Звезды

«А в этом простенке висела «Мадонна» да Винчи»: Как живут потомки дворян Бенуа

Шедевр кисти Леонардо провел в семье архитекторов и художников примерно век, прежде чем украсил коллекцию Эрмитажа
Иностранные коллекционеры и музеи предлагали огромные деньги, но шедевр решили оставить в России.

Иностранные коллекционеры и музеи предлагали огромные деньги, но шедевр решили оставить в России.

Фото: Олег ЗОЛОТО

В этом году семья Бенуа, которая на слуху у каждого, отмечает 225-летие в России. Сегодня знаменитый род насчитывает около 300 человек. Их предки – известные архитекторы и художники, артисты и музыканты. Прекрасные живописцы, актеры и исполнители и они сами. Какие тайны хранит знаменитый род? Спросили у прапраправнучки первого дворянина в генеалогическом древе Анастасии Мурзиной-Бенуа.

«АРХИТЕКТОР» ТОРТОВ

225 лет назад в Россию перебрался Луи Жюль Бенуа – сын деревенского учителя и искусный повар, служивший у герцога Монморанси, двоюродного брата Людовика XVI. Еще во Франции кулинар прославился гигантскими тортами величиной с комнату, которые были не просто грандиозным лакомством, но и театральным представлением: из тортов вылетали птицы и выходили артисты. За вкусные шедевры Луи Жуля метко прозвали «архитектором».

Анастасия Олеговна – прапрапраправнучка искусного кондитера из Франции.

Анастасия Олеговна – прапрапраправнучка искусного кондитера из Франции.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Но революция заставила кондитера покинуть родную Францию. В 1794-ом он в составе делегации прусского посла прибыл в Россию – и вскоре стал шеф-поваром при императорском дворе. Супругой кулинара стала немка, дочь медника Анна Катарина Гроппе. У четы было 18 детей, из которых выжило 11. Мальчиков крестили в католицизм, как отца, девочек – лютеранство, как маму.

НАСТАВНИК ГЛИНКИ

Самым известным сыном французского кондитера стал Николай Бенуа – главный архитектор Петергофа и руководитель перестройки Мариинского театра до его современного вида. Заслуги его столь велики, что даже День архитектора в России и по сей день отмечают в день его рождения, 1 июля. За заслуги перед Отечеством Николай Бенуа получает дворянский титул, а у рода появляется герб, объединяющий французскую лилию, колонну как символ архитектуры и крылья, подобные крыльям императорского орла, как символ архитектора Высочайшего двора.

Герб Бенуа объединяет французскую лилию, колонну и крылья.

Герб Бенуа объединяет французскую лилию, колонну и крылья.

Фото: Олег ЗОЛОТО

По роду службы Бенуа много работал с другим известным архитектором – автором нынешнего Михайловского театра в Петербурге и Большого театра в Москве Альбертом Кавосом. Дочь Кавоса Камилла стала супругой Николая. Так семья Бенуа обрела единственный аристократический корень.

Знаменит был не только отец, но и дедушка Камиллы. Композитор Катарино Камилло Кавос покинул палаццо в Венеции и, как и Луи Жуль, покинул Родину в конце XVIII века, когда она потеряла независимость. В России музыкант становится во главе русской оперы: итальянцу поручают развить русские сюжеты в русском музыкальном театре.

Как сконструирован домашний концертный зал, известно одному Бенуа. Но соседи на шум не жалуются.

Как сконструирован домашний концертный зал, известно одному Бенуа. Но соседи на шум не жалуются.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Иностранец пишет множество опер и балетов. В том числе и шлягер того времени «Днепровская русалка» (первоначальный вариант оперы написан композитором Кауэром, второй – Давыдовым, третий – совместно Давыдовым и Кавосом. – Прим. ред.). Над набившей оскомину оперой подтрунивает даже Пушкин: Дуня, которая наливает чай Ленскому, «пищит» главную арию Русалки «Приди в чертог ко мне златой!».

Из-под пера Кавоса вышел и первый «Иван Сусанин», со счастливым концом. Одноименная опера Глинки увидела свет лишь спустя 16 лет, и дирижировал премьерой – кто бы вы думали? – Кавос.

ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ БЕНУА

Самый известный сын Николая Бенуа – Александр, основатель и главный идеолог объединения «Мир искусства», предвосхитившего изобразительное искусство XX века. Это его сын – главный художник театра Ла Скала – поспособствовал созданию во Фрейлинском корпусе в Петергофе, построенного дедушкой, музея Бенуа.

Портрет Леонтия Бенуа кисти Николая Харитонова.

