Общество

В Самаре бабушка сдала дочь в психбольницу, чтобы воспитывать внучку самой

Сейчас родители ребенка пытаются «отвоевать» ребенка через суд
С января 2018 года ребенок почти все время живет у бабушки

С января 2018 года ребенок почти все время живет у бабушки

Фото: Иван ПРОХОРОВ

Марина и Вячеслав 10 лет были вместе, потом развелись, но отношения сохранили теплыми и дружескими, дочку Галину воспитывали сообща. В январе 2018 года Марина и Галя вдруг перестали отвечать на звонки, потом то появлялись в поле зрения, то вновь пропадали. В итоге выяснилось: Марину ее же родители сдали в психбольницу и оформили ей инвалидность. Отец девочки обратился в суд, чтобы забрать дочь к себе. Бывшая жена его в этом поддерживает.

Вячеслав: полтора года неизвестности

- Вот это Новый год в детском саду, это утренник, а это день рождения ее подруги, - телефон Вячеслава полон фотографий и видеозаписей с дочкой. Те редкие моменты, когда ему удается «прорваться» к ней, он старается запечатлеть как можно полнее. Все остальное время малышка живет со своей бабушкой и почти не видит маму и папу.

- Теща всегда была рядом, сначала мы были ей благодарны, ведь она помогала после рождения Галочки, - рассказывает мужчина. - Но потом это перешло все границы: я мог встать утром на работу и обнаружить ее на кухне: мы жили в квартире, треть которой оформлена на нее, так что она считала себя там хозяйкой. Обстановка дома стала напряженной, и через некоторое время мы с Мариной развелись.

Разойдясь, общаться не прекратили: часто созванивались, встречались, гуляли вместе. По решению суда девочку, которой на тот момент было 5 лет, оставили с мамой, но папа из ее жизни не пропадал.

В январе 2018 года вдруг пропала Марина: не отвечала на звонки, SMS-сообщения.

- Я позвонил теще, она сказала, что Марина с Галей у них, они болеют. Я регулярно звонил, чтобы узнать, как они, и она через какое-то время просто перестала брать трубку. Вячеслав показывает череду SMS: вот теща Елена Алексеевна отвечает, что все в порядке, они ложатся спать. Вот пишет, что девочки чувствуют себя хорошо. Вопросы о том, как и когда с ними можно будет поговорить, она упорно игнорирует. А потом и вовсе перестает отвечать на сообщения.

- Мне бы в полицию пойти, но я, признаюсь, смалодушничал: подумал, вдруг это Марина на что-то обиделась и не хочет со мной общаться, - признается Вячеслав.

Вместо этого он пошел к юристу: дочку-то он имеет право видеть, даже если бывшая обижена, что делать? Юрист предложил заключить с ней мировое соглашение и определить порядок общения с ребенком для обоих родителей.

- На встрече Марина мне улыбнулась и сказала: «Слав, ну зачем нам это? Никто больше не будет тебе мешать с Галочкой видеться». Я «растаял» и про всякие соглашения забыл, - говорит мужчина.

А зря. В следующий раз увидеть дочь он смог лишь через три месяца, да и то общение не продлилось долго, а потом Марина и Галя опять пропали. Он пробовал приезжать из Самары в Кинель - именно там у своих родителей жила его бывшая вместе с дочкой. Но каждый раз получал от ворот поворот.

«Непонятки» длились ровно до сентября прошлого года: Галя пошла в первый класс, и на линейке встретились почти все члены семьи: папа, мама, бабушка и малышка. На следующий день Вячеславу на мобильный позвонила Марина и рассказала, что все это время жила фактически в заключении в доме своих родителей, а теперь ее выгнали вон.

Марина: в заключении под прессингом

- В феврале 2018 года мне позвонил папа и сказал: «Срочно приезжай, маме плохо», - вспоминает Марина. - У нее были проблемы с сердцем, поэтому я забрала дочь из садика, села в машину и помчалась в Кинель. Приезжаю, а она бегает по дому, как ни в чем не бывало. Отобрала у меня документы, ключи от машины, телефон и заявила, что теперь я буду жить с ними.

Молодая женщина вспоминает: ей не позволяли ничего делать ни по дому, ни на участке («Все равно все сделаешь неправильно, потом все переделывать за тобой!»), день за днем говорили, что бывший муж отберет у нее дочь, стоит только ей вернуться в Самару. При этом за воспитанием Галины установили строгий бабушкин надзор, и именно Елена Алексеевна решала, что кушать, с чем играть и во что одевать девочку.

Нервы у Марины начали сдавать, примерно через год такой жизни она объявила голодовку, и родители отвезли ее в психбольницу на целый месяц. Там женщину пролечили, она вернулась в Кинель, чтобы через несколько месяцев вновь оказаться в той же палате лечебного учреждения.

- Друзей в Кинеле у меня не было, с работы я уволилась в конце 2017 года, у Славы просить помощи мне было как-то неудобно, - вспоминает то страшное и странное время Марина. - Тем не менее я периодически устраивала бунты, вырывалась в Самару, но каждый раз после этого вновь оказывалась в психушке.

В сентябре 2019 года Марина снова пыталась «взбунтоваться», за что поплатилась: девушка говорит, что Елена Алексеевна избила ее на глазах у ребенка, потом выкинула ее вещи в подъезд. В этот раз она обратилась за помощью к бывшему мужу, все ему рассказала. Вячеслав пытался все решить мирным путем: к переговорам с бывшей тещей привлек школьного психолога, социального педагога, но толку не было. Девочка оставалась с бабушкой в Кинеле, ее родители – в Самаре, а Марина от такого поворота дел впала в депрессию.

Каждая попытка бунта оканчивалась одинаково - девушка вновь оказывалась в больничной палате

Каждая попытка бунта оканчивалась одинаково - девушка вновь оказывалась в больничной палате

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- В мае этого года за мной приехал папа, сказал, что Галочка соскучилась, ждет меня. Конечно, я снова поехала в Кинель, и вновь попала в западню: родители опять отдали меня в психбольницу. Это была уже третья госпитализация, в этот раз я узнала, что родители уже успели оформить мне инвалидность, - с ужасом вспоминает девушка.

Вместе: верните девочке папу и маму

В мае Вячеслав подал иск в суд об определении места жительства ребенка с ним, а не с Мариной, так что ее родителям пришлось «предъявить» дочь в суд, как только ее в очередной раз выписали из психбольницы.

- Я предложил ей поговорить, теща пыталась этому помешать, но Марина подтвердила приставам, которые прибежали на крики, что хочет пообщаться со мной наедине, - рассказывает Вячеслав. - Так мы выяснили, что в общем-то хотим одного и того же - забрать дочь у дедушки с бабушкой.

Вячеслав и Марина корреспонденту «КП-Самара» свою историю рассказывают, сидя друг напротив друга. Между ними нет вражды, они объединены общей бедой: никто из них последние годы не был папой и мамой для Гали, причем не по своей вине.

- Я считаю, что дочь должна жить со Славой, только так мы оба сможем снова стать ей нормальными родителями, - уверенно говорит Марина.

Тем временем девочка закончила первый класс. Сейчас она продолжает жить с Еленой Алексеевной.

- Я считаю, что в данном случае бабушка злоупотребляет своим правом на общение с внучкой, – прокомментировала ситуацию адвокат Ирина Доценко, которая представляет в суде интересы Марины. – Бабушка не является законным представителем ребенка, а это значит, что если малышке, не дай бог, потребуется помощь медиков, то согласие на госпитализацию ее бабушка подписать не сможет. Она вообще не имеет права подписывать никакие документы, которые касаются этого ребенка, потому что у девочки есть папа и мама, которые родительских прав не лишены.

Корреспонденты «КП-Самара» попытались узнать позицию второй стороны по этому делу - той самой Елены Алексеевны, которая сейчас в этой истории выглядит не с лучшей стороны. На судебное заседание журналистов не пустили, потому что там оглашают персональные данные несовершеннолетней и медицинские диагнозы ее мамы.

Мы дождались окончания заседания, чтобы поговорить с бабушкой малышки, однако и женщина, и ее адвокат от комментариев отказались и позвали судебного пристава, чтобы он проводил их до машины и оградил от вопросов СМИ.

«Комсомолка» следит за развитием событий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

В Самарской области девочка отказывается идти к маме, с которой должна жить по решению суда

Женщина уверена, что во всем виноват отец, который настраивает малышку против нее (подробности)