Общество

Ровно год, как начался суд по «Хромой лошади»: Когда Заку и еще восьми обвиняемым вынесут приговор?

26 сентября было 96-е заседание

Ровно год назад в Перми начался громкий процесс по делу о страшном пожаре в ночном клубе «Хромая лошадь», который случился 5 декабря 2009 года. Пожар, начавшийся из-за запущенного в клубе фейерверка в честь 8-летия «Лошади», длился всего три минуты. Он унес жизни 156 человек, 80 получили страшные травмы и ожоги. Многие навсегда остались инвалидами. Две женщины до сих пор в крайне тяжелом состоянии. Ирина Пекарская, деньги на лечение которой собирали всем миром, сейчас в немецкой клинике. Ирина Банникова - дома, за ней ухаживают мама и муж. У обеих пострадавших сильно поврежден мозг - они прикованы к постели, не ходят, не разговаривают…

За полгода, что длилось следствие, вскрылось огромное количество случаев беспредельной коррупции, вседозволенности и налоговых преступлений. Клуба «Хромая лошадь», который много лет был одним из самых популярных заведений города, по документам вообще не существовало в природе. Без всяких разрешений владельцы сделали перепланировку, забаррикадировав окна и запасной выход. Официанты, бармены работали без трудовых книжек. В «Лошади» процветала «черная бухгалтерия»: все деньги шли мимо кассы, огромные суммы забирал себе совладелец клуба Анатолий Зак, который теперь упорно доказывает на суде, что в заведении он был только инвестором, а непосредственно к работе клуба никакого отношения не имел… Но на суде сотрудники клуба утверждают: он вел себя как хозяин. Никогда не платил за еду и выпивку, бесплатно проводил друзей и имел собственный столик.

На скамью подсудимых сели бывший глава Госпожнадзора края Владимир Мухутдинов и двое его подчиненных - Наталья Прокопьева и Дмитрий Росляков. Кроме того, менеджеры клуба - Анатолий Зак, Светлана Ефремова и Олег Феткулов, пиротехники, отец и сын, - Сергей и Игорь Дербеневы.

Сейчас в СИЗО остался один Зак. Почти все заседания он дремлет на лавке или обменивается записками с адвокатом. Иногда выступает с опровержениями - когда потерпевшие говорят, что он хозяйничал в заведении. Все остальные обвиняемые добились освобождения под подписку о невыезде и денежный залог. Гособвинение не возражало: смысла держать их под стражей нет, все доказательства их причастности к событиям страшной ночи следствием уже собраны. Мухутдинов на процессах постоянно что-то записывает в большую амбарную книгу, Дербенев-старший - в карманный компьютер.

Есть еще один обвиняемый - коммерческий директор клуба Константин Мрыхин по кличке Костыль. После трагедии его допросили и отпустили. Бизнесмен тут же махнул в Барселону. В июне этого года его экстрадировали в Россию. Сейчас он под стражей в Москве, там с ним работают следователи. Дело в отношении Мрыхина выделено в отдельное производство. Это означает, что когда Генпрокуратура утвердит обвинительное заключение, его перевезут в Пермь и будут судить отдельно.

Итак, прошел год с начала громкого судебный процесса. В первые недели и даже месяцы в суд приходила масса народа - сами потерпевшие, их адвокаты, журналисты. Потом ажиотаж схлынул. Теперь народу на заседаниях мало - обвиняемые и их адвокаты, трое - четверо потерпевших, которых допрашивают в этот день.

К этому моменту в суде зачитали 115 томов уголовного дела (всего их 125). Допросили чуть более 300 потерпевших (пострадавшие на пожаре и родственники погибших), осталось допросить около 70. Прошло полтора года с момента трагедии, но родственники до сих пор не могут сдержать слез, вспоминая о том, как погибли их родные.

Слева направо: 26 сентября. На заседании присутсвуют обвиняемые Олег Феткулов, Сергей Дербенев, Дмитрий Росляков, Владимир Мухутдинов и Игорь Дербенев (что-то записывает, опершись на подоконник).

Слева направо: 26 сентября. На заседании присутсвуют обвиняемые Олег Феткулов, Сергей Дербенев, Дмитрий Росляков, Владимир Мухутдинов и Игорь Дербенев (что-то записывает, опершись на подоконник).

Фото: Алексей ЖУРАВЛЕВ

Только начали допрашивать свидетелей - их около 300 человек: пожарные, таксисты, работники клуба, которых не было в ночь пожара, коллеги обвиняемых.

На днях, например, допросили инженера-техника, который ровно за месяц до трагедии приходил в клуб проверять, как работают система пожаротушения и сигнализация. На суде он утверждал, что все приборы были исправны.

- Приборы должны были среагировать на дым? Ведь в ту ночь было столько посетителей, многие курили, - спрашивали на суде.

- Да, в клубе стояли тепловые и дымовые датчики.

- Почему, по утверждению очевидцев, сигнализация не сработала?

- У меня есть только одно объяснение: ее отключили. В принципе, сделать это мог кто угодно.

Судебный процесс тянется крайне медленно - за год состоялось всего 96 заседаний. Причин этому много.

Первая - это непрекращающиеся болезни подсудимых. Только Заку за год сделали две операции, каждый раз суд откладывали на месяц. Родился ребенок у пожарного инспектора Натальи Прокопьевой - тоже месяц простоя. Периодически болеют и другие подсудимые. У кого что - простуды, нервы, давление...

Бывает, что не является кто-нибудь из адвокатов. Иногда защитники опаздывают и их ждет целый зал народа или присылают записку, что заняты в другом процессе. Когда это вошло в систему, судья запретил защите ходить в другие суды.

Сколько еще будет тянуться этот процесс?

- Когда суд только начинался, надеялись выйти на приговор уже к весне - лету 2011 года, - говорит гособвинитель Дмитрий Тупицын. - Но, по моим представлениям, на рассмотрение дела нам понадобится еще время - меньше года. Следующий этап - изучение вещдоков, кадров видеосъемок. А еще нужно допросить самих обвиняемых и свидетелей с их стороны…

- Многие беспокоятся, что обвиняемые отделаются условными сроками…

- Действительно, статьи, по которым проходят подсудимые, предусматривают от условных наказаний до реальных длительных сроков заключения. Однако гособвинение намерено требовать строгого наказания всем, кого признают виновными.

Напомним: Заку, Феткулову, Ефремовой и Мрыхину грозит до 10 лет тюрьмы, Мухутдинову, Прокопьевой и Рослякову - до 7, пиротехникам Дербеневым - до 5.

…Как 26 сентября нам сказали в городской администрации, сейчас заканчивается разработка проектно-сметной документации памятника жертвам пожара в «Хромой лошади». Его планируют установить в сквере Уральских Добровольцев ко второй годовщине трагедии - 5 декабря 2011 года. Напомним, это будет часовня, стилизованная под беседку. Как подчеркнули чиновники, причин думать, что к этой дате памятник не установят, у них нет.