сашу очень многие. Как минимум сотрудники и дирекция клиники, нянечки, родственники семьи, служители церкви - к Саше регулярно наведывался батюшка. В январе 2019-го, после того как девочку со странной судьбой обнаружили сотрудники фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», о Саше узнало еще больше людей - уполномоченные по правам детей, прокуратура, Следственный комитет, органы опеки и попечительства. Но ничего не менялось… Пока все не просочилось в СМИ.

В реальной истории наших дней чердаком девочки Саши стала больничная палата роскошного медицинского центра. Фото: youtube.com

В реальной истории наших дней чердаком девочки Саши стала больничная палата роскошного медицинского центра. Фото: youtube.com

Семья:

НАШЛИ МЕСТО НА КЛАДБИЩЕ ДЛЯ ЖИВОЙ ДОЧКИ

Саша четвертый ребенок в семье 44-летней Татьяны Максимовой и 48-летнего Юрия Зинкина (есть еще три мальчика, старшему из которых сейчас около 16 лет). Они обеспеченные люди, всех своих детей рожали в перинатальном медицинском центре «Мать и дитя» (ПМЦ). И Сашу тоже. Роды начались раньше срока в марте 2014-го и до начала лета того же года девочка была в реанимации. Врачи спасли ей жизнь и благополучно выписали домой. На этом приятная часть истории заканчивается.

Буквально через пару дней Максимова вернулась в клинику, сказала, что девочка задыхается и она очень боится за ее жизнь. Попросила госпитализировать, но сама не легла, все-таки дома еще трое детей, вместо себя оформила няню. Были основания для госпитализации или нет, но девочку в ПМЦ приняли. Больше она за пределы клиники никогда не выходила.

- Вся семья и близкие первые пару лет были уверены, что девочка смертельно больна и не может без круглосуточной медицинской помощи, - рассказала «КП» знакомая бабушки (и у Максимовой, и у Зинкина живы родители). - Ребенка они никому не показывали, всем говорили, что она вот-вот умрет. Насколько я знаю, к похоронам все были готовы в любую минуту, даже место на кладбище уже присмотрели. Татьяна сама свято верит в это. Мне кажется, что ее врачи этого центра поначалу так накрутили или она в интернете начиталась. Она так убедительно говорит, оперируя медицинскими терминами. Утверждает, что ребенок, рожденный на 23-й неделе (по ее подсчетам, именно на этом сроке Саша и родилась), не может быть нормальным. Что у нее не развиты внутренние органы, нет части головного мозга и еще чего-то там.

- А почему врачам она не верит?

- Она никому не верит, только всяким старцам, пророкам, игуменьям. Все время ездит к ним за советом. Последние годы Таня вообще мало с кем общается.

Со слов сотрудников медцентра известно, что дедушка со стороны матери регулярно навещает внучку. Родители Юрия в этой истории тоже есть. Они впервые пришли навестить Сашу, когда ей было примерно 2 года. Но Юрий и Татьяна резко обрубили все обсуждения. «Ребенок болен, ему лучше в больнице. Не лезьте не в свое дело. Точка». Они и не лезли.

Сами родители в палате у дочки появлялись очень редко. Отец не приходил годами, при этом не забывая оплачивать счета. Мать - один-два раза в месяц. На последний день рождения к ребенку пришел только дедушка.

- Бабушки и дедушки не раз говорили, что готовы забрать внучку, - рассказывает руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. - Но для этого им пришлось бы вступить в открытый конфликт со своими влиятельными и сильными детьми.

- Они зависят от Зинкина и Максимовой финансово?

- Насколько я знаю, нет. Если только в психологическом плане, может, боятся их.

Юрий Зинкин прописан в одной из высоток на Новом Арбате. Но там вообще не появляется. Правда, все счета за «коммуналку» оплачиваются вовремя. Род его занятий неизвестен. Есть сведения из открытых источников. Выпускник Финансовой академии при правительстве РФ, в 90-е вместе с товарищами организовал ООО. Сначала занимались турбизнесом, но потом нашли более прибыльное дело - перевод денег за границу. «Отмывание преступных средств», по версии следствия. На Зинкина и его сотоварищей завели уголовное дело по особо тяжкой статье УК РФ (210, ч. 1) - «организация преступного сообщества». В 2005-м он получил 7 лет колонии строгого режима. Сколько отсидел, неизвестно, в 2009-м (по данным базы «СПАРК») уже числился директором нового ООО.