Портрет Леонтия Бенуа кисти Николая Харитонова.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Но не менее талантлив, на архитектурном поприще, был и другой сын Николя Бенуа – Леонтий. Великокняжеская усыпальница в Петропавловке, фойе Эрмитажного театра, корпус Бенуа Русского музея, Государственная Капелла – это лишь некоторые работы Леонтия Николаевича.

– Корпус Бенуа Леонтий Николаевич проектировал в этой квартире: его мастерская располагалась в дворовом флигеле. А остатки старого паркета из Эрмитажного театра он уложил на сцену нашего домашнего концертного зала, прежним рисунок этого паркета остается и сейчас, – рассказывает праправнучка архитектора Анастасия Мурзина-Бенуа.

О работе Леонтия Николаевича над фойе Эрмитажного театра до сих пор напоминает паркет на домашней сцене.

О работе Леонтия Николаевича над фойе Эрмитажного театра до сих пор напоминает паркет на домашней сцене.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Последние 10 лет квартира архитектора в Петербурге, в доме №20 по 3-й линии Васильевского острова, открыта для всех желающих: половина комнат – живой интерактивный музей, половина, за дверью «staff only», – жилые. Здесь располагаются потомки Леонтия Николаевича.

– Этот дом мой прапрадедушка возвел для себя и своей семьи в 1898 году, остальные комнаты сдавались внаем, – рассказывает Анастасия. – Здесь же Леонтий Николаевич умер в 1928 году, отпевали его в соборе на Ковенском переулке, который он же сам и построил.

Последние 10 лет квартира Бенуа функционирует и как музей.

Последние 10 лет квартира Бенуа функционирует и как музей.

Фото: Олег ЗОЛОТО

После революции квартира Бенуа стали коммуналкой. Но спасло то, что почти всю ее заселили многочисленными родственниками. Соседи к наследию знаменитого рода тоже относились бережно. В их числе были мастер аутентичных инструментов Феликс Равдоникас, поэт и писатель Анри Волохонский. После распада СССР потомки Бенуа вернули квартиру к прежнему состоянию.

Камины сохранились, но, увы, топить их перестали.

Камины сохранились, но, увы, топить их перестали.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Музей-квартира Бенуа – это «соединение прошлого и настоящего». В экспозиции – и подлинные работы Леонтия Николаевича, его мебель и вещи, и творения его потомков, вплоть до современных. В домашнем концертном зале – как он построен, известно одному Бенуа, но соседей не тревожат даже выступления хоров – играют и классику, и джаз, и этно. В домашнем «фонде» – и картины Зинаиды Серебряковой, и снимки британского актера, обладателя «Оскара» сэра Питера Устинова (оба – потомки Николая Бенуа).

В домашней коллекции есть и работы Зинаиды Серебряковой: знаменитая художница тоже из рода Бенуа.

В домашней коллекции есть и работы Зинаиды Серебряковой: знаменитая художница тоже из рода Бенуа.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Сохранились камины, лепнины, окна и двери с венецианскими стеклами. Сохранился даже подоконник, на котором в блокаду рубили дрова. Не реставрируют его принципиально, в память о погибших в войну предках.

– Мой прадед, Владимир Фролов (его мозаики украшают Спас на Крови, Исаакиевский собор, мавзолей) умер в этой комнате 3 февраля 1942-го, – рассказывает Анастасия Бенуа. – Перед смертью он успел доделать мозаики для метро «Новокузнецкая» и «Автозаводская» в Москве, и сейчас они украшают эти станции. Таков был военный подвиг человека, умирающего от голода.

Сохранились окна с венецианскими стеклами и даже подоконник, на котором в блокаду рубили дрова.

Сохранились окна с венецианскими стеклами и даже подоконник, на котором в блокаду рубили дрова.

Фото: Олег ЗОЛОТО

А рядом с блокадным окном, в простенке, где сейчас проходит водопроводная труба, когда-то висела… «Мадонна» Леонардо да Винчи.

УЧИТЕЛЬ РИСОВАНИЯ

«Мадонну с цветком» – одну из двух работ Леонардо, которая хранится в Эрмитаже, – в семью Бенуа принесла Мария Сапожникова, супруга Леонтия Николаевича: бесценное полотно стало ее приданным. Дочь богатого астраханского купца, Мария росла в окружении подлинных предметов искусства. В домашней галерее Сапожниковых был не только да Винчи, но и Мурильо, и Гвидо Рени.

Дочь богатого астраханского купца, Мария Сапожникова росла в окружении подлинных предметов искусства.

Дочь богатого астраханского купца, Мария Сапожникова росла в окружении подлинных предметов искусства.

