Общество

Экоцид в Кыргызстане: Кто и как торгует дарами природы

В открытом обращении к президенту, премьеру и депутатам парламента кыргызстанцы просят остановить уничтожение природы и наказать тех, кто превратил бесценные природные богатства страны в товар
Активисты ждут реакции властей на петицию против охоты на диких животных и вырубки лесов - под ней подписались более полутысячи человек.

Активисты ждут реакции властей на петицию против охоты на диких животных и вырубки лесов - под ней подписались более полутысячи человек.

Фото: Гульнура ДЖЕКШЕМБАЕВА

ШАГ ЗА ШАГОМ ДО ТОЧКИ НЕВОЗВРАТА

Незадолго до нового года группа активистов - ученые, экологи и журналисты - обратились с петицией к руководству страны, потребовав реформировать природоохранную систему Кыргызстана и рассмотреть факты грубейшего нарушения законов, после чего гипотетически должно наступить наказание виновных. В том числе бывших и действующих чиновников-коррупционеров, развернувших торговлю роскошными рогами краснокнижных животных и дорогими породами древесины. В распоряжении фотографа Владислава Ушакова - целая подборка фото и видеоматериалов, подтверждающих, например, факты варварской вырубки хвойных лесов. О резком сокращении численности горных баранов и козлов из-за бесконтрольного отстрела и об угрозе вымирания не только этой популяции краснокнижников, но и пятнистого жителя высокогорья - снежного барса, для которого копытные - основная пища, предупреждает известный эколог, профессор Эмиль Шукуров.

Все это - иллюстрации, видеоролики, комментарии экспертов - лежат в открытом доступе, в частности, на официальной страничке ЭКОстан в Фейсбуке, где защитники природы призывают публиковать любые примеры бездумного уничтожения природных ресурсов для того, чтобы, осуществляя общественный контроль, пресекать беспредел. И, конечно, при желании компетентные органы, депутаты, чиновники могли бы эти факты изучить и попытаться вникнуть в масштабы бедствия. По оценке экспертов, через 7-10 лет лысеющий Кыргызстан потеряет бОльшую часть своей растительности и сейчас находится в опасной близости от точки невозврата - когда после планомерного и точечного уничтожения уникальные экосистемы республики уже не смогут восстановиться. А экоцид, между тем, продолжается. Пока активисты ждут ответа, а в идеале - конкретных действий от власти, в барскаунском, джети-огузском ущельях, в лесах Кичи-Кемина и где-то высоко в горах разрезают воздух пронзительный гул бензопилы и выстрелы.

ТОПИТЬ ЭНДЕМИКОМ ПЕЧЬ - ВСЕ РАВНО ЧТО ДОЛЛАРЫ ЖЕЧЬ

- Типичная уловка - подрубы. У здоровых деревьев неоднократно портится кора, дерево медленно погибает, истекает смолой и через год-два начинает сохнуть, что делает его пригодным для санитарной вырубки. Этим как раз занимаются те, кто следит за состоянием леса, явно не отдыхающие и не туристы. В какое ущелье ни заезжаешь, всюду можно наткнуться на следы подрубов и свежих спилов, абсолютно здоровые стволы, приготовленные для спуска, укатанные дорожки, по которым волочат спиленные деревья. Рубят и березу, и лиственницу, и сосны, и ореховый кап, - за кадром звучит голос Владислава Ушакова. Картинка более чем красноречива. Съемки свежие - 7 января этого года в ущелье Джети-Огуз.

В первых числах февраля с задокументированными свидетельствами варварского отношения человека к природе активисты выступили на пресс-конференции - чтобы привлечь к проблеме внимание властей.

- В Кыргызстане не осталось нетронутых территорий. В законодательстве прописано уголовное наказание за незаконную вырубку арчи, которой совсем немного, и ореха - его почти нет, но за спил хвойных деревьев - только штрафы. А ведь рубят и вывозят машинами в основном Тянь-шаньскую ель. Причем если раньше рубили с оглядкой, под покровом ночи, сейчас не стесняются и ничего не боятся, - рассказывает Ушаков. - На местах пытаются оправдаться: «А что вы хотели? Бедным крестьянам печки нечем топить!». Бог с вами! Топить эндемиком печь - все равно что доллары жечь. Или сносят молодые здоровые деревья под видом санитарной вырубки. Та же Тянь-шаньская ель растет 500 лет, а под топор идут столетние исполины - на стройку коттеджа очередному толстосуму или облицовку для парилки.

На молодых здоровых деревьях делают подрубы, из-за чего крона начинает сохнуть - это повод для того, чтобы сделать на могучем стволе красную метку.

На молодых здоровых деревьях делают подрубы, из-за чего крона начинает сохнуть - это повод для того, чтобы сделать на могучем стволе красную метку.

Фото: Влад УШАКОВ

Из-за хищнического использования на грани исчезновения оказался некогда великолепный цветущий оазис - ореховый лес в Арсланбобе. Не смогли знаменитые орехово-плодовые леса, пережившие ледниковый период, преодолеть другую напасть - человека.

- Идет процесс полной деградации. Если б хозяйственную деятельность ограничили раньше, экосистема восстановилась бы. Сейчас этого уже недостаточно, нарушена структура, исчезли некоторые виды деревьев, - с сожалением констатирует профессор Шукуров. - Один из признаков здорового орехового леса - это смородина. Без нее лес погибает. В Арсланбобе смородины больше нет. Ягодные кустарники уничтожили пасущиеся там коровы.

Хищническая эксплуатация пастбищ, по словам эколога, другая, не менее серьезная проблема. Стада овец разбили сочные изумрудные джайлоо в пыль. Владельцам отар стало тесно. Да так, что уже замахнулись… на заповедники.