Татьяна с сыновьями живет в «Триумф Паласе» на Соколе. Огромная высотка, три поста охраны. Зинкина здесь с ними нет, люди, хорошо знакомые с историей девочки, утверждают, что они уже давно вместе не живут.

- Честно говоря, поведение сыновей тоже странное. Я видел их только мельком, - рассказывает «КП» еще один источник, один из тех людей, кто был на медицинских комиссиях, обследовавших Сашу в 2019-м. - Они выглядят как-то отстраненно от внешнего мира. В школу не ходят, учатся дома. Разговаривать и даже здороваться с кем-либо посторонним им категорически запрещено, как я поняла. Мать тщательно следит за их здоровьем, каждый год им МРТ делают.

Религия:

СТОЯТ У АЛТАРЯ, НИ С КЕМ НЕ ОБЩАЮТСЯ

Все, кому довелось общаться с Максимовой, отмечают, что она очень набожная. Про дочь она всем говорит: «На все промысел Божий».

Регулярно ее с сыновьями видят на службе в двух столичных храмах - Покровском женском монастыре, где хранятся мощи святой Матроны Московской, и в храме Живоначальной Троицы на «Алексеевской».

- На службы и причастия приезжают. Стоят в первых рядах у алтаря. Потом уезжают, мало с кем общаются. Жертвуют много на храм, у нас сейчас реконструкция. Мальчики тоже всегда с ней, - рассказала работница церковной лавки. - Приличная семья.

Это максимум, что удалось узнать.

Мама Саши Татьяна Максимова (в кожаных штанах) общается с врачами, которые в очередной раз пытаются убедить ее в том, что дочь абсолютно здорова. Фото: youtube.com

Мама Саши Татьяна Максимова (в кожаных штанах) общается с врачами, которые в очередной раз пытаются убедить ее в том, что дочь абсолютно здорова. Фото: youtube.com

Общество:

НИКТО НЕ СМОГ УГОВОрИТЬ РОДИТЕЛЕЙ ЗАБРАТЬ РЕБЕНКА

Родители могут сходить с ума как угодно. Они живые люди. Они даже имеют юридическое право отказаться от своего ребенка. Но ведь существуют правовые нормы и институты по охране прав детей.

В Семейном кодексе РФ прописано, что право на жизнь в семье - главное и основное право ребенка (статья 54). И если родители его не могут реализовать, то это ложится на плечи государства. Но никак не медклиники или врачей, которые фактически заменили Саше семью.

- В обычной российской больнице, если ребенка не забирают родители, что происходит? Вызывают полицию, они приезжают с инспектором, забирают ребенка как оставшегося без попечения родителей, - говорит адвокат Мари Давтян. - Потом иск о лишении родительских прав.

В клинике «Мать и дитя» пять лет ничего не происходило. Живет себе Саша и живет. Пусть они ее очень любили и воспринимали как родную (все врачи в многочисленных комментариях журналистам говорят, что Саша им как член семьи). Но девочка в заточении. Ни разу не видела парк, не купалась в реке. Ребенок теряет социальные навыки. Она даже не знает, что на дорогу выходить опасно, машина собьет. А еще ей скоро в школу. Понятно, что бесконечно жить в больнице она не может.

- Тут такая ловушка оказалась для перинатального центра, которую они никак не могли разрешить, - говорит источник, близкий к делу. - Так получилось, что сразу ребенка не забрали, родители убедили каким-то образом подержать девочку в больнице. Месяц она живет, два, три, год… В какой-то момент руководство стало беспокоиться. Они же не сообщили о брошенной девочке сразу. Был шанс уговорить родителей забрать малышку. Но те ни в какую.

Директор медцентра «Мать и дитя» Марк Курцер рассказывал журналистам, что предлагали семье организовать реанимобиль в круглосуточном режиме под окнами их дома и что угодно. Бесполезно. Юридически клиника подстраховалась и перевела девочку из отделения для новорожденных в отделение детей старшего возраста.

Из официальных сообщений пресс-службы клиники:

«Действительно, после рождения по медицинским показаниям ребенку оказывался комплекс реанимационных, диагностических, лечебных и реабилитационных процедур, требующих длительного пребывания в условиях стационара... В настоящее время здоровью ребенка ничего не угрожает. Несмотря на неоднократные обращения к родителям с просьбами забрать ребенка... родители категорически настаивали на необходимости продолжения стационарного наблюдения, как они утверждали, в интересах ребенка. В январе 2019 года...руководство Перинатального медицинского центра обратилось в органы опеки и попечительства с просьбой разрешить ситуацию в установленном порядке».