Фото: Олег ЗОЛОТО (архив)

– Отец и дядя Марии, братья Сапожниковы, владели астраханскими рыбными промыслами, имели соляные и винные откупы, у них были свое пароходство, а также сопутствующие производства – мукомольное, кожевенное. Только в штате у купцов Сапожниковых трудилось 11 тысяч человек, – рассказывает Анастасия. – Сапожниковы торговали с Европой и Америкой, выигрывали международные промышленные выставки. А еще они были меценатами и покровителями искусства.

В мастерской стоит подлинный стол Леонтия Николаевича. Теперь на нем работают его потомки.

В мастерской стоит подлинный стол Леонтия Николаевича. Теперь на нем работают его потомки.

Фото: Олег ЗОЛОТО

По легенде, прадед Марии Сапожниковой купил «Мадонну» у итальянских циркачей, приехавших в Астрахань. На самом же деле картину приобрел в 1820 году ее дед: Александр Петрович был человеком просвещенным и даже походил на Байрона, в своем особняке на Английской набережной, 66 он принимал Пушкина, Александра Дюма, декабристов. «Мадонна» из собрания генерала Алексея Корсакова обошлась Сапожникову в пять тысяч рублей. Холст кисти Леонардо провел в семье Сапожниковых-Бенуа примерно век.

«Мадонна с цветком», она же «Мадонна Бенуа». Фото: Общественное достояние

«Мадонна с цветком», она же «Мадонна Бенуа». Фото: Общественное достояние

В учителя по рисованию для детей Сапожниковых выписывали лучших художников. Отца Марии учил живописи Тарас Шевченко, а ее педагогом – и вскоре супругом – стал Леонтий Бенуа.

– Свадьбу сыграли по православному обычаю в 1880 году, венчались в церкви святой Екатерины на Кадетской линии, – отмечает Анастасия. – Леонтий Николаевич остался католиком, но подписал соглашение, что их дети будут православными. С этого момента началась история православия в нашей семье.

Леонтий Николаевич (пятый во втором ряду) с супругой (третья в первом) в окружении родных.

Леонтий Николаевич (пятый во втором ряду) с супругой (третья в первом) в окружении родных.

Фото: Олег ЗОЛОТО

В 1917-ом грянула революция, в 1921-ом Леонтия Бенуа арестовали и на полгода заключили в тюрьму на Шпалерной. Но еще в 1914-ом архитектор, беспокоясь за судьбу «Мадонны», решил передать ее в Эрмитаж.

– Иностранные коллекционеры и музеи предлагали огромные деньги, но шедевр решили продать в Эрмитаж за символические 150 тысяч рублей, которые музей выплачивал по частям, – подчеркивает праправнучка. – Леонтий Николаевич решил, что картина должна остаться в России: в нем не было ни капли русской крови, но он считал себя русским.

Музей-квартира Бенуа – это «соединение прошлого и настоящего».

Музей-квартира Бенуа – это «соединение прошлого и настоящего».

Фото: Олег ЗОЛОТО

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Прадеды пенсионерки из Петербурга дружили с Пушкиным и Колчаком и продавали Аляску

– Мои племянники – моряки. Мои братья – моряки. Мой папа – моряк. Мой дед – моряк. И так далее, – рассказывает 67-летняя петербурженка Наталия Климова. – Все наши мужчины – адмиралы, вице-адмиралы, контр-адмиралы. Ну, или хотя бы капитаны первого ранга.

В родословной Наталии Антоновны, как минимум, девять морских династий. Среди них – Керны и Кроуны, Бутаковы и Римские-Корсаковы. А в жилах самой Климовой течет кровь брата Алексея Пещурова, того самого, который подписал протокол о продаже Аляски Америке (подробности)

В гостях у доктора Кипарского: 100 лет назад врач единственным определил, что у Александра III родится внук

Петербурженка Антонина Николаевна Кипарская живет в коммуналке на Кирочной улице «всего лишь 60 с небольшим лет». Но эти стены помнят историю семьи за последний век. В роду Кипарских были и героический военный хирург, и известный петербургский доктор, принимавший членов императорской семьи, и финский академик-лингвист. Семья прошла через блокаду, через многолетнюю разлуку. А напоминают обо всем этом многочисленные артефакты (подробности)

Пенсионерка превратила свою квартиру в Петербурге в популярный музей

Живет ли петербургская пенсионерка Екатерина Юхнева в музее или превратила в музей свое жилище, мы до конца так и не поняли. Но если это музей, то точно не пыльный и не закостенелый. А сама Екатерина Даниловна – его главный экспонат (подробности)