Общество

Применение соды в народном хозяйстве, заколдованное место, Довбень и Правда, почетный профессор и перемена мест слагаемых

Обозреватель kp.ru Максим Соколов подводит итоги минувшей недели
Пострадало от оптимизации российское антидопинговое агентство. Был уволен глава агентства Ю. А. Ганус, в его деятельности обнаружились сильные материальные злоупотребления. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Пострадало от оптимизации российское антидопинговое агентство. Был уволен глава агентства Ю. А. Ганус, в его деятельности обнаружились сильные материальные злоупотребления. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Одной из отечественных скреп, казавшейся неподвластной времени, а также и рыночной экономике, была питьевая сода. Менялись генсеки, а затем и президенты, наша страна враждовала с Америкой, затем пробовала дружить, затем снова враждовала, оставив официальный атеизм обратилась к сияющей истине Православия – а сода Стерлитамакского завода в неизменной картонной упаковке с желто-красно-оранжевой каймой по-прежнему использовалась россиянами, как и при царе Горохе.

В кондитерских целях – как разрыхлитель теста, а также в санитарно-гигиенических. В популярной во времена дружбы народов СССР лирической комедии "Я, бабушка, Илико и Илларион" главный герой, отрок Зурико на вопрос учителя, каково применение соды в народном хозяйстве, отвечал: "Дядя Илларион пьет соду с похмелья". Давно не стало СССР и дружбы с Грузией, но граждане по-прежнему следовали примеру дяди Иллариона.

Однако, все не вечно. Движимые алчностью башкирские эффективные менеджеры сумели разбавить долю госсобственности в содовой корпорации до ничтожной величины, на их негоции обратил внимание Следственный комитет, пошли дрязги, да ябеды, теперь эта музыка будет вечной, а о тех, кто страждет с похмелья, никто и не подумал.

Пострадало от оптимизации и российское антидопинговое агентство (РУСАДА). Был уволен глава агентства Ю. А. Ганус, в его деятельности обнаружились сильные материальные злоупотребления, после чего единогласным решением учредителей его отстранили от руководства РУСАДА.

Г. М. Родченков, возглавлявший в 2005-2015 гг. Антидопинговый центр, а после бежавший в США и в борьбе за правду смело разоблачивший допинговую империю Путина, также – еще в 2011 г. – подвергался сильным подозрениям в разных делах с анаболическими стероидами. Вероятно, антидопинговая контора – проклятое место. Какого кристального старца ни назначь, в борьбе за правду обязательно проворуется.

Та же борьба довела до цугундера и челябинского секретаря партии "За правду!" тов. Довбня. Собираясь баллотироваться в местное заксобрание, он указал на свой диплом о высшем образовании с номером, не значащимся в реестре. Теперь в связи с подлогом правдиста ждут неприятности.

А ведь куда легче было, когда бы тов. Довбень баллотировался от партии с менее обязывающим названием. Например, "За радость!", "За сладость!", "За свежесть!". В случае радости и сладости мелкий подлог простителен – с кем не случается. В случае же с правдой выходит чрезмерный диссонанс.

Общественность призвала разжаловать А. Г. Лукашенко из почетных профессоров, в каковом звании он пребывает с 1996 г.: "Мы, сотрудники, учащиеся, выпускники Московского университета считаем, что репрессивная политика Александра Лукашенко несовместима со званием почетного профессора Московского университета".

Совместима или несовместима – университетскому начальству раньше надо было думать. Сейчас спешно разжаловать Лукашенко из профессоров было бы неприличной суетой.

При этом почетный профессор совсем не обязательно должен быть патентованным демократом и либералом. Никто так не называл и не называет Н. А. Назарбаева или отца и сына Алиевых. Правили железной рукой. Но умели вести себя с политесом.

Лучше бы произвели в почетные профессоры МГУ маститого литератора Чхартишвили-Акунина, изобретшего важное ноу-хау. Анонсируя свое новое сочинение "Мiр и война", литератор сообщил: "У меня вышел новый роман. Страшный. Разница с почти одноименным романом Толстого в том, что у него сначала вышел бумажный вариант, а у меня — электронный и аудио".

Есть опасение, что разница с эпопеей гр. Л. Н. Толстого не только в этом, но и еще кое в чем. Тем не менее Г. Ш. Чхартишвили открыл новый литературный прием – перемену мест слагаемых. Ждем романа из жизни бумеров и зумеров "Дети и отцы", рассказ из сельской жизни "Калиныч и Хорь", а также фантасмагорию "Маргарита и Мастер".