Поляна пней открывается перед глазами путешественников. И такая печальная картина - во многих знаменитых ущельях.

Поляна пней открывается перед глазами путешественников. И такая печальная картина - во многих знаменитых ущельях.

Фото: Влад УШАКОВ

- В позапрошлом году под видом заботы о народе в парламенте едва не протащили закон, предлагающий разрешить выпас скота и сбор лекарственных трав в буферной зоне государственных природных заповедников. Причем один из инициаторов этих поправок по образованию - лесник, - недоумевает Эмиль Джапарович. - Естественных экосистем на нашей территории осталось меньше 20 процентов из положенных 60. А это значит, что мы уже приблизились к критической отметке. Не нужно уничтожать все на корню - достаточно довести до такого состояния, когда, лишившись важных звеньев, экосистема погибнет сама.

Пилят лес, не стесняясь, и под покровом ночи, и средь белого дня.

Пилят лес, не стесняясь, и под покровом ночи, и средь белого дня.

Фото: Влад УШАКОВ

«ИЗ-ЗА ЕЛЕЙ ХЛОПОЧУТ ДВУСТВОЛКИ…»

С дикими животными ситуация не лучше.

Несколько лет назад в Сары-Челекском государственном биосферном заповеднике браконьер - родственник богатых и влиятельных людей - убил последнего медведя. В январе прошлого года в Иссык-Кульской области охотник застрелил снежного барса. За убийство зверей обоих стрелков наказали штрафом.

Известно, далеко не бедные люди из числа местных и иностранных туристов лезут в высокогорье Кыргызстана ради убийственной забавы и за дорогим сердцу охотничьим трофеем.

Ежегодно на отстрел Марко Поло, занесенного в Международную Красную книгу, Госагентство по охране окружающей среды и лесного хозяйства выдает 70 лицензий. Официально стоимость одного разрешения - 6,5 тысяч долларов (450 тыс. сомов). По неофициальным данным, $20-25 тыс. Стоит ли говорить о том, какого жирного барыша лишатся охотфирмы, запрети депутаты на законодательном уровне отстрел горных баранов и козлов? Аргументы чиновников, выступающих против моратория на отстрел, вызывают сомнения. Дескать, бюджет лишится дополнительного источника доходов. Но сколько на самом деле прибыли от валютной охоты попадает в госказну (и вообще, попадает ли что-то), неизвестно. Большая часть уплаченных денег, пишут на бумаге, идет на мониторинг, охрану и воспроизводство объектов животного мира. Дичь какая. Давать добро на убийство, чтобы потом тратить заработанные на кровавом бизнесе доллары на восстановление и охрану редеющей популяции. Да и тратят ли…

В природоохранном ведомстве уверяют, что наказание за незаконный отстрел животных ужесточилось - помимо назначения внушительных штрафов против браконьеров возбуждают уголовные дела. За 2016 год осудили 12 человек. Правда, сроки они получили условные.

В природоохранном ведомстве уверяют, что наказание за незаконный отстрел животных ужесточилось - помимо назначения внушительных штрафов против браконьеров возбуждают уголовные дела. За 2016 год осудили 12 человек. Правда, сроки они получили условные.

Фото: Влад УШАКОВ

- То, что сегодня происходит, иначе как экоцидом не назовешь, - уверены активисты. - Одной рукой подписываем документ о сохранении снежного барса, другой убиваем архаров, причем молодняк. В каждой естественной экосистеме есть ядро, состоящее из тех видов, без которых она существовать не сможет. В высокогорье верхний трофический уровень занимает снежный леопард, причем размножающиеся его популяции, которых в Кыргызстане по пальцам пересчитать. Исчезнут последние - развалится все.

НАШЛИ ВИНОВАТЫХ

Модное сегодня слово - экоцид (буквально, убийство природы) зазвучало в Кыргызстане впервые при обсуждении поправок в Конституцию. Тогда же высоко в горах нашли главного виновника загрязнения и уничтожения экологии - золоторудный комбинат.

- Я поддерживаю поправки в Конституцию по экоциду, но неправильно, что статья касается только горнодобывающего предприятия, ее нужно расширить, чтобы чиновники, которые нанесли вред экологии за 25 лет существования независимого Кыргызстана, были наказаны, чтобы уголовные дела доводили до конца, а не футболили из одного ведомства в другое, - говорит активист Ушаков. - Сколько за последние 10-15 лет спилил деревьев, отстрелил или поспособствовал выдаче незаконных лицензий на отстрел краснокнижных животных «Кумтор», чтобы удостоиться звания главного врага природы? Воздействие на окружающую среду оказывает любое промышленное предприятие, вопрос в другом - соблюдаются ли нормы при производстве. А еще есть животный и растительный мир. Флора и фауна, которые нужно оберегать. По сути, это природоохранное ведомство, выступившее автором изменений в Конституцию с выборочным подходом, является главным нарушителем.

В Департаменте по рациональному использованию природных ресурсов, между тем, уверяют, что «на уровне государства проводится огромная работа по защите и сохранению природы».

- Но здесь требуется активное вмешательство со стороны общественности. Государство принимает много законов, однако без активного содействия общества больших результатов не добиться. Люди должны сообщать о таких преступлениях, если стали свидетелями или что-то слышали, - заявил журналистам директор департамента Алмаз Мусаев.

Какое удачное совпадение! Ведь это как раз то, к чему призывают активисты. Обычно, когда двое смотрят в одном направлении, все получается. Конечно, если кто-то один не лукавит.