2018-06-05T14:36:45+03:00

Рязанский министр здравоохранения: Часто вызывают скорую по незначительным поводам, а в это время другому реально требуется спасение жизни

В интервью «КП» Андрей Прилуцкий рассказал, какие выводы сделал, поработав фельдшером на скорой
Поделиться:
Комментарии: comments2
Андрей Прилуцкий отправился на вызовы вместе с бригадой скорой.Андрей Прилуцкий отправился на вызовы вместе с бригадой скорой.
Изменить размер текста:

20 мая некоторые рязанцы, которым потребовалась скорая помощь, сами того не зная, принимали в гостях министра здравоохранения Рязанской области Андрея Прилуцкого. Впервые руководитель регионального минздрава присоединился к работе бригады и лично помогал спасать рязанцев. «Комсомолка» встретилась с Андреем Александровичем, чтобы выяснить, какие проблемы он увидел изнутри и как намерен их решать.

КУРСЫ ДЛЯ ДИСПЕТЧЕРОВ, КОНФЛИКТОЛОГИЯ ДЛЯ ФЕЛЬДШЕРОВ

– Андрей Александрович, подобный опыт впервые применяется в регионе. С чем было связано решение отправиться со скорой?

– За последнее время значительно возросла нагрузка на станцию скорой медицинской помощи, и губернатор Николай Любимов дал поручение выяснить, с чем это связано. Мы приняли решение посмотреть работу всех служб станции скорой помощи: диспетчерской, врачей, фельдшеров, водителей... Также необходимо было увидеть работу приемных покоев, дежурных врачей. Чтобы не смущать пациентов, я надел форму и вошел в состав бригады. В выездах принимал участие и главврач станции скорой помощи Сергей Леонченко. Никому, кроме самой бригады, не сообщали, кто работает на вызове.

– В роли кого вы выступали в бригаде?

– Я был фельдшером, до врача не допустили (смеется). Кстати, на неотложные вызовы, порой, не требуется врач. Приезжает фельдшер и решает, нужна ли помощь врача. Было интересно обсуждать симптоматику пациентов и вспомнить свои врачебные будни (Андрей Александрович более 20 лет проработал хирургом – Ред.).

– На какие вызовы вы выезжали лично с бригадой скорой?

– Мы выезжали на четыре вызова, из них три были неотложными. На экстренном вызове мы оказывали помощь мужчине с подозрением на нарушение мозгового кровообращения. Другая пациентка, студентка, полторы недели терпела боли, но не обращалась к врачам. А в воскресенье уже пришлось вызывать скорую. Так и возрастает нагрузка на скорую помощь. Необходимо улучшить профилактическую работу с пациентами.

Приведу пример. Два года назад мы готовились к эпидемии гриппа: укомплектовали первичное звено, подключили студентов, ординаторов. В выходные вдвое увеличили число дежурных врачей. А пациентов нет – они все дома ждут скорой помощи. Было 1000 вызовов при норме 300–400 в сутки. Потребительское отношение людей к скорой помощи – общероссийская проблема. Некоторые вызывают скорую по незначительным поводам, в том числе, чтобы съездить на перевязку, за рецептами. Страшно то, что в это время другому реально требуется спасение жизни. Здравоохранение – это сфера, где к решению проблем надо подходить комплексно.

– С какими жалобами на здоровье, в основном, звонят в 03?

– Участились случаи, когда люди обращаются с невысокой температурой, например 37,2 градуса, длительными болями в суставах, ангиной, т.е. по тем неотложным поводам, с которыми надо обращаться к терапевту. Мы усилили участковую службу – она укомплектована более чем на 90 %. И наша задача донести до людей, чтобы в легких случаях сначала обращались к участковому, а не в скорую.

– Насколько необычно для вас было погрузиться в работу рядовых медиков?

– Подобная работа проводится постоянно. Представители правительства тоже инкогнито выезжают в медорганизации, смотрят и сообщают нам о проблемах. В минздраве мы уже два года по выходным выезжаем в поликлиники Рязани и области. Смотрим, как ведется прием пациентов, следим за очередями в регистратуре. Без представления разговариваем с пациентами, чтобы выяснить слабые места поликлиники. Такие выезды дают ценный опыт.

– Какие проблемы вы увидели, погрузившись в работу скорой?

– Такие поездки дают очень многое: мы убедились, где наши «узкие» места. В ближайшее время мы проведем курсы для диспетчеров на базе рязанского медуниверситета. В первую очередь, им необходимо научиться правильно определять очередность вызовов. Важно понимать, какой вызов относится к экстренной помощи, а какой – к неотложной. От этого зависит оказание своевременной качественной медицинской помощи. Например, если диспетчер услышал жалобу на головную боль, он должен задать ряд уточняющих вопросов, ведь у человека могут быть признаки инсульта. Мы увидели, что

75 % вызовов являются неотложными, то есть не требуют экстренного оказания помощи. Наша задача – переложить максимально возможное число таких вызовов на отделения неотложной помощи поликлиник.

– Уровень врачей и фельдшеров не требует корректировки?

– Линейная бригада № 18, с которой я ездил, отличается высоким профессионализмом, умением общаться с пациентами. В этом плане они мне понравились. С фельдшерами и врачами непрерывно практикуется проведение обучающих семинаров, в том числе по конфликтологии. Пациенты часто встречаются раздражительные, а потому врачам надо быть более стрессоустойчивыми.

«ВОЗМОЖНО, ПОВЫШЕНИЕ ЗАРПЛАТЫ ВОДИТЕЛЕЙ БУДЕТ»

– Как вы можете охарактеризовать состояние автомобилей скорой помощи? Есть ли необходимое оборудование для диагностики и лечения?