Дальше подробно расписано, куда обращался медцентр. Их юристы даже ходили в районный Гагаринский суд, который предписал родителям забрать ребенка (нонсенс, а не решение, таких никто никогда раньше не встречал). А потом - к судебным приставам...

Вот что рассказал «Комсомолке» непосредственный очевидец событий генерал-майор юстиции, экс-помощник главы СК РФ Игорь Комиссаров. С сентября он ушел в отставку, но тогда еще был на посту.

- О том, что этот ребенок 5 лет находится в клинике, я узнал в начале года от Елены Альшанской (руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». - Ред.). О ситуации я сразу информировал соответствующие подразделения центрального аппарата СК и ГСУ СК России по Москве. Изучив сложившуюся ситуацию, они возбудили дела по двум статьям УК (127 УК РФ - «незаконное лишение свободы», 156 УК РФ - «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». - Ред.). Но прокуратура отменила постановления о возбуждении уголовного дела (оно было заведено на неопределенных лиц, и под уголовное преследование в итоге могли попасть не только родители Саши. - Ред.). Но в тот период о ситуации с девочкой знали и органы опеки и попечительства, и уполномоченные по правам ребенка, сотрудники прокуратуры. Была и медицинская комиссия, которая не увидела необходимости и дальше оставлять девочку в медучреждении.

Из всех комментариев уполномоченных лиц можно сделать вывод, что все это время они пытались уговорить родителей забрать дочь (официальная версия - ждали, пока родители выполнят решения Гагаринского суда).

- Но никто не смог, - говорит наш источник. - Отец не в состоянии повлиять на собственную жену, хотя мог заставить всех вокруг делать то, что ему нужно. И сам тоже не забирал. А Татьяна, явно несчастная и не совсем здоровая женщина, вбившая себе в голову смертельные болезни, свела с ума всех.

По факту реальные юридические действия начались только после общественного резонанса. Уже в спешном порядке подан иск в суд об ограничении родительских прав.

Елена Альшанская у себя на страничке в Фейсбуке написала, что боится за свою жизнь, попросила помощи в организации ей охраны: «Пишут, что история с 5-летней пленницей клиники «Мать и дитя» нанесла сильный удар по теневому банкиру Юрию Зинкину... Идет поиск заказчика атаки... Если со мной что-то случится, всем известно имя заказчика заранее. Кстати, никто из вас не связан с охранными фирмами?»

Игорь Комиссаров уже отошел от дел.

- Говорят, что вы уволились из-за этой истории?

- У меня нет объективных оснований связывать свое увольнение с моим контролем за ходом и результатами расследования какого-либо из конкретных уголовных дел. В тот период у меня на контроле таких случаев было даже не 2 и не 10, гораздо больше. Контроль за расследованием уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, выявление причин и обстоятельств уже предполагает возможное противодействие и негативные итоги такого противодействия. Но у каждого приличного человека есть выбор, как поступить в той или иной ситуации. И я свой выбор давно сделал.

История продолжается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

О правах ребенка вспомнили через 5 лет: на родителей девочки из перинатального центра органы опеки подали в суд

Отца и мать маленькой «узницы больницы» могут лишить родительских прав

Что будет дальше с 5-летней Сашей, которая ничего кроме больницы не видела, не известно. Для нее стены палаты — родной дом, а самые близкие люди — врачи и няни. В любом случае, недолго ей осталось жить в перинатальном медицинском центре «Мать и дитя». Неравнодушные уже предложили скинуться на зарплату няни, чтобы хоть на какое-то время она оставалась рядом с 5-летней Сашей и помогла ей адаптироваться в новом для нее мире. (подробности)

ЕЩЕ

Родители 5-летней «узницы больницы» год назад избежали уголовного преследования

Экс-помощник главы СК РФ Игорь Комиссаров объяснил, где были правоохранительные органы и почему не возбуждалось уголовное дело

Генерал-майор юстиции, экс-помощник главы СК РФ Игорь Комиссаров один из тех людей, кто еще в январе 2019-го пытался помочь девочке, запертой собственными родителями в стенах частной клиники «Мать и дитя». В интервью «Комсомолке» он объяснил, где были правоохранительные органы и почему не возбуждалось уголовное дело. И что таких историй по всей России на самом деле сотни. (подробности)