2017-02-05T09:39:49+03:00

Дорога за три дня и чистый асфальт зимой – как работали коммунальщики Рязани во времена СССР

«Комсомолка» выясняла принципы управления городским хозяйством 40 лет назад
Поделиться:
Комментарии: comments2
Сложилось так, что ближе к пенсии Василий Сидоренко вынужден был стать дворником. О чем ничуть не жалеет, говорит: «На той работе я здоровье только терял, а здесь ­ приобрел немерено!»Сложилось так, что ближе к пенсии Василий Сидоренко вынужден был стать дворником. О чем ничуть не жалеет, говорит: «На той работе я здоровье только терял, а здесь ­ приобрел немерено!»Фото: Екатерина СМБАТЯН
Изменить размер текста:

Чистая проезжая часть, вылизанные до асфальта тротуары и внутридворовые дороги – такой когда-то была Рязань даже в самые снежные зимы. Но обо всем этом большинство нынешних горожан знает лишь по рассказам старожилов. Меся снежную чачу ногами, молодежь слушает, удивляется, а порой и не верит: «Что, прямо весь город и до асфальта? Как это?»… Сегодня мы расскажем, как именно.

Современная горадминистрация ежедневно публикует отчеты о том, сколько снега вывезли из Рязани за ночь. При этом чиновники указывают, на каких именно улицах муниципальные коммунальщики убрали снег. Перечень этот, прямо скажем, небольшой. В нем пять­шесть центральных улиц вроде Ленина, Радищева и т. д. – в первую очередь убираются около горадминистрации и правительства области. Максимум раз в неделю в сообщениях проскакивает Московское шоссе, чуть чаще – Первомайка.

Спальным районам везет меньше. В отчетах они появляются через день, и указана, как правило, какая-то одна улица: Новоселов, Островского, Интернациональная, Зубковой и т. п. Каждая из перечисленных улиц в сводке за последний месяц упоминалась… по одному разу.

А теперь перенесемся в начало 80­-х годов и «проедемся» по Рязани. Поможет нам в этом Василий Сидоренко – человек, который много лет проработал в горкоме, курируя коммунальное хозяйство Рязани, а с 1980 по 1987 год и вовсе был начальником Управления городского коммунального хозяйства. Слушаем и диву даемся…

Сплошной центр

– От снега всегда очищали всю центральную часть города, по которой было движение общественного транспорта, ­ вспоминает Василий Васильевич.

– То есть как? Получается, что центральными считались все дороги с общественным транспортом? И Черновицкую постоянно чистили? ­ недоумеваю я.

– А как же! Она же центральная!

Оказывается, в начале 80-­х начальник городского хозяйства Рязани был уверен, что центральные улицы города – это: Интернациональная, Островского, Куйбышевское и Касимовское шоссе… Список огромен, и в нем из десятков нынешних улиц с общественным транспортом нет только тех, которых в те годы в принципе не существовало ­ не построили еще. Как же успевали все убирать?

Нехватка «золотых ручек»

Технически уборка снега с дорог должна выглядеть так: сначала по проезжей части идет грейдер, сдвигающий снег в один вал. Следом движется снегопогрузчик – агрегат, который лопастями забирает этот снег и далее по транспортеру перебрасывает его в медленно едущий рядом грузовик.

Когда кузов самосвала заполняется, снегопогрузчик должен остановиться: в этот момент наполненный снегом грузовик отъезжает, а под транспортер встает пустой самосвал. И снова вперед.

В результате работа идет бесперебойно – десятки грузовиков, как челноки, всю ночь ездят от снегопогрузчика до свалки на окраине города, там сбрасывают свою ношу и пустыми возвращаются за следующей порцией.

– Во время моей работы у нас было девять снегопогрузчиков. При сильных снегопадах их не хватало, но у крупных предприятий, типа заводов ЗИЛ или Теплоприбор, были свои такие машины, и в случае необходимости они выходили на улицы, – говорит Василий Сидоренко. – Сейчас не знаю, есть ли в Рязани снегопогрузчики – давно не видел. Новая техника есть, но это фактически экскаваторы, а не снегопогрузчики. Они неповоротливые, но главная проблема – это лишняя трата времени: одним ковшом кузов заполняют минут за сорок минимум. «Золотые ручки», так мы называли снегопогрузчики, засыпали кузов снегом за пять, ну от силы за десять минут.

Насчет того, что снегопогрузчиков в городе нет, Василий Васильевич просто не в курсе. Они есть и выходят на улицы ночью: сейчас в Дирекции благоустройства города таких агрегатов шесть. И это все. Ни о какой поддержке со стороны заводов­-гигантов речи не идет – предприятий такого масштаба­то уже нет.

А город со времен 40-­летней давности, мягко говоря, разросся. К примеру, Дашково-­Песочня тогда только развивалась – дальше нынешнего кинотеатра «Октябрь» почти ничего и не было… Но вернемся на землю. И посчитаем.