– Автопарк у нас обновлен более чем наполовину. Это новые хорошие автомобили, оснащенные всем необходимым. При дальнейших поступлениях средств мы будем доукомплектовывать автопарк.

– Недавно водители скорой поднимали вопрос о повышении зарплаты. Будет ли индексация?

– Этот вопрос мы будем обсуждать на уровне регионального правительства, возможность повышения зарплаты водителей будет рассматриваться. Хотя их зарплата и сейчас на хорошем уровне, в сравнении с зарплатой в других регионах, – мы пятые в ЦФО по этому показателю. Зарплаты врачей и фельдшеров тоже на достаточном уровне.

– Скорая должна доехать к пациенту на экстренный вызов за 20 минут. Реально ли это в наших дорожных условиях?

– У нас высокий показатель приезда за 20 минут, потому как машины не обязательно едут со станции, а собирают вызовы по пути, когда освобождаются. В моем случае, мы выехали со станции и не вернулись, пока не проехали все 4 вызова. После одного вызова машина не возвращается на базу, а едет дальше по другим вызовам. Машина курсирует по городу, поэтому и оперативность высокая. Надо напомнить, что 20 минут отчисляется с момента передачи вызова диспетчером бригаде.

– В Рязани нередки случаи неуважения к автомобилю скорой: водители не пропускают авто с сиреной, блокируют проезд. Как реагировали на дорогах на вас?

– Мы ездили в вечернее время, когда город был разгружен. Но я разговаривал с водителем своей бригады, и он отметил, что сейчас случаев неуважительного поведения в отношении едущих на вызов или с вызовов бригад стало меньше. Нам помогает профилактическая работа, которая ведется в СМИ. Люди понимают, что пропуская машину, они кому–то помогают, что на том же месте может оказаться их родственник. Хочу отметить профессионализм водителей скорой, которые в сантиметре проезжают от припаркованных во дворах машин. Автолюбители, паркуя машины на ночь, не должны забывать, что возможен форс–мажор, и нужно будет проехать спецтехнике. В нашем случае мы проезжали там, где пожарная бы не смогла. Также затрудняет работу водителей плохая нумерация на домах – некоторые адреса мы долго искали.

Министр посетил диспетчерскую и сделал выводы.

Министр посетил диспетчерскую и сделал выводы.

«РАНЬШЕ БАБУШКИ ОБЩАЛИСЬ НА ЛАВОЧКАХ У ДОМОВ, А СЕЙЧАС – В БОЛЬНИЦАХ»

– У некоторых рязанцев возникают вопросы к бригадам «скорой», которые, не надевая бахил и не вымыв руки, прямиком идут к пациенту. Кто прав в этом случае?

– Ни врач, ни фельдшер не обязан надевать бахилы или разуваться. Люди должны понимать, что к ним спешит медицинская бригада для оказания экстренной медицинской помощи. На мой взгляд, некорректно обращать внимание на такие детали. А если им придется нести носилки, как им обуваться с пациентом на руках? Что касается чистых рук, у каждой бригады есть одноразовые салфетки и спреи для дезинфекции. Люди просто не замечают, как врачи обрабатывают руки по пути к пациенту. К тому же при манипуляциях надевают одноразовые перчатки. Вот почему врачи сейчас не идут в ванную, как раньше.

– Очереди в поликлиниках волнуют рязанцев не менее вопросов к скорой…

– Я лично посещаю поликлиники и опрашиваю людей, ожидающих у кабинета. Оказалось, что очереди порой создаются искусственно. Пациенты приходят за час и более до указанного на талоне времени. Cтаршее поколение приходит пообщаться. Раньше бабушки общались на лавочках у домов, а сейчас – в больницах.

– Какие меры вы предпринимаете для сокращения очередей?

– Нам помогает внедрение в поликлиниках системы бережливого производства. Мы подключаем к этому проекту городские поликлиники, поликлинику при ОКБ, кожвен–диспансер.

– Еще один наболевший вопрос – о нехватке узких специалистов. Как вы намерены решать эту проблему?

– Всегда была проблема с узкими специалистами. Выпускники вузов не стремятся попасть на работу в поликлинику – это считается непрестижным. Все хотят в стационар, и больницы укомплектованы неврологами, лорами, урологами, акушерами… Эту проблему можно решить только переосмыслением отношения пациентов. Во всех развитых странах на прием к узкому специалисту можно попасть только через терапевта. Только он может определить, нужен ли больному окулист, хирург, лор… В 10–й и 2–й поликлинике применяют такой подход, но людям не нравится, хотя очереди уменьшаются вполовину. Вероятно, надо просто пережить эту ситуацию, переубедить людей, что именно так положено.

– Каков будет результат вашей рабочей поездки?

– По итогам поездки я буду докладывать губернатору: о сделанных выводах и плане мероприятий, которые мы проведем для решения проблем.

– Еще планируете выезжать со скорой?

– Обязательно поеду, чтобы проверить результаты.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Елизавета СТЕБЛЕВСКАЯ, фельдшер:

– Я работаю и на рязанской, и на подмосковной станциях скорой помощи, и вижу отличия. Рязанские диспетчеры принимают все вызовы подряд, например, с температурой 37 градусов или болью в руке, а в Москве такие жалобы передают неотложке. Проблема еще в том, что многие просто не могут объяснить, что у них болит. Зимой у нас на скорую ложится большая нагрузка, порой, бригад не хватает. Но и в Подмосковье тоже есть такая проблема. Также есть проблема перевозок – скорую иногда вызывают как такси. А к врачам и фельдшерам относятся как к грузчикам, а не как к медработнику. Если нужно перенести пациента тяжелее 90 кг, нам помогает МЧС. В целом, с приходом нового главврача мы стали работать по московским стандартам.

 
Читайте также