Ненужные хлопоты

Один отечественный снегопогрузчик сейчас стоит около 3 млн рублей. Деньги немаленькие, но сколько уже потрачено из­-за того, что этой техники не хватает? Точной суммы нам никто не назовет, одно ясно точно – средства из бюджета каждую зиму уходят огромные. Давайте прикинем, сколько примерно.

Приведу пример того, как ночью убирается центр Рязани за неимением на участке снегопогрузчика: снег, сдвинутый грейдером к обочине, двое­-трое рабочих собирают обыкновенными лопатами и закидывают в ковш трактора. Когда ковш полон, его опрокидывают в грузовик, дежурящий поблизости. Таким образом, по словам самих водителей самосвалов, кузов заполняется за 40-­50 минут. Что полностью подтверждает слова Василия Сидоренко.

Теперь посчитаем число людей: трое с лопатами, плюс два водителя (трактора и грузовика). Итого – пять человек примерно 45 минут тратят на то, чтобы заполнить один кузов снегом. И всем пятерым за это время нужно заплатить зарплату. Со снегопогрузчиком за то же время можно было бы заполнить 6­-7 кузовов, заплатив за работу лишь двум водителям.

Не забываем и про топливо для техники – она хоть эти 45 минут и стоит, или двигается медленно, но горючее все же ест. Если примерно подсчитать деньги на топливо и зарплату, получается, что город ежегодно тратит сотни тысяч рублей на такой допотопный способ уборки снега. А один снегопогрузчик, напомню, стоит порядка трех миллионов. Потратив эту сумму, можно было бы окупить один агрегат за несколько лет, при этом убрав в 6­-7 раз больше снега. Но это в теории. Что есть на практике – мы наблюдаем ежедневно. Почему же 40 лет назад теория с практикой в этом вопросе не расходилась?

Две­-три ошибки, и ты больше не начальник

– Порядок был такой: за каждым предприятием была закреплена прилегающая к нему территория – отрезки улиц и дорог. Так весь город был разделен, свободных участков не оставалось, ­ продолжает рассказ Василий Сидоренко. – Взять любой завод: у каждого были свои машины для уборки территории и для лета, и для зимы. И руководитель этого предприятия нес персональную ответственность за уборку.

– И что, убирали как шелковые? – спрашиваю я.

– Именно так и убирали. Потому что самым большим наказанием был выговор руководителю предприятия. Один­два выговора, а после третьего – ты уже не руководитель. Поэтому все и шевелились.

Проводить здесь аналогию с современными руководителями просто рука не поднимается – сравнивать эти две системы мироустройства не имеет смысла. Это просто разные планеты.

Наказ важнее должности

Кстати, так же разнятся и обитатели этих планет. Представьте нынешнего чиновника, хотя бы его спину. Представили этот знак вопроса? А теперь смотрим на Василия Сидоренко, решившего пожаловаться на саму Надежду Чумакову, бывшую на тот момент его непосредственным начальником.

– Я что мне было делать? Дорогу строить надо, а дело не двигается! – удивляется моей в десятый раз упавшей челюсти Василий Васильевич.

Поясню: как представитель исполнительной власти и одновременно депутат, Василий Сидоренко получил наказ от избирателей – соединить дорогой Борки и город так, чтобы в половодье этот район не превращался в остров. То есть нужно было построить незатопляемую дорогу.

Задача непростая, но решаемая. И для ее выполнения нужен земснаряд – машина, которая, двигаясь по дну водоема, вымывает со дна песок и перебрасывает его на нужный участок, делая насыпь. Северную Окружную Рязани так и строили (в том числе поэтому и есть у нас карьер).

Как раз в то время возводили насыпь для Окружной, и заместитель Чумаковой наотрез отказывался снимать машину с этого объекта и перекидывать на Борки. Василий Сидоренко обращался к Надежде Николаевне, но та ответила коротко: «Решайте сами». Сидоренко снова пробовал продавить «свою» просьбу, но земснаряд так и не получил. Плюнул и попросил аудиенции у руководителя горкома партии ­ то есть у партийного руководителя самой Надежды Чумаковой.

– Он меня так и не принял. Они как­то с Чумаковой этот вопрос выяснили между собой, – говорит Василий Васильевич и тут же с гордостью добавляет – Но очень скоро земснаряд был уже на месте -­ за три дня дорогу насыпали!

Хоть бы раз увидеть такой блеск в глазах у нынешнего городского чиновника. Хоть бы раз…

КСТАТИ

На балансе Дирекции благоустройства Рязани сейчас шесть снегопогрузчиков. Один из них приобрели пару лет назад, остальные пять работают еще с советских времен и чувствуют себя соответствующе. По оценкам специалистов для нормальной уборки улиц Рязани необходимо 16 таких машин, причем работающих исправно.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Коммунальщики называют снегопогрузчики «золотые ручки». Почему? Представьте себе эту машину – каждый хоть раз видел такой агрегат: лопастями хап­-хап-­хап…. и дорога чистая. Есть, кстати, еще одно название, появившееся относительно недавно, – «прапорщик».

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «ЖКХ Рязани»